Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 262.91 Kb

Золотая цепь

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23
   Вильям Вильямсон! На вашей вилле я выздоровел от тифа, и вы  каждый  день
читали мне газеты, когда я после кризиса не мог поднять ни головы, ни руки.
   Люк Арадан! Вы, имея  дело  с  таким  неврастеником-миллионером,  как  я,
согласились взять мой капитал  в  свое  ведение,  избавив  меня  от  деловых
мыслей, жестов, дней, часов и минут, и в три года увеличили основной капитал
в тридцать семь раз.
   Генри Токвиль! Вашему банку я обязан удачным залогом, сохранением секрета
и возвращением золотой цепи.
   Лейтенант Глаудис! Вы спасли меня на охоте, когда я висел над  пропастью,
удерживаясь сам не знаю за что.
   Георг Барк! Вы бросились за мной в воду с борта "Индианы", когда  я  упал
туда во время шторма вблизи Адена.
   Леон Дегуст! Ваш  гений  воплотил  мой  лихорадочный  бред  в  строгую  и
прекрасную конструкцию того здания, где мы сидим. Я встаю приветствовать вас
и  поднимаю  этот  бокал  за  минуту  гневного  фырканья,   с   которым   вы
первоначально  выслушали  меня,  и  высмеяли,  и  багровели  четверть  часа;
наконец, сказали: "Честное слово,  об  этом  стоит  подумать.  Но  только  я
припишу на доске у двери: архитектор Дегуст,  временно  помешавшись,  просит
здравые умы не беспокоить его месяца три".
   Смотря  в  том  направлении,  куда  глядел  Ганувер,  я  увидел   старого
безобразного человека с надменным выражением  толстого  лица  и  иронической
бровью;  выслушав,  Дегуст  грузно  поднялся,  уперся  ладонями  в  стол  и,
посмотрев вбок, сказал: - Я очень польщен.
   Выговорив эти три слова, он сел  с  видом  крайнего  облегчения.  Ганувер
засмеялся.
   - Ну, - сказал он, вынимая часы, - назначено  в  двенадцать,  теперь  без
пяти  минут  полночь.  -  Он  задумался  с  остывшей  улыбкой,   но   тотчас
встрепенулся: - Я хочу, чтобы не было на меня обиды у тех, о ком я не сказал
ничего, но вы видите, что я все хорошо помню. Итак, я помню обо всех все,  -
все встречи и разговоры; я снова пережил прошлое в вашем лице, и я так же  в
нем теперь, как и тогда. Но я  должен  еще  сказать,  что  деньги  дали  мне
возможность осуществить мою манию. Мне не объяснить вам ее в кратких словах.
Вероятно, страсть эта может  быть  названа  так:  могущество  жеста.  Еще  я
представлял себе  второй  мир,  существующий  за  стеной,  тайное  в  явном;
непоколебимость строительных громад, которой я могу играть давлением пальца.
   И, - я это понял недавно, - я  ждал,  что,  осуществив  прихоть,  ставшую
прямой потребностью, я, в глубине тайных зависимостей наших от формы,  найду
равное ее сложности содержание. Едва ли мои  забавы  ума,  имевшие,  однако,
неодолимую власть над душой, были бы осуществлены в той мере, как это сделал
по моему желанию Дегуст, если бы не обещание, данное мной... одному  лицу  -
дело относится к прошлому. Тогда мы, два нищих, сидя под крышей заброшенного
сарая, на земле, где была закопана  нами  груда  чистого  золота,  в  мечтах
своих, естественно, ограбили всю Шехерезаду. Это лицо, о судьбе которого мне
теперь ничего неизвестно, обладало живым воображением и страстью  обставлять
дворцы по своему вкусу. Должен  сознаться,  я  далеко  отставал  от  него  в
искусстве придумывать. Оно  побило  меня  такими  картинами,  что  я  был  в
восторге. Оно говорило. "Уж если мечтать, то мечтать"...
   В это время начало бить двенадцать.
   - Дигэ, - сказал Ганувер, улыбаясь  ей  с  видом  заговорщика,  -  ну-ка,
тряхните стариной Али-Бабы и его сорока разбойников!
   - Что же произойдет? - закричал любопытный голос с другого  конца  стола.
Дигэ встала, смеясь.
   - Мы вам покажем! - заявила она, и если  волновалась,  то  нельзя  ничего
было заметить. - Откровенно скажу, я сама не знаю, что произойдет. Если  дом
станет летать по воздуху, держитесь за стулья!
   - Вы помните - как?.. - сказал Ганувер Дигэ.
   - О, да. Вполне.
   Она подошла к одному из огромных канделябров, о которых я уже говорил,  и
протянула руку к его позолоченному стволу, покрытому ниспадающими  выпуклыми
полосками. Всмотревшись, чтобы не ошибиться, Дигэ нашла и отвела  вниз  одну
из этих полосок. Ее взгляд расширился, лицо слегка дрогнуло, не  удержавшись
от мгновения торжества,  блеснувшего  затаенной  чертой.  И  -  в  то  самое
мгновение, когда у меня авансом стала кружиться голова, - все осталось,  как
было, на своем месте. Еще некоторое время бил по нервам тот внутренний счет,
который ведет человек, если курок дал осечку, ожидая запоздавшего  выстрела,
затем поднялись шум и смех.
   - Снова! - закричал дон Эстебан.
   - Штраф, - сказал Орсуна.
   - Нехорошо дразнить маленьких! - заметил Галуэй.
   - Фу, как это глупо! - вскричала Дигэ, топнув ногой. - Как вы зло шутите,
Ганувер!
   По ее лицу пробежала нервная тень; она решительно  отошла,  сев  на  свое
место и кусая губы.
   Ганувер рассердился. Он вспыхнул, быстро встал и сказал: - Я не  виноват.
Наблюдение за исправностью поручено Попу.  Он  будет  призван  к  ответу.  Я
сам...
   Досадуя, как это было заметно по  его  резким  движениям,  он  подошел  к
канделябру, двинул металлический завиток и снова  отвел  его.  И,  повинуясь
этому незначительному движению, все стены залы, кругом, вдруг отделились  от
потолка пустой, светлой чертой  и,  разом  погрузясь  в  пол,  исчезли.  Это
произошло бесшумно. Я закачался. Я, вместе с сиденьем, как бы поплыл вверх.
 
 
 
   XVIII
 
   К тому времени я уже бессознательно твердил: "Молли не будет", -  испытав
душевную пустоту и трезвую горечь последнего удара часов,  вздрагивая  перед
тем от каждого восклицания, когда мне чудилось, что появились новые лица. Но
падение  стен,  причем  это  совершилось  так  безупречно  плавно,  что   не
заколебалось даже вино в стакане, - выколотило из  меня  все  чувства  одним
ужасным  ударом.  Мне  казалось,  что  зала  взметнулась  на  высоту,  среди
сказочных колоннад. Все, кто здесь был, вскрикнули;  испуг  и  неожиданность
заставили  людей  повскакать.  Казалось,  взревели  незримые  трубы;  эффект
подействовал как обвал и обернулся сиянием сказочно яркой силы, - так  резко
засияло оно.
   Чтобы изобразить зрелище, открывшееся в темпе апоплексического  удара,  я
вынужден применить свое позднейшее знание искусства  и  материала,  двинутых
Ганувером из небытия в атаку собрания. Мы были окружены  колоннадой  черного
мрамора, отраженной прозрачной глубиной зеркала, шириной не  менее  двадцати
футов и обходящего пол бывшей залы  мнимым  четырехугольным  провалом.  Ряды
колонн, по четыре в каждом ряду, были обращены флангом  к  общему  центру  и
разделены проходами одинаковой ширины по всему  их  четырехугольному  строю.
Цоколи, на которых они стояли, были высоки и массивны. Меж  колонн  сыпались
один выше другого искрящиеся водяные стебли фонтанов, - три струи на  каждый
фонтан, в падении они  имели  вид  изогнутого  пера.  Все  это,  повторенное
прозрачным отражающим низом, стояло как  одна  светлая  глубина,  выложенная
вверху и внизу взаимно опрокинутой колоннадой, Линия отражения,  находясь  в
одном уровне с полом залы  и  полами  пространств,  которые  сверкали  из-за
колонн, придавала основе зрелища видимость ковров, разостланных  в  воздухе.
За колоннами, в свете хрустальных ламп вишневого цвета, бросающих на  теплую
белизну перламутра и слоновой кости отсвет зари, стояли залы-видения.  Блеск
струился, как газ. Перламутр,  серебро,  белый  янтарь,  мрамор,  гигантские
зеркала и гобелены с бисерной глубиной в  бледном  тумане  рисунка  странных
пейзажей; мебель, прихотливее и прелестнее воздушных гирлянд в лунную  ночь,
не вызывала даже желания рассмотреть подробности. Задуманное и явленное, как
хор, действующий согласием  множества  голосов,  это  артистическое  безумие
сияло из-за черного мрамора, как утро сквозь ночь.
   Между тем  дальний  от  меня  конец  залы,  под  галереей  для  оркестра,
выказывал зрелище, где его творец сошел из поражающей красоты к удовольствию
точного и законченного впечатления. Пол  был  застлан  сплошь  бельм  мехом,
чистым, как слой первого снега. Слева сверкал камин литого серебра с  узором
из малахита, а стены, от карниза до  пола,  скрывал  плющ,  пропуская  блеск
овальных зеркал ковром темно-зеленых листьев: внизу, на  золоченой  решетке,
обходящей три стены, вился желтый узор роз. Эта комната или маленькая  зала,
с белым матовым светом  одной  люстры,  -  настоящего  жемчужного  убора  из
прозрачных шаров, свесившихся опрокинутым конусом, -  совершенно  остановила
мое внимание; я засмотрелся в ее  прекрасный  уют,  и,  обернувшись  наконец
взглянуть, нет ли еще чего сзади меня, увидел,  что  Дюрок  встал,  протянув
руку к дверям, где на черте входа остановилась девушка в белом и гибком, как
она сама, платье, с разгоревшимся, нервно спокойным лицом,  храбро  устремив
взгляд прямо вперед. Она шла, закусив губку, вся  -  ожидание.  Я  не  узнал
Молли, - так преобразилась она теперь; но тотчас схватило в  горле,  и  все,
кроме нее, пропало. Как безумный, я  закричал:  -  Смотрите,  смотрите!  Это
Молли! Она пришла! Я знал, что придет!
   Ужасен был взгляд Дюрока, которым он хватил меня,  как  жезлом.  Ганувер,
побледнев, обернулся, как на пружинах, и все, кто  был  в  зале,  немедленно
посмотрели в эту же сторону. С Молли появился Эстамп; он только взглянул  на
Ганувера и отошел. Наступила чрезвычайная тишина, -  совершенное  отсутствие
звука, и в тишине этой, оброненное или стукнутое, тонко прозвенело стекло.
   Все стояли по шею в воде события, нахлынувшего внезапно. Ганувер  подошел
к Молли, протянув руки, с забывшимся и диким  лицом.  На  него  было  больно
смотреть, -  так  вдруг  ушел  он  от  всех  к  одной,  которую  ждал.  "Что
случилось?" - прозвучал осторожный шепот. В эту минуту оркестр, мягко двинув
мелодию, дал знать, что мы прибыли в Замечательную Страну.
   Дюрок махнул рукой на балкон музыкантам с такой силой, как будто  швырнул
камнем.  Звуки  умолкли.  Ганувер  взял  приподнятую  руку  девушки  и  тихо
посмотрел ей в глаза.
   - Это вы, Молли? - сказал он, оглядываясь с улыбкой.
   - Это я, милый, я пришла, как обещала. Не грустите теперь!
   - Молли, - он хрипло вздохнул, держа руку  у  горла,  потом  притянул  ее
голову и поцеловал в волосы. - Молли! - повторил Ганувер. -  Теперь  я  буду
верить всему! - Он обернулся к столу, держа в руке руку девушки, и сказал: -
Я был очень беден. Вот моя невеста, Эмилия Варрен. Я не владею собой.  Я  не
могу больше владеть собой, и вы не осудите меня.
   - Это и есть фея! - сказал капитан Орсуна. - Клянусь, это она!
   Дрожащая рука Галуэя, укрепившего монокль, резко упала на стол.
   Дигэ, опустив внимательный взгляд, которым осматривала вошедшую,  встала,
но Галуэй усадил ее сильным, грубым движением.
   - Не смей! - сказал он. - Ты будешь сидеть, Она опустилась с презрением и
тревогой, холодно двинув бровью. Томсон, прикрыв лицо  рукой,  сидел,  катая
хлебный шарик. Я все время стоял. Стояли  также  Дюрок,  Эстамп,  капитан  и
многие из гостей. На праздник, как на луг, легла  тень.  Началось  движение,
некоторые вышли из-за стола, став ближе к нам.
   - Это - вы? - сказал Ганувер Дюроку, указывая на Молли.
   - Нас было трое, - смеясь, ответил Дюрок. - Я, Санди, Эстамп.
   Ганувер сказал: - Что это... - Но его голос оборвался. -  Ну,  хорошо,  -
продолжал он, - сейчас не могу  я  благодарить.  Вы  понимаете.  Оглянитесь,
Молли, - заговорил он, ведя рукой вокруг, - вот все то, как  вы  строили  на
берегу моря, как это нам представлялось тогда. Узнаете ли вы теперь?
   - Не надо... - сказала Молли, потом рассмеялась. -  Будьте  спокойнее.  Я
очень волнуюсь.
   - А я? Простите меня! Если я помешаюсь, это так  и  должно  быть.  Дюрок!
Эстамп! Орсуна! Санди, плут! И ты тоже молчал, -  вы  все  меня  подожгли  с
четырех концов! Не сердитесь, Молли! Молли, скажите что-нибудь! Кто  же  мне
объяснит все?
   Девушка молча сжала и потрясла его руку, мужественно  обнажая  этим  свое
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама