Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Головачев В. Весь текст 1723.19 Kb

Черный человек

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 148
машина.
    Пилот отрицательно помотал головой.
    - Извини,  старина,  твои  возможности  самоподстройки   в   таких
условиях  невелики,  а  я  специально  тренирован   на   выживание   в
экстремальной среде. Вспомни, как нас называют поэты, любители громких
фраз.   Правильно,   рисконавтами!   Ну   а   меня   кто-то    прозвал
"сверхрисконавтом СПАС-флота". Да и случись что с  тобой,  мне  одному
все равно не выкарабкаться, так что риск  остается.  Ты  лучше  помоги
избежать первого вазомоторного  шока.  Запускай  "пчел"  внутрь  этого
маатанского монстра, даю тебе сроку на исследование корабля  сутки.  И
час на анализ работы его компьютера. Больше ждать мы не  имеем  права,
"черный" почти готов, а мы как-никак спасатели.
    - От упрямства нет лекарства, - сказал Джордж  сердито  и  надолго
замолчал. Он тоже был почти мертв, энергии  хватало  лишь  на  минимум
жизнеобеспечения кабины пилота и на  исследовательские  работы.  Шансы
починить  "гавкнувшиеся",  по   выражению   пилота,   многодиапазонные
накопители  таяли  с  каждым  часом,  "Кентавр"  давно  перестал  быть
межзвездным  спасательным  шлюпом,  восстановить  его  собственное   и
перевозимое им оборудование было уже невозможно.
    Шаламов попробовал еще раз подключить к маатанину  диагностер,  но
Джордж  обругал  его  вредителем  и   посоветовал   "подышать   свежим
воздухом":  земная  медицина  была  бессильна  дать  прогноз  здоровья
негуманоида, не имевшего внутренних органов в обычном  понимании  этих
вещей. А сам маатанин все с тем же беспощадным  фанатичным  упрямством
не  желал  разговаривать,  несмотря  на  бедственное  положение,  и  в
короткие минуты  полного  сознания  отгораживался  от  пилота  давящим
мысленно-психологическим барьером; Шаламов ощущал этот барьер каменной
стеной  с  бойницами,  за  которыми  притаились  вражеские  лучники  с
колчанами, полными стрел.
    Однажды он не выдержал и упрекнул маатанина в его непровоцированно
негативном отношении к людям.
    - Это же безнравственно, наконец! - закончил он в сердцах.
    И получил потрясающую в  своей  простоте,  совершенно  неожиданную
отповедь:
    - Хомо людно сам безнравство. - "Черный человек" помолчал, "глядя"
на замершего Шаламова недружелюбно и мрачно  (так  его  взгляд  ощущал
пилот). - Людно отношение природа нравство... вопрос. Нет. Много время
нет. Мы знание... вопрос нет.
    - Нет, - ответил Шаламов.
    Больше они  не  разговаривали.  Основную  часть  времени  маатанин
проводил в состоянии застывшей металлической горы и  бредил:  в  мозгу
пилота вспыхивали сами собой причудливые фигуры,  таинственные  тающие
призраки, ползующие "ангелы" с крыльями птеродактилей, обрывки слов  и
фраз...
    Гулять по "стражгорловианской" электрической природе не  хотелось,
в основном из-за непрекращавшихся болей в позвоночнике и в костях,  но
пилот заставил себя облачиться  в  легкий  пленочный  скафандр,  надел
антиграв и снова полетел к загадочному "храму",  присутствие  которого
волновало  душу  и  заставляло  прикидывать  возможности  контакта  со
строителями, искать причины их непонятного исчезновения.
    Облетев эту  колоссальную  постройку  кругом,  пилот  вдруг  опять
вспомнил строки Верхарна, удивившись их созвучию с явью: "Вы тексты от
каких затерянных страниц? Остатки  от  какой  разрушенной  Вселенной?"
Древний бельгийский  поэт  словно  своими  глазами  видел  мир  Стража
Горловины и писал о нем. Господи, что же это за куб,  равный  планете?
Для чего он построен почти  сто  тысяч  лет  назад?  Зачем  ему  моря,
атмосфера? "Храмы", наконец? Почему они покинуты? Ау,  строители,  где
вы?..
    Эфир  молчал.  "Храм"  безмолвствовал.   Тишина   прочно   владела
вудволловым  лесом,  островом,  морем,   атмосферой,   планетой-кубом,
построенной неизвестно  кем  и  неизвестно  для  каких  целей.  Только
Джордж, в котором проснулось чувство юмора, не удержался  от  реплики,
следуя  заложенной  в  него  программе  поддерживать   хозяина   всеми
доступными ему средствами:
    - Видимо, техника у "кубиан",  или  "стражгорловиан",  как  ты  их
обозвал, достигла такого совершенства, что  они  смогли  обойтись  без
самих себя.
    Шаламов невольно улыбнулся, расставаясь  с  оцепенением  волшебных
грез.
    - Принимаю твое предложение:  назовем  аборигенов  кубианами,  так
хоть не режет слух. Но ты не отвлекайся от основной задачи, шутник.  Я
тут поброжу в "храме", посмотрю, что это такое.  Помни  о  прекращении
связи.
    Спасатель  приметил  достаточно  широкий  проем  среди   громадных
пепельно-серых  стен,  торчащих  "лепестками  тюльпана",  и  проник  в
извилистый  коридор,  ведущий  в  шарообразную  полость  с  мерцающими
стенами. В полости, как и в башне при первом посещении "храма", царила
невесомость,  а  стены  ее,  усеянные  рваными  дырами  приблизительно
одинаковых размеров - словно из  полости  хотели  сделать  дуршлаг,  -
мерцали искристым узором, как перламутровое песчаное ложе реки  сквозь
толщу воды солнечным днем. Одна из самых больших дыр  была  похожа  на
стеклянное окно, затянутое морозным узором, а в  глубине  второй  дыры
мрак был какой-то  странный,  красноватый,  будто  отражавший  отсветы
далекого пожара.
    Связь  с  координатором  снова  прервалась,  однако   пилота   это
обстоятельство не смутило, в нем все еще жила  надежда  на  встречу  с
теми,  кто  создал  странные  "полуживые"  города,  "храмы"  и  вообще
планету-куб.  Кроме  того,  он   терпеть   не   мог   ничегонеделанья,
предпочитая активно искать выход  из  любых,  даже  самых  безнадежных
положений. Осмотрев мрачное  отверстие  с  "пожаром"  внутри,  Шаламов
поспорил со  своим  внутренним  "я",  не  рекомендовавшим  залезать  в
туннель, нашел доводы оппонента убедительными и  попробовал  прочность
"стекла  со  льдом".  К  его  удивлению,  рука  прошла  "стекло"   без
сопротивления и каких-либо неприятных ощущений. Тогда Шаламов окунулся
в "окно", ничего не видя впереди, и в тот же  миг  его  "разобрали  на
атомы", превратили в облачко газа, подержали в таком состоянии и снова
"собрали"...
    Шаламов инстинктивно подался назад и выбрался из "окна" в  той  же
полости. Впрочем, не совсем в той:  форма  полости  была  иной,  да  и
рваных дыр в ней не было вовсе. Рядом на него  мрачно  смотрел  зрачок
черного туннеля с отблесками пламени, а вверху виднелся светлый кружок
выхода. Пилот с замиранием сердца поднялся вверх и  вылетел  из  башни
"храма". И почти сразу увидел, что "храм" вовсе не тот, в  который  он
залетел, и стоит он не на острове с поврежденными космолетами.
    Хорошо, что надел скафандр с автономным  питанием,  пришла  первая
мысль. Вторая была эмоциональней, ибо характеризовала самого  Шаламова
не с совсем лестной стороны, он уже сообразил, что совершенно случайно
влез в узел мгновенного маатранспорта хозяев Стража  Горловины,  точно
так же как внутри маатанского корабля на "мустанга". Видимо, где-то на
страницах Книги Бытия рукой судьбы ему было начертано дважды  нештатно
испытать на себе чужие транспортные системы.
    - Джордж, старина, где ты? - позвал Шаламов, не надеясь на  скорый
свет. Координатор не ответил. Он был слишком  далеко,  чтобы  услышать
слабенькую рацию скафандра. Впрочем,  пилот  не  нуждался  в  советах,
потому что уже догадался, как поступить. Все работающие  станции  сети
мгновенного транспорта, по логике,  должны  были  соединяться  друг  с
другом, и даже прыжок в иную  звездную  систему  не  менял  положения:
вернуться оттуда обратно не составляло большого труда.
    Налюбовавшись переливчатым сиянием Горловины, Шаламов  вернулся  в
"пещеру" "храма", представлявшую собой машину  перемещения,  нырнул  в
"окно со льдом", испытал процедуру "рассеивания" на атомы  и  вынырнул
из "окна" другой похожей "пещеры". Определив по свечению выход наружу,
задержал дыхание и вылетел из "храма". Вылетел  и  забыл  о  приступах
слабости, у него даже дух  захватило  от  невероятной,  нереальной  по
земным меркам  картины:  "храм"  стоял  точно  на  вершине  куба,  где
сходились его исполинские ребра-"хребты" и  грани  с  видимыми  сквозь
дымку атмосферы линзами  морей.  Слов,  способных  выразить  состояние
Шаламова, не было, да он их и не искал, забыв и  о  постоянных  глухих
болях в суставах, и о своем незавидном положении. Главными  ощущениями
были  жадный  интерес  и  восторг,  граничащий  с  суеверным  испугом:
человеку было еще так далеко до строительства подобных чудес...
    Третий прыжок занес спасателя в глубины моря, судя  по  коричневой
тьме с желтыми прожилками  за  толщей  стены,  четвертый  -  снова  на
"хребет" ребра планеты-куба, пятый -  в  абсолютный  мрак  подземелья.
Вернулась тягучая головная боль, которую не снимали ни гиперальгин, ни
аутотренинг. Шаламов механически, с тупым равнодушием  входил  в  окно
переброса, выходил в новом месте, окидывал  взглядом  пейзаж  и  снова
нырял в отверстие входа. Он едва  не  прозевал  нужной  точки  выхода:
очнулся, не глядя по сторонам, собрался шагнуть  в  "подернутую  льдом
прорубь"  и  вдруг  понял,   что   ландшафт   с   вудволловым   лесом,
серо-желто-зелеными холмами и близким, светящимся желтизной морем  ему
знаком. Этот остров он уже посещал, когда облетал моря  на  куттере  в
поисках аборигенов, и располагался остров не так уж и далеко от  места
посадки "Кентавра".
    Однако после долгих размышлений пилоту все  же  пришлось  еще  раз
войти в туннель мгновенного скачка: дойти своим ходом на антиграве  до
корабля все равно было немыслимо. Стиснув зубы, Шаламов заставил  себя
прыгнуть в "ледяное окно".
    - Вези домой, ирод проклятый! - сказал он при этом с ненавистью.
    "Ирод" - автомат перемещения - не обиделся и  то  ли  читал  мысли
пассажира (надо было догадаться  приказать  автомату  раньше),  то  ли
Шаламову наконец повезло - вышел он  на  острове  с  видимым  издалека
маатанским кораблем и "гарпуном" "Кентавра".  Как  добирался  к  нему,
отвечал ли на скороговорку обрадованного и потому страшно  ругавшегося
Джорджа - не помнил, потому что провалился в  темный  сон-беспамятство
мгновенно, лишь только коснулся спиной мягчайшей  изоляционной  спинки
кресла. И снова заботливые "руки" медицинского комплекса,  встроенного
в гондолу кресла, начали приводить его в чувство, растирать и кормить.
Но вылечить его полностью автоматы все же не могли.


                               Глава 6

    В последний раз окинув взглядом пустынный пейзаж острова,  Шаламов
задраил люк и спустился вниз, в  свою  жилую  камеру,  где  ждала  его
подготовленная к работе система пси-передачи информации. В отличие  от
Джорджа внутренний голос, уговаривающий его не  рисковать  -  мол,  не
спасешь ни маатанина, ни себя, к чему  эти  эксперименты,  когда  есть
Джордж, вот его и подключи, - замолчал только после того, как  Шаламов
разозлился и заставил свое второе  "я"  уйти  в  "подполье".  Мысли  о
Купаве приходили все чаще, но с ними он справлялся без  труда.  Купава
поняла бы его решение.
    "Пчелы"  поработали  на  славу,   проникнув   во   все   доступные
микроавтоматам места маатанского корабля и собрав информацию о  работе
его систем  энергооборудования  и  вычислительных  комплексов.  Джордж
проанализировал поступивший массив  информации  и  рассчитал  варианты
обратной связи с центральным компьютером чужака, хотя компьютером  эту
странную управляющую систему, строго говоря, назвать было нельзя:  она
скорее  напоминала  нервную  систему  живого  существа,  вживленную  с
металлокерамическую гору с кавернами, причем в гору, которая  свободно
трансформировала  свою   форму   и   создавала   внутри   себя   любые
пространственные объемы. Но каналы  управления  этим  квазикомпьютером
сводились к залу с полумертвым маатанином,  и  Джорджу  было  несложно
определить точки  главных  выходов  "терминала",  с  помощью  которого
"черный  человек"  управлял  своим   проникателем.   Правда,   Джордж,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 148
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама