Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 261.3 Kb

...На международном престижном аукционе...

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 23
     - А вы не пробовали отыскать пакет у родственников дочери Диомиди?
     - Искать было не у кого. Она была одинока.
     - Но ее имущество, то, что было в квартире, куда-то же подевалось?
     - Как говорят, пошло с молотка, растащили неизвестно кто и  куда.  Мы
поздно хватились, узнали о ее смерти только  через  месяц.  Но  я  глубоко
убежден: Гилевский не выпустил бы из рук этот пакет,  он  был  помешан  на
Диомиди.
     - А вы?
     Чаусов словно споткнулся. Потом сказал:
     - Я всю жизнь занимался этим. Для меня Челлини, Фаберже, Диомиди,  их
творчество - наука. Существует  же  наука  о  бесценных  полотнах  великих
живописцев, великих скульпторах.
     - В докладной Гилевского на имя директора он возражает против издания
юбилейного  сборника,  посвященного  Диомиди  и  что-то   считает   вашими
фантазиями. О чем речь?
     - Исполняется  100  лет  со  дня  рождения  Диомиди  и  заканчивается
сорокалетний срок  запрета  его  дочери  на  вскрытие  этого  злосчастного
пакета. Я предложил издать юбилейный сборник, высказал предположение,  что
пакет все-таки существует, его надо опять искать.
     - По вашему мнению Гилевский утаил пакет. Зачем? Какой в этом смысл?
     - Для меня существовало лишь одно объяснение...
     - Почему "существовало", почему в прошедшем времени? А  сейчас  разве
изменилось ваше мнение?
     Он как бы оглянулся, удивленно посмотрел на нее, затем пришел в себя,
сказал:
     - Форма  глагола  здесь  не  существенна.  Так  вот  мое  объяснение:
Гилевский на протяжении десятилетий был властелином сокровищ.  Представьте
себе: один на один с ними. Год за годом. Он привык к мысли, что это все  -
принадлежит ему. Он царь в царстве прекрасных теней, и  никто  на  это  не
посягает. И это укрепило его в мысли, что такое  положение  нормально,  а,
значит, он наделен волей ни с кем не делиться.
     - Что  ж,  психологически  такое  объяснение  допустимо.  Но  давайте
вернемся к реалиям. Вам известна такая фамилия - Кевин Шобб?
     - Да.  Это  крупный  ювелир  в  Штатах,  у  него  разветвленная  сеть
магазинов и мастерских. Дело унаследовал от отца.
     - Что по-вашему могло связывать Гилевского и Шобба?
     - Возможно, взаимный интерес к Диомиди. Не  случайно  же  Кевин  Шобб
настоял, чтобы как эксперта пригласили Гилевского в связи со скандалом  на
аукционе.
     - Где вы были 21-го июня между семнадцатью и двадцатью одним часом?
     Все время двигающиеся глаза Чаусова остановились, он  так  пристально
уставился  в  какую-то  точку  за  спиной  Паскаловой,  что  ей   хотелось
оглянуться, посмотреть, что там. Страсти его вроде утихли, и  он  спокойно
ответил:
     - В названное вами  время  я  был  на  выставке  старинной  мебели  в
историческом музее. С Жаданом Святославом  Юрьевичем.  С  восемнадцати  до
двадцати. Потом пошел домой.
     - Ну хорошо, Алексей Ильич, мы, видимо, устали друг от друга. На этом
давайте закончим, - сказала она.
     Он пожал плечами, мол, как угодно...
     Когда Чаусов ушел, Кира подумала: "Мне нужно узнать как можно  больше
о Диомиди, об этом исчезнувшем пакете, содержимое которого, как утверждает
Чаусов, никто  не  знает.  Лишь  тогда  я  смогу  определить  точнее  круг
заинтересованных лиц, понять, имеет ли этот исчезнувший пакет какое-нибудь
отношение к  смерти  Гилевского  или  то,  что  говорил  Чаусов  -  просто
беллетристика, которая будет меня только уводить в сторону".
     В момент этих раздумий ее и застал стремительно вошедший Скорик.
     - Хорошо, что вы еще здесь! - с порога сказал он.
     - Я не собиралась уходить, - ответила она. - У меня назначена встреча
еще с одним человеком.
     -  Я  принес  вам  интересную  новость:  у  Гилевского  есть  дальний
родственник. Его фамилия Пестерев!
     Кира обомлела.
     - Откуда вам известно? - наконец спросила она.
     - Сообщил мой подследственный. Он его приятель. Надо доставать  этого
Пестерева!
     - Он в отпуске, -  сказала  Кира.  Сообщение  Скорика  ошеломило  ее.
Считалось, что Гилевский абсолютно одинок. И вдруг возник родственник,  да
не кто-нибудь, а шофер Вадим Пестерев, чей телефон был записан  на  клочке
бумаги, обнаруженном Джумой в кармане пальто Гилевского!
     - Кто он этот Пестерев? - спросил Скорик.
     - Шофер на инкассаторской  машине.  Вы  будете  его  допрашивать  как
свидетеля по вашему делу?
     - Так, кратенько, для уточнения. Ничего особенного я от него не  жду.
Ни улучшить, ни  ухудшить  положение  моего  подследственного  он  уже  не
сможет.
     - Я к тому веду речь, что может вы мне тут поможете.
     - Каким образом?
     - Если я начну его допрашивать, ясное дело, он поймет в связи с  чем,
насторожится. Вы же будете вести с ним разговор о  вашем  подследственном.
Вверните ему несколько вопросов, интересующих меня.
     - Неплохая мысль. Вы  попросите  Агрбу,  чтоб  он,  во-первых,  точно
установил, когда Пестерев ушел  в  отпуск  и  когда  убыл  из  города.  И,
во-вторых, чтоб не прозевал, когда Пестерев вернется.
     - Пожалуй.
     - Мне никто не звонил?
     - Нет.
     - Ладно, пойду к Щербе доложить, - Скорик вышел...
     До сих пор Паскалова  не  имела  никакой  четкой  версии,  просто  по
методике просеивала персоналии профессионально  и  по  интересам  стоявшие
ближе всего к Гилевскому. И если не надеялась выудить  что-то  конкретное,
то, как полагала, не без пользы "ввинчивалась" в среду  людей,  близких  к
Гилевскому. Теперь же возникло новое звено, в каком-то смысле инородное  -
родственник Гилевского Пестерев, да  не  просто  родственник,  а  приятель
убийцы, дело которого ведет Скорик...
     Она позвонила Агрбе на работу, долго никто  не  отвечал,  наконец  он
отозвался запыхавшимся голосом:
     - Слушаю, майор Агрба.
     - Джума, это Паскалова.
     - Я еще в коридоре услышал звонок, пока отпер дверь... Слушаю вас.
     - У Гилевского объявился родственник.
     - Кто такой?
     - Пестерев. Помните шофер на инкассаторской машине?
     - Помню. Вадим Пестерев. Он в отпуске.
     - Мне нужно знать, какого числа точно он ушел в отпуск и когда выехал
из города в свое путешествие на байдарке.
     - Как он возник у вас?
     - Проходит свидетелем у Скорика.
     - Забавный расклад.
     - И еще: надо не прозевать, когда он возвратится.  Скорик  будет  его
допрашивать, как своего свидетеля с прицелом на наши интересы.  Вы  поняли
меня?
     - Что ж тут понимать!.. А как эти собиратели  антиквариата  из  моего
списка?
     - Пока общие слова. У всех алиби. Остался  еще  один,  сейчас  должен
прийти.
     - Что ж, Бог в помощь...


     Скульптор Борис Никитич Огановский припозднился минут на двадцать. Он
вошел шумно дыша, крупный, тяжелый, голубая сорочка в большую серую клетку
была расстегнута, под рыжеватой  бородой  сильная  жилистая  шея,  тяжелые
руки, пальцы крепкие с выпуклыми ногтями, под которыми невымываемые  дужки
темной глины.
     - Извините, опоздал маленько, - сказал он, - и Кира  уловила  запашок
алкоголя. - Работяги привезли камень, надо было с ними бутылку удавить,  -
он сел и стал застегивать пуговицы на сорочке.  -  "Так  в  чем  душа  моя
повинна?" - процитировал он чью-то стихотворную строку.
     - Это вам лучше знать, - улыбнулась Кира. -  Борис  Никитич,  у  вас,
говорят, лучшая в городе коллекция работ старинных резчиков по кости?
     - Вы что, тоже интересуетесь этим предметом?
     - Постольку-поскольку.
     - Да, коллекция у меня отменная.  Двадцать  лет  собираю.  Мне  музеи
предлагали продать им, давали большие деньги. Но кто  же  продает  штучные
вещи!
     - А в городских музеях есть подобные коллекции?
     - Нет. Даже частных коллекций, кроме моей, почти не существует.
     - Гилевский знал о ней?
     - Возможно. Мы с ним на эту  тему  не  беседовали.  Мы  были  знакомы
только визуально: я знал его в лицо и знал, кто  он,  а  он,  возможно,  и
видел меня на какой-нибудь выставке, но не знал, кто я.
     - Что это вы так уничижительно? Говорят, вы талантливый скульптор.
     - Талантлив был Роден, Манизер,  Мухина.  Я  добротный  профессионал,
многое делаю лучше других. Вот в этом я уверен.
     - Что вы думаете об убийстве Гилевского?
     - Дикая история. Что-то произошло на их музейной кухне, а что именно,
- даже не задумывался. Что там за дрязги, кто кого опередил -  понятия  не
имею. Вот если б вы спросили про Союз художников, тут бы я  вам  развернул
рельефную панораму. А музеи - как запечатанные консервные банки.
     - У вас хорошая память?
     - Не жалуюсь.
     - Тогда вспомните, пожалуйста, где вы были двадцать первого июня,  во
второй половине дня, скажем с семнадцати до двадцати одного часа.
     - Зачем мне мучить память, у  меня  кондуит  есть,  -  из  нагрудного
кармана он извлек затрепанный блокнот без обложки. - Я, чтоб не запутаться
в делах, расписываю себе наперед каждую неделю,  -  он  послюнявил  палец,
полистал блокнот. - Так... вот двадцатое... Что  тут  у  нас?  Поездка  за
глиной на скульптурную фабрику,  легкий  банкетос  у  Иванцева  по  случаю
аванса... Так... Двадцать первое...  Встреча  с  детьми  в  художественном
кружке, поездка на автосервис, чтобы поменять амортизатор, в  два  обед  с
Оксаной, Оксана  -  это  моя  новая  натурщица,  -  сказал  он,  глядя  на
Паскалову... - Дальше... Исторический музей, выставка старинной  мебели...
Значит в интересующее вас время я был  на  этой  выставке,  -  он  спрятал
блокнот. - Вас это устраивает?
     - Меня да... Скажите, Борис Никитич, а вы  не  знакомы  с  Жаданом  и
Чаусовым?
     - Хорошо знаком. Случается, выпиваем вместе.
     - Я смотрю, в ваших записях все - дела, а о  работе  -  ни  слова,  -
улыбнулась Кира.
     - А что записывать о работе? - пожал он плечами. Работа есть  работа.
Каждый день с шести утра до двенадцати. Это железное правило нарушается  в
редких случаях.
     - Борис Никитич, возможно ли, чтоб во время посещения  вами  выставки
мебели там был в это же время кто-либо из ваших знакомых, но  вы  его  или
ее, если это она, не увидели?
     - Исключено! Зальчик там небольшой, вход и выход один, движение вдоль
экспонатов произвольное, хочешь иди слева направо, хочешь  справа  налево.
Так что все время перед глазами чьи-то физиономии. Да и народу в тот  день
там было немного, человек десять-пятнадцать. Вот если  мы  пойдем  с  вами
туда в одно время, я обязательно вас увижу, - игриво заключил он.
     А она подумала: "Кто из них  в  таком  случае  врет:  либо  Чаусов  с
Жаданом, либо он". Но не сказав об этом своем предположении, поблагодарила
его, и он ушел...
     Кира собрала бумаги, заперла в сейф, три экземпляра книги  профессора
Самарина "Челлини, Фаберже, Диомиди -  великие  мастера",  оставленные  ей
Чаусовым, аккуратно, чтобы не выпали закладки Чаусова, положила в  большой
целлофановый пакет и отправилась в библиотеку Академии наук.
     Это было старинное трехэтажное здание с широким порталом, над которым
декоративный балкон поддерживали две могучих консоли в виде львиных голов.
Пожалуй, со студенческих лет Кира не была в этой богатой библиотеке.
     Предъявив удостоверение  дежурной,  Кира  прошла  к  замдиректора  по
научной части. Ею оказалась немолодая  женщина  весьма  строго  и  немодно
одетая, но хорошо причесанная.
     - Садитесь, - пригласила она Киру. - Я вас слушаю.
     - Мне нужны публикации, связанные с именем художника-ювелира Георгоса
Диомиди.
     - Я не знаю, что  у  нас  есть.  Сейчас  попрошу  библиографа,  пусть
посмотрит. Вам придется подождать,  -  женщина  позвонила  по  внутреннему
телефону: - Виктория Антоновна,  пожалуйста,  поищите,  что  у  нас  есть,
связанное  с  художником-ювелиром  Георгосом  Диомиди...   Да...   Сейчас,
пожалуйста...
     - Я не буду мешать вам, если здесь посижу? - спросила Кира.
     - Ради Бога, сидите...
     Минут через пятнадцать позвонила библиограф, что-то стала  диктовать,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама