Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 261.3 Kb

...На международном престижном аукционе...

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 23
замдиректора  записывала  на  формулярную   карточку,   затем,   закончив,
поблагодарила и протянула карточку Кире:
     - Вот все, чем мы располагаем.
     Кира читала: "А.Самарин. Челлини, Фаберже, Диомиди - великие мастера,
издания 1957-го, 1959-го, 1970-го годов", "Альбом-буклет.  Фотоизображения
изделий  Диомиди.  1955  г.",  "Дж.Бэррон.  К  истории  ювелирного   дела.
Издательство "Артистик букс", Нью-Йорк, 1960 год, перевод с  английского",
"М.Гилевский.  Сравнительное   исследование,   1966   г.   Университетское
издательство". "А.Чаусов. Место Диомиди в  русском  ювелирном  деле,  1970
год. Университетское издательство".
     - Нашли что-нибудь подходящее? - спросила замдиректора.
     - Да, - Кира подчеркнула на  формуляре  два  издания:  "Дж.Бэррон.  К
истории ювелирного дела" и "М.Гилевский.  Сравнительное  исследование".  -
Если можно, эти две книги, они нужны мне на некоторое время.
     - Хорошо. Вы имеете абонемент у нас?
     - Увы, - сказала Кира смущенно.
     Замдиректора снова позвонила:
     -  Виктория  Антоновна,  принесите  мне,  пожалуйста,  Дж.Бэррона   и
М.Гилевского. Я сама тут оформлю.
     Когда книги принесли, замдиректора заполнила на Паскалову формулярную
карточку, вместо номера  паспорта  проставила  номер  удостоверения,  Кира
расписалась, поблагодарила, взяла книги и ушла.
     Муж был дома, вернулся с полевых учений. Это она  поняла  по  шумному
плеску воды в ванной, он никогда не мылся в ванне, только под душем.
     - Я пришла! - крикнула она, приоткрыв  к  нему  дверь.  Он  стоял  за
занавеской, и она видела лишь контуры его высокой фигуры.
     - Я скоро! - отозвался он.
     Она принялась готовить обед.  Борщ  был,  фарш  на  котлеты  стоял  в
холодильнике. Оставалось начистить  картофель.  Муж  очень  любил  жареную
картошку.
     Он вышел из ванной в майке и  спортивных  брюках.  Тело  белое,  лишь
кисти рук, шея, лицо обветрены, покрыты загаром.
     - Устал? - спросила Кира. - Наползались, настрелялись?
     - Маленько устал... Чеснок есть?
     Она очистила два зубка.  Он  кусал  чеснок  и  хлеб  сильными  белыми
зубами, на челюстях ходили бугры  желваков.  Ел  с  удовольствием,  шумно.
Обедали они обычно в столовой, так он любил.
     - Соскучился по домашней еде?
     - Ага! - кивнул. - Что у тебя?
     - Никаких новостей. Увязла в этом деле.
     - Выберешься, - спокойно сказал он, как о деле решенном.
     Съев почти сковородку картошки и три котлеты, муж по давней  привычке
выпил кружку воды из-под крана. Кира убирала со стола, мыла посуду.  Когда
вернулась в комнату, телевизор работал,  а  муж,  лежа  на  диване,  спал,
сладко сопя. Она накрыла его пледом, достала из целлофанового пакета книги
и села читать книгу профессора Самарина, где меж страниц торчали  закладки
Чаусова. Начала с предисловия, написанного Гилевским, в котором,  оценивая
труд Самарина,  тот  соглашался,  что  творчество  ювелирных  дел  мастера
Диомиди - это не отраженный свет, не эпигонство, вызванное к жизни  такими
художниками,  как  Челлини  и  Фаберже,  а  явление  оригинальное.   Далее
Гилевский  разбирал  концепцию   Самарина,   его   сравнительный   анализ,
доказывающие,  что  Георгоса  Диомиди  можно  и  нужно  рассматривать  как
самостоятельный факт в искусстве ювелирной скульптуры...
     Затем Кира открыла то место в книге, где была закладка, и на одной из
страниц подчеркнуты синим строки: "...К великому сожалению, в судьбе  трех
мастеров есть нечто общее: прихоть временщиков  и  неудержимые  социальные
бури. Они-то и лишили нас, потомство, многого из того, что  было  и  могло
еще быть создано этими художниками. Что касается Диомиди,  то  у  нас  еще
есть надежда, возможно, узнать о его замыслах, о том, где, в чьих  частных
коллекциях хранятся его издания. Узнаем мы это, надеюсь, в тот день, когда
будет вскрыт пакет  с  его  бумагами,  хранящийся  в  музее  этнографии  и
художественного промысла". На  закладке  наискосок  написано,  как  поняла
Кира, рукой Чаусова:  "Как  видим,  никаких  сомнений  в  том,  что  пакет
хранится  в  рукописных  фондах   музея!   Sic:   это   издание   Самарина
прижизненное, 1957 г.".
     Кира взялась за следующий том той же книги, но  переизданной  в  1959
году. Опять предисловие Гилевского, и на той  самой  странице  подчеркнуты
Чаусовым те  же  строки,  а  на  закладке  написано:  "Никаких  изменений.
Осторожен, ибо издано еще при жизни Самарина".
     Третье  издание  книги,  осуществленное  в  1970-м  году,  ничем   не
отличалось от предыдущих. То  же  предисловие  Гилевского.  Но  из  текста
Самарина исчезла фраза  "...когда  будет  вскрыт  пакет  с  его  бумагами,
хранящийся в музее этнографии и художественного промысла". А  на  закладке
Чаусовым написано: "Почему изъята эта  фраза?  Не  потому  ли,  что  книга
переиздана уже после смерти Самарина, и не потому ли, что редактор ее  уже
сам Гилевский?! Хозяин-барин".
     Посмотрев выходные данные двух предыдущих изданий,  Кира  обнаружила,
что редактором их была некая А.Школьник. В третьем же, посмертном  издании
фамилия  Школьник  исчезла,  вместо  нее  напечатано:  "Редактор  и  автор
предисловия профессор М.Гилевский".
     "Пожалуй, подозрения  Чаусова  логически  состоятельны",  -  подумала
Кира,  пытаясь  понять,  почему  вокруг  пакета  столько  тумана,   вообще
умолчания.  С  умолчанием  она  столкнулась,  читая   брошюру   Гилевского
"Сравнительное исследование". Написана она была с  блеском,  увлекательно.
Однако ни слова о пакете. Это показалось  Кире  противоестественным.  Если
пакет хранился в музее, Гилевский не преминул бы упомянуть об  этом,  если
нет - тоже должен был сказать, мол, пакета в музее,  увы,  нет.  А  так  -
умолчание, словно нет предмета разговора. И это самое подозрительное,  ибо
Гилевский знал, какая возня шла вокруг пакета, он не мог  не  использовать
любую возможность, дабы еще раз подтвердить свою позицию: пакета  в  музее
нет.
     Книга О. Чаусова "Место Диомиди в  русском  ювелирном  деле"  была  в
сущности  панегириком,  хотя  и  не  без  успеха  автор  обосновывал  свое
апологетическое отношение к выдающемуся ювелиру. Видимо,  Чаусов  проделал
большую работу, составив список адресов (частные коллекции и  музеи),  где
хранились изделия Диомиди. Пользу от  чтения  этой  небольшой  книги  Кира
извлекла одну:  убедилась,  что  Чаусов  искренне  помешан  на  Диомиди  и
является прекрасным знатоком его творчества. Этим, возможно, и объясняется
его ревнивое отношение к Гилевскому, как к союзнику-сопернику...
     С большим интересом прочитала она брошюру американца Дж.  Бэррона  "К
истории ювелирного дела". Здесь выловила любопытную  деталь  -  цитату  из
письма Сэма Шобба к  Диомиди:  "Вы  правы,  с  оказией  передавать  письма
безопасней и надежней. Я совершенно не согласен с Вами, что Ваши эскизы  -
мертворожденные  дети.  Уверен,  придет  время  и   появится   возможность
воплотить эти эскизы в материал. Я об  этом  думаю..."  Письмо  датировано
августом 1947 года. Об этом письме,  как  поняла  Кира,  видимо,  не  знал
никто, иначе его бы уже расцитировали десятки раз, тот же Чаусов, хотя  бы
для того, чтобы подтвердить, что Диомиди не прекращал работу даже в  самое
трудное для него время, создавая эскизы для своих будущих изделий. Похоже,
из отечественных источников взять эту цитату американец не мог.  Каким  же
образом кусок этого письма или все письмо Сэма Шобба к  Диомиди  попало  к
американскому автору? "Надо будет спросить у Чаусова", - подумала Кира...
     Она просидела над книгами почти до полуночи. Устала,  но  не  жалела:
теперь, если не все,  то  многое  узнала.  А  главное  -  возникло  немало
противоречивых вопросов, требовавших  прояснения,  и  она  поняла,  что  с
Чаусовым встретиться еще раз надо...
     Мужа, заснувшего на  узеньком  диванчике,  будить  не  стала.  Просто
принесла ему с их двуспальной кровати его подушку, затолкала  под  голову,
он даже не шевельнулся. Кира вошла в спальню, разделась, нырнула под плед,
вдетый в пододеяльник и, заложив руки за голову, закрыла  глаза.  С  улицы
светил фонарь, она забыла задернуть штору, но вставать уже не было мочи...



                                    9

     - А не теряете ли вы зря время,  увлекшись  историями  с  Диомиди?  -
спросил Щерба, выслушав Паскалову. - Нам ведь нужен убийца.
     - Не знаю, возможно и теряю. Но в этом я смогу убедиться, лишь сверив
все даты. Для этого мне придется еще раз встретиться с Чаусовым, - сказала
Кира.
     -  У  вас  объявился  еще  один  персонаж  -  Пестерев,   родственник
Гилевского, - буркнул Щерба.
     - Я и им занимаюсь. Я дала поручение Агрбе.
     В это время зазвонил телефон. Щерба снял трубку:
     - Слушаю... Да... Это я... Очень  приятно...  Думаю,  понадобитесь...
Нет, следователь Паскалова Кира Федоровна... А она как раз рядом со  мной,
договаривайтесь, передаю ей трубку. И уже придвигая телефон к Кире: -  Это
директор музея. Ласкин Матвей Данилович.
     - Здравствуйте, Матвей Данилович. Хорошо, что вы позвонили. Когда  мы
могли бы встретиться? Договорились. Значит, в двенадцать я буду у  вас,  -
она положила трубку, встала.
     - В добрый час, - сказал Щерба, отпуская ее.
     - Посмотрим. - Кира вышла.
     Дверь ее кабинета была заперта, Скорик куда-то уехал, и перед  дверью
топтался Агрба.
     - Давно ждете, Джума? Извините, у Щербы была, - сказала она,  отпирая
дверь.
     - Минут десять. Ничего,  -  он  прошел  вслед  за  нею  в  кабинет  и
усаживаясь, сказал: - Послезавтра возвращается Пестерев.
     - Откуда вы знаете?
     - Профессию такую избрал, Кира Федоровна.
     - Допрашивать его будет Скорик.
     - А вы?
     - Буду присутствовать.
     -  Понятно,   -   усмехнулся   Агрба.   -   Ну,   а   как   остальные
коллекционеры-искусствоведы из моего списка?
     - Люди, как люди. Разные. Как мы  с  вами.  Но  ничего  такого...  не
почувствовала.  Разве  что  не  очень  лестно  отзывались   о   Гилевском:
деспотичен, как я поняла, своеволен. Но это не их порок, а скорее его... И
еще одно: кто-то из них врет с алиби. Но это я  проверю.  Тут  ложь  может
быть и чисто бытовая... Да, вернулся с курсов  директор  музея  Ласкин.  В
двенадцать я с ним встречаюсь. Хотите пойти?
     - Нет, много своей работы. Жду Войцеховского, он  куда-то  укатил,  у
нас с ним тут закавыка по одному крупному  хозяйственному  делу,  -  Джума
поднялся. - Я отыскал ему важного свидетеля.
     - Вот бы и мне вы такой подарок сделали, - улыбнулась Кира.
     - Стараюсь. Ничего, и нам с вами пофартит. Вы ведь еще не в тупике.
     К двенадцати Кира поехала в музей на встречу с Ласкиным.


     Молоденькая секретарша - крашеная блондинка в пышной блузке  и  синей
короткой юбке, -  встретила  Киру  у  входа  возле  дежурки,  проводила  в
приемную и тут же пошла докладывать, вернулась сразу же:
     -  Матвей  Данилович  ждет  вас,  проходите,  -  она  с   откровенным
любопытством разглядывала Киру, хотя однажды уже видела ее.
     Ласкин действительно ждал ее: стоял за столом - невысокий, тучный,  с
копной седых волос, хотя лицо выглядело моложавым.  Он  растерян,  видимо,
как поняла Кира,  ожидал,  что  следователем  окажется  женщина  постарше,
посолидней, с суровым лицом и узкими сердитыми губами.
     - Кира Федоровна?
     Она кивнула.
     - Садитесь, очень рад.
     - Какая вам от моего визита радость? Одни хлопоты, - сказала Кира.
     - Что поделать! - воскликнул он высоким голосом. - Ужас! Какой  ужас!
Я на похороны не успел. Меня, слава Богу, на  неделю  раньше  отпустили  в
связи со случившимся... Что вы думаете по поводу всего этого?
     - Меня интересует, что вы думаете, Матвей Данилович?
     - Ума не приложу! Кто, за что?!
     - Вот именно: кто и за что?.. Какие у вас были с ним отношения?
     - Взаимоуважительные, - Ласкин опять  утер  лоб.  -  Но  оба  держали
дистанцию:  он,  чтобы  подчеркнуть  свое  место,  свой  авторитет,   свою
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама