Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 261.3 Kb

...На международном престижном аукционе...

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
маршруту...


     Рядом с антикварным  магазином  находился  пункт  скупки  драгоценных
металлов на лом. Тут всегда вертелся разный  люд,  пытавшийся  заработать:
перехватывали шедших в скупку, предлагали цену за грамм,  скажем,  серебра
или золота, повыше, нежели в скупке, делали таким образом бизнес.  Милиция
махнула на них рукой: сейчас разгонишь, а через час  они  снова  тут,  как
мухи на мед. Дельцы  посолидней  кучковались  у  антикварного.  Среди  них
топтался и крепкий мужичок в  желтой  сорочке  с  распахнутым  воротом,  в
растоптанных широкой ступней видавших виды туфлях и  в  давно  неглаженных
брюках, которые он то и дело подтягивал, пытаясь натянуть  на  живот.  Это
был Джума Агрба. Он не был похож на любителя и знатока  антиквариата,  его
никто не принимал всерьез, даже сторонились, поскольку знали  друг  друга,
знали, кто чем интересуется:  кто  иконами,  кто  бронзой,  кто  старинным
чугунным литьем, кто старым русским фарфором или немецким с  голубыми  или
хотя бы с зелеными мечами на обороте.
     К нему, отделившись от толпившихся и сновавших, подошел хорошо одетый
парень, на лице светозащитные очки, и наклонившись, спросил:
     - Видать с Кавказа?
     - Раз видать, значит с Кавказа, - ответил Джума, чья внешность - чуть
выпуклые глаза и дугообразный нос редко кого вводили в заблуждение.
     - Что-то привез или интересуешься чем? - спросил парень.
     - Сперва сними очки, глаза хочу увидеть, не люблю втемную.
     - Ну даешь! - засмеялся парень, но очки снял. - Так что?
     - Ищу.
     - Что?
     - А что предложишь? У нас в Сухуми любят красивые вещи.
     - Дак у вас же стреляют! Голод, нищета.
     - Сейчас не так уж  стреляют.  Постреливают.  Но  богатый  народ  еще
есть... Что предложишь?
     - Каминные бронзовые часы. Начало XIX века.
     - А почему в магазин не сдаешь?
     - Там ставят мало да еще двадцать процентов комиссионных сдирают.
     - А посмотреть можно?
     - Идем.
     Он повел Джуму в подъезд рядом с магазином. Там стоял другой парень с
большой красивой спортивной сумкой.
     - Достань ходики, - сказал ему первый.
     Тот извлек каминные часы.  Под  стеклянным  колпаком  мерно  двигался
маятник. Джума повернул в руках часы, пощелкал языком, сказал:
     - Это ж надо такое чудо сделать!.. Сколько хочешь за них?
     Продавец назвал цену.
     - Только мне нужно посоветоваться с корешом, без  него  не  могу,  он
часть своих вкладывает и толк в вещах знает, а потом торговаться будем.
     - А где твой приятель?
     - В гостинице рядом.
     - За полчаса управишься?
     - Я бегом.
     - Давай, чеши.
     Джума быстро зашагал, свернул за угол, оттуда - к музею. Замдиректора
Реброва застал у себя, объяснил в чем дело.
     - Вряд ли это наши. Экспозиция часов у нас временная,  развернули  на
полгода, я ее на память знаю, сам комплектовал. Идемте посмотрим.
     В небольшом  зале  находилась  выставка  старинных  часов.  Это  были
уникальные работы часовых дел мастеров XVII-XIX веков. Такого количества и
красоты часов Джума никогда не  видел.  "Темный  ты,  Агрба,  человек",  -
сказал он себе.
     Ребров прошелся вдоль стен, где  были  выставлены  часы,  увлекая  за
собой Джуму, потом решительно сказал:
     - Нет, тут все цело.
     - Ну и слава Богу, - вздохнул Джума. - Извините, что побеспокоил...
     Продавец часов ждал его.
     - Ну что, где ж твой приятель? - спросил.
     Джума извинительно развел руками:
     - Не захотел, сказал, что в часы боится вкладывать бабки.
     Парень  махнул  рукой,  выматерился,  куда-то  слинял.  До   закрытия
антикварного магазина на перерыв оставалось минут пятнадцать. Джума вошел.
Заведующий сидел у себя в маленькой конторке, что-то считал, тыча  пальцем
в калькулятор, увидев Джуму, приветственно поднял руку. Они были  знакомы.
Джума не раз приходил сюда, когда  случались  ограбления  квартир.  Войдя,
Джума притянул за собой фанерную дверь, взял ее на крючок.
     - Садись, майор, - предложил директор. - Чашечку кофе с коньячком?
     - Не откажусь.
     - Что за новые заботы? - спросил директор, разливая коньяк по рюмкам.
     - Как идет торговля? - задал встречный вопрос Джума.
     - Какая теперь торговля! Народ обезденежел,  все,  что  можно  проел.
Иногда кое-что приносят, да и то привозное, -  он  поставил  перед  Джумой
чашечку, банку с кофе.
     - Тут мне сейчас один воробей часы каминные предлагал, XIX век.
     - Знаю я его и эти часы. Фуфло. Собраны из разных.
     - Ты мне вот что скажи, - Джума выпил коньяк и стал потягивать  кофе,
- последнюю неделю тебе ничего не приносили интересного?
     - Что имеешь в виду? Часы, фарфор, бронзовое литье? Из какой жизни?
     - Могли принести все, что угодно.
     - За последнюю неделю, говоришь?  -  он  задумался.  -  Принял  я  на
комиссию старинную  хорошую  люстру,  ханукальный  еврейский  семисвечник,
кубачинский кувшин. Пожалуй, и все.
     - Что комитенты?
     - Люстру и семисвечник сдала  пожилая  женщина,  уезжают  в  Израиль.
Интеллигентная  дама.  А  кувшин  -  солидный  такой  полковник-летчик.  Я
спросил, как к нему попал кувшин, сказал,  что  приобрел  в  Дагестане,  а
сейчас  дачу  строит,  деньги  нужны.  Сдал  очень  дешево,  чтоб  быстрей
продалось.
     "Не то, не то,  -  думал  Джума.  -  Люстру  из  музея  незаметно  не
пронесешь. А остальное - пустяки. Из-за этого не убивают. Там брали,  если
брали, что-то покруче..."
     Поблагодарив за угощение, Джума сказал:
     - Ежели что появится такое... ну сам понимаешь... дай знать.
     - Непременно. Мне влипать с краденым тоже неохота. А кого обокрали?
     - Одного профессора, - соврал Джума...
     На улице у скупочного и возле антикварного почти уже никого не  было,
магазины закрывались на перерыв.
     Свой перерыв  Джума  провел  в  небольшом  кафе  "Янтарь",  взял  два
бутерброда - с колбасой и сыром,  -  чашку  кофе.  Он  медленно  ел,  чтоб
скоротать время, вслушиваясь  в  разговоры  посетителей.  Господи,  о  чем
только люди не говорили! Кофе он не  допил  -  переслащенный,  а  сладкого
Джума не любил. "Сладкий!" - вдруг вспыхнуло в  мозгу.  Как  я  забыл  про
него! "Сладкий" - это была кличка человека, имя и фамилию  которого  Джума
запамятовал, он был странный тип, сколько Джума помнил,  всегда  неопрятно
одевался, вечно бледное худое лицо с буграми от юношеских прыщей и  всегда
улыбочка, змеившаяся на тонких губах, вертлявая походка. При  этих  внешне
отталкивающих чертах, был "Сладкий" мягким, услужливым,  добрым.  Когда-то
занимался фарцовкой, затем, когда ремесло это почти усохло, остался  не  у
дел:  удачливые  фарцовщики  выбились  в  бизнесмены.  "Сладкий"  же  стал
маклером,  занимался  только  антиквариатом.  Имелась  у  него   привычка,
походившая  на  страсть:  был  помешан  на  портретной  живописи,  мог  по
несколько часов торчать в картинной галерее, которую посещал раз в  неделю
обязательно, где его уже знали не только, как штатного  посетителя,  но  и
как  знатока,  и  относились  к  нему  добродушно,   как   к   неудачнику,
несостоявшейся одаренной личности. Когда что-либо  требовалось  Джуме  при
оперативно-розыскных  нуждах,  "Сладкий"  не  отказывал.  Он  не   являлся
стукачом ни платным, ни по призванию, а был просто  услужливым  человеком.
Джума,  разумеется,  тоже  старался  быть  джентльменом,  дабы  никто   из
окружения  "Сладкого"  не  заподозрил  его  в  предосудительных  связях  с
милицией...
     "Что-то я его не видел сегодня в  этой  тусовке",  -  подумал  Джума,
направляясь снова  к  антикварному  и  скупочному  магазинам.  Народу  тут
поубавилось. Но все еще вертелись. Высмотрев молоденького паренька,  видно
еще неопытного, хотя и  не  новичка,  судя  по  тому,  как  он  общался  с
остальными, Джума подождал, покуда тот отделится, и подошел:
     - Привет. "Сладкого" не видел? - спросил.
     - Уехал он, - ответил паренек.
     - Куда, с чего бы?
     - А у тебя что, товар есть?
     - Куда, говорю, уехал?
     - В Донецкую область. Мать где-то там у него померла.
     - Давно уехал?
     - На прошлой неделе. Зачем он тебе? - спросил паренек.
     - Я привез ему из Америки письмо от дяди-миллионера.
     Парень понял, что его разыгрывают, отошел. Покинул это злачное  место
и Джума: пора было идти на встречу с Паскаловой.


     Кира ждала Джуму возле подъезда дома, где жил Гилевский. Рядом стояла
немолодая женщина в оранжевой безрукавке - дворничиха.  С  момента  смерти
Гилевского в квартиру его никто не входил, хоронили из музея. Паскалова  и
Джума пришли  тогда  в  музей.  Похороны  получились  какие-то  жиденькие,
бедные, народу было маловато. На церемонии  в  музее  еще  так-сяк,  а  на
кладбище и вовсе негусто. Выяснилось,  что  никто  не  знает,  есть  ли  у
покойного какие-нибудь родственники - настолько он жил одиноко и замкнуто.
Потом задавались вопросом: приглашать  ли  священника  для  отпевания,  не
знали: верующий был Гилевский или нет. Но  учитывая  его  возраст,  решили
позвать священника из церкви святых Петра и Павла. Суетливый и беспомощный
замдиректора Ребров произнес у гроба небольшую  скучную  речь,  отмечая  в
основном заслуги Гилевского, как ученого, отдавшего музею сорок лет  своей
жизни. Паскалову тогда поразило, что так мало народу, она поделилась  этим
с Джумой. Он сказал с присущей ему профессиональной прямотой: "А может  он
досадил всем?.."
     Вот  о  чем  вспомнил  Агрба,  подходя  к  Паскаловой.  Кира  послала
дворничиху к соседям, чтоб  присутствовали  в  качестве  понятых.  Нашлась
молодая женщина, врач, сидевшая дома в декрете. Как и  предполагала  Кира,
маленький ключ на связке прочих ключей, найденных у  Гилевского,  оказался
от английского замка на входной двери.  Вошли  вчетвером.  Обдало  тяжелым
застоявшимся воздухом, из маленькой прихожей ступили в первую комнату.  На
всем лежала пыль - на полированном столе, небольшом  серванте  с  красивой
посудой, на стульях и книжных полках,  прикрепленных  к  стенам  дюбелями.
Полки были заставлены книгами плотно, без просветов.
     - Пожалуйста, стойте в сторонке, ни к чему не прикасайтесь, - сказала
Кира дворничихе и беременной женщине, сложившей руки  на  большом  животе.
Она прошла вдоль полок, обратила  внимание,  что  никаких  новых  изданий,
собраний сочинений тут не было - в основном книги с  потертыми  корешками,
большинство в мягких  обложках,  много  книг  на  немецком  и  французском
языках, и все они -  по  искусству.  Осмотрев  поверхности  стола,  полок,
стульев Паскалова не нашла ни сантиметра, где бы тронута была пыль.  Затем
прошли в другую комнату. И  тут  Паскалова  едва  не  ахнула:  стены  были
завешаны старыми иконами, оригиналами  офортов  под  стеклом  в  рамочках,
картин не было, но висело  шесть  больших  портретов  казацких  гетьманов.
Тоже,   видимо,   старые   работы,   о   чем   свидетельствовали    мелкие
паутинки-трещинки. В оконном простенке возвышалась орехового дерева горка,
за стеклом которой стояли фигурки, вазочки, блюда из мейсенского  фарфора.
"Как же он не боялся, что его обворуют? -  удивилась  Паскалова.  -  Дверь
запиралась всего на один хлипкий замок!" Она мало смыслила во  всем  этом,
но понимала, что такой знаток, как Гилевский, едва ли собирал бы  то,  что
не относилось к произведениям искусства...
     У  противоположной  стены  стояли  диван  с  бельевой  тумбой,  узкий
платяной шкаф, а в углу, у самого окна, небольшой письменный стол. И всюду
нетронутая пыль, не сдвинутые с места вещи. В  платяном  шкафу  на  полках
лежала невысокая стопка белья, а на вешалках  висело  несколько  не  новых
сорочек, два ношеных костюма и плащ с залоснившимся воротником.
     Кира присела к письменному столу,  аккуратно  открыла  тумбу,  ящики.
Пока она просматривала бумаги, Джума вышел на кухню. Она была  скромна  до
удивления: маленький шкаф с минимумом посуды,  столик,  на  котором  стоял
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама