Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 261.3 Kb

...На международном престижном аукционе...

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
железом и тоже имела сдвижную решетку, в проушинах которой висел  лодочный
замок; в самой двери было и отверстие для ключа от внутреннего замка.  Она
потрогала рукоятки сейфа. Он был заперт, и, как она  поняла,  заметив  два
отверстия, запирался  двумя  ключами.  Она  сняла  все  ключи  со  связки,
рассовала их по замкам. В итоге оказалось: один ключ от английского  замка
лишний, а к сейфу не  было  второго  ключа.  Лишний,  как  подумала  Кира,
вероятно от квартиры Гилевского.
     - Что могло здесь пропасть? - спросила она  Реброва.  -  Вернее,  что
могло представлять интерес для возможного похитителя?
     - Если он специалист, то  все,  что  угодно:  бумаги  из  рукописного
фонда, иконы, старинная церковная и светская утварь.
     - А установить, что пропало, возможно?
     - Опись, вероятно, имеется, если  она,  конечно,  полная.  Но  делать
ревизию отдела рукописей почти немыслимо, на это уйдет несколько  месяцев.
Да и то при условии,  что  мы  закроем  музей  и  почти  всех  сотрудников
привлечем к этому.
     - А что хранится в сейфе?
     -  Знаю  в  общих  чертах.  Гилевский  никогда   не   предлагал   мне
полюбоваться.
     - Вас что, не интересовало?
     - Можно сказать и так, довольствовался тем, что мне  однажды  сообщил
Гилевский, во-первых, во-вторых, полностью доверяя авторитету и  положению
Гилевского, я посчитал невозможным для  себя  проявлять  любопытство.  Тем
более, что сейф можно открыть лишь одномоментно двумя ключами, а  хранятся
они  раздельно:  один  у  Гилевского,  второй  у  директора.  Так  что  ни
Гилевский, ни директор по отдельности открыть сейф не могут.
     - Понятно, - Кира прошла к вешалке, склонилась, разглядывая то  место
на лапе, где вчера нашла сгусток крови и клочок кожи. "Это уже после того,
как он был убит, при падении стукнулся еще головой  о  чугунную  лапу",  -
подумала она.
     Затем  втроем  они  прошли  в  хранилище.  Паскалова  была  потрясена
увиденным. Огромная зала,  высоченные  потолки,  по  периметру  до  самого
потолка многоэтажные стеллажи с ячейками. А в них  плотно  рядами  толстые
папки, каких сейчас уже не делают. Она внимательно оглядела несколько  раз
все ряды, поднималась даже на стремянке в попытке найти  пустующее  место,
как обозначение того, что из данного  ряда  что-то  изъято.  Но  все  было
плотно заставлено,  без  малейшего  пробела,  хотя  она  и  понимала,  что
человек, если искал здесь что-нибудь, то знал, что именно и где именно,  а
вытащив, распределил папки так, чтобы просвета между ними не было.  Убийца
д_о_л_ж_е_н_ был знать, где искать, иначе - рыться здесь - времени у  него
не было, за спиной в кабинете лежал труп убитого  им.  Потом  Кира  обошла
залу с запасниками. Тут тоже все  вроде  стояло  и  лежало  нетронутым  на
первый взгляд, но Кира понимала, что  это  ее  приблизительно-субъективная
оценка, на которую опираться нельзя. Если что и  похитили,  то  только  из
рукописного фонда, ибо в запасниках предметы таких размеров, что в  карман
не уместишь,  незаметно,  минуя  взгляд  вахтерши,  не  вынесешь,  даже  в
портфеле или в сумке. Хищение из сейфа почти исключается:  второй  ключ  у
директора, который в отъезде...
     Паскалова вернулась в кабинет. Теперь ей  предстояло  ознакомиться  с
бумагами на письменном столе, как-то  систематизировать  их.  Но  их  было
много, и она решила:
     - Антон Сергеевич, бумаги, видимо, я заберу с собой, оформим  выемку,
тут работы надолго, не хочу вас задерживать, да и мне  читать  их  у  себя
будет сподручней.
     - Воля ваша, - пожал Ребров плечами.
     Она сложила бумаги в кейс. Последний  раз  окинула  глазами  кабинет.
Заперла решетку в хранилище, и втроем они вышли. Поразмыслив, спросила:
     - Сюда часто приходят сотрудники?
     - Почти никогда.
     - Тогда я еще подержу какое-то время кабинет опечатанным...
     Он проводил ее по лестнице в холл, внизу Кира спросила:
     - Когда должен вернуться директор?
     - Он уехал на курсы недели на три.
     Попрощались, и Кира покинула музей...


     Два часа сна,  душ,  бритье,  чашка  крепкого  чая  вернули  старшему
следователю  Виктору  Борисовичу  Скорику  ощущение  свежести,  молодости.
Ощущение это подкреплялось мыслью, что он хорошо  одет  -  ладный  костюм,
светло-сиреневая  сорочка,  галстук  в  тон  к  костюму  и  носкам  и   до
зеркального блеска начищенные туфли. Закинув ногу на ногу, он сидел  перед
Щербой, иногда поглядывая на носок туфля, на  котором  сиял  лучик  света,
падавший от верхней лампы. В кабинете Щербы почти всегда горел свет - окна
комнаты выходили в дворовой колодец, от  этого  было  сумеречно.  Щерба  с
завистью и  некоторой  снисходительностью  относился  к  любви  Скорика  к
одежде, со старческой грубостью понимая, что сам он к одежде  безразличен,
вспоминая при этом однажды  сказанное  Скориком:  "Хорошо  одетый  человек
чувствует себя независимей". Хотел  возразить  тогда,  что  независимость,
мол, исходит не от одежды, но смолчал, подумал: "А может, он прав?.."
     - Так что там, Виктор Борисович?
     - Солдат не поладил с девчонкой, придушил, поджег квартиру. Я передал
дело в военную прокуратуру. Пусть занимаются.
     - Правильно. Это их компетенция, у нас своих забот полон рот.
     Скорик насторожился, спросил:
     - Что случилось в музее?
     Щерба кратко рассказал, затем добавил:
     - Вас это не касается. Для вас другое припасено. Дело по  убийству  в
Борщово суд вернул  на  доследование.  Я  как  чувствовал.  Берите  его  и
доводите до ума, Виктор Борисович.
     Это было самое неприятное, лучше самому вести  с  начала  и  до  суда
какое-нибудь дело, нежели "вытаскивать" чужое, когда кто-то запорол его.
     Щерба открыл сейф, достал два тома.
     - Вот оно, - протянул Скорику. - Не тяните, начальство торопит.
     - Чего уж тут, - погрустнел Скорик.
     Щерба сделал вид, что не заметил  этого,  чтобы  подсластить  пилюлю,
сказал:
     - Можете все отложить, займитесь только этим, я не буду вас  дергать,
- он по опыту знал, как противно штопать чьи-то дырявые носки...


     Скорик и Паскалова занимали один кабинет на двоих.  Столы  их  стояли
напротив. Сперва он приглядывался к молчаливой  Паскаловой,  оценивая  ее,
как  человека  и  работника.  Со  временем  удовлетворенно  привык  к   ее
неразговорчивости, к отсутствию даже малого намека  на  заискивание.  Дела
поначалу Щерба давал ей несложные: бытовые кражи, хулиганства, примитивные
хищения. Вела и завершала она их  без  суеты  и  дерганий,  не  стеснялась
посоветоваться. И сложились постепенно ровные хорошие отношения...
     Паскаловой в кабинете не было. Он сел за  стол,  раскрыл  дело,  стал
читать. Суть была внешне  проста:  в  лесу,  в  пятнадцати  километрах  от
райцентра Рубежный  был  найден  труп  продавщицы  магазина  села  Борщово
двадцатипятилетней Ольги Земской. Подозрение  пало  на  некоего  Владимира
Лаптева, когда-то жившего в Борщове, а затем  перебравшегося  в  областной
центр, где  он  работал  бортмехаником  в  авиаотряде.  Дело  вел  молодой
следователь из районной прокуратуры. Листая страницу за страницей,  Скорик
то  и  дело  натыкался  на  следовательские  промахи.   Например,   вместо
результатов измерений, сделанных на месте  происшествия,  вместо  указания
точек  отсчета  и  направления  по   отношению   к   сторонам   света   от
объекта-ориентира пестрили слова "слева", "справа", "вблизи",  "подальше".
При допросах Лаптева следователь,  желая  показать,  что  ему  якобы  "все
известно",  фантазировал,  подробно  излагая  Лаптеву,  "как  он  совершал
убийство". Высказанные эти "предположения" Лаптев умышленно  ввел  в  свое
"признание" в виде "деталей", услышанных от следователя, а в суде  изменил
свои показания, чем и скомпрометировал всю версию  обвинения  в  целом,  и
дело вернули на доследование...
     Закончив общее ознакомление, Скорик  принялся  читать  повторно,  уже
останавливаясь на мелочах, деталях, делая выписки в свой блокнот...


     Джума  Агрба  рылся  в  архивах,  в  картотеке,  разыскивая   аналоги
случившегося. Он успел заскочить домой  пообедать,  навернул  две  тарелки
любимых  свиных  щей,  к  которым  его   пристрастила   на   свою   голову
жена-украинка. "Свинина дорогая нынче, - ворчала она,  когда  он  требовал
щи. - Постными тоже не отравишься", -  но  уступала.  После  щей  он  съел
большой кусок вареного мяса, запил бутылкой пива,  закурил,  сказал,  что,
возможно, придет поздно, так что детей купать  придется  завтра,  и,  дымя
сигаретой, вышел из дому...
     Сейчас, чувствуя легкую приятную отрыжку,  он  копался  в  бумагах  и
делал выписки. Отыскал четыре заслуживающих внимания случая: 1. Ограбление
квартиры известного врача, взяты в основном изделия из серебра  и  золота.
Преступников было двое, отбывают наказание в "пятидесятке". 2.  Ограбление
комиссионного. Украдены фарфоровые изделия Кузнецовского завода  -  редкая
ваза и дорогие детские фарфоровые игрушки. Больше ничего.  Преступники  не
разысканы. 3. Ограбление квартиры художника-реставратора. Преступник один.
Отбывал наказание, педераст, убит в зоне из ревности. Похитил  миниатюрный
на две персоны Корниловский сервиз  "Эгоист"  -  поднос,  две  чашки,  два
блюда, сахарницу.  4.  Ограблен  старик-пенсионер.  Знаток  и  собиратель,
нумизмат и филателист. Украдены ценные коллекции монет, десять кляссеров и
коллекция старорусских орденов. Похититель Александр Андрусов.
     "Проверить, сидят ли еще те двое в  "пятидесятке"  и  что  поделывает
Андрусов, - подумал Джума. - Все четыре ограбления явно заказные. Брали из
квартиры только это. Наводчики и заказчики установлены не были.
     Джума понимал, что если что-то похищено в музее из отдела  рукописей,
искать будет невероятно сложно; если же хищение совершено  из  запасников,
где хранятся старинный фарфор, часы,  сабли,  мечи,  кремневые  ружья,  то
искать  надо  среди  коллекционеров,  в  антикварном  магазине.  Паскалова
полагает, что  пронести  эти  крупные  предметы  мимо  вахтерши,  дескать,
немыслимо. Но Джума по опыту знал: всякое бывает.
     Он снял трубку, позвонил, ответил мужской голос:
     - Майор Бромберг слушает.
     - Привет, Алик. Это Агрба.
     - Узнаю.
     - Два вопроса.
     - Начинай с первого.
     - Дело  об  ограблении  профессора-гинеколога  помнишь?  Взяли  тогда
двоих. Где они?
     - А второй вопрос?
     - Ограбление нумизмата и  филателиста,  по  делу  проходил  Александр
Андрусов.
     - Подожди пять минут, - собеседник положил трубку, Джума  слышал  его
удалявшиеся шаги, через какое-то время трубку опять взяли:
     - Джума, слушаешь?
     - Да-да!
     - По  первому  делу:  оба  отбывают  наказание  в  "пятидесятке",  им
осталось еще по два года шесть месяцев и восемнадцать дней. Так что,  если
они тебе нужны, езжай в "пятидесятку" или наберись терпения, жди  еще  два
года. По второму случаю: Александр  Андрусов  отсидел  положенное,  сейчас
бизнесмен, владелец магазина импортной парфюмерии.
     - Где этот магазин?
     - Бывший магазин  "Ткани",  угол  проспекта  Свободы,  напротив  Дома
книги. Уловил?
     - Уловил. Спасибо, -  Джума  положил  трубку,  какое-то  время  сидел
задумавшись, потом, заперев сейф, вышел...


     Муж был на учениях в поле, и Кира  могла  не  спешить  домой.  Скорик
ушел. Она была в  кабинете  одна.  Тихо,  спокойно.  Молчал,  слава  Богу,
телефон. Она выложила из кейса бумаги Гилевского и принялась  читать.  Тут
были  отдельные  страницы  -  рукописные  и  машинописные;  были  сколотые
скобой-сшивателем  по  несколько  вместе,  какие-то  записи   на   обороте
формулярных карточек. Сперва ей попалась копия докладной на имя  директора
музея: "...Отмечать 100-летие со дня  рождения  Диомиди  безусловно  надо.
Однако издание юбилейного сборника о нем считаю нелепой затеей. Что в  нем
можно опубликовать, кроме выдумок Чаусова, если у  нас  _н_и_ч_е_г_о  _н_е
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама