Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 73
боль окончательно прояснила сознание. Он сразу сел  и  почувствовал  новую
боль - в голове, но не  там,  где  должно  болеть,  не  справа,  куда  его
ударили, а слева. Сотрясение. Такое бывало у него и раньше. Прийти в  себя
и встать. Некогда. Теперь он знает, где он.
     Айвар  медленно  встал,  это   усилие   вызвало   волну   тошноты   и
головокружения. Меч по-прежнему у него в руках, он попытался поднять  его.
Нет сил. Он опустил лезвие и тяжело оперся на него, чувствуя,  как  острие
уходит в плотную землю. Посмотрел на запад,  между  палатками,  туда,  где
шесть десятков его людей  отчаянно  сражались,  стараясь  выиграть  время,
уничтожить врагов. Айвар увидел приближающуюся судьбу.
     Не draugr, а король. Прямо  к  нему,  очевидно,  уходя  с  поля  боя,
двигался невысокий человек в боевой  маске.  Английский  королек.  Ятмунд.
Вокруг него с полдесятка гигантов, огромных, как викинги, как  Вига-Бранд,
очевидно, личные телохранители короля, лучшие воины англичан. Champan, так
их называют англичане. По пути они  экономно,  профессионально,  тщательно
наносили удары всем лежащим. Правильно  делают.  С  одним  из  них  он  бы
справился, если бы не был ранен, а его  люди  не  нуждались  в  поддержке.
Шестеро. А он с трудом держит оружие в руках, не может его поднять.  Айвар
пытался повернуться к ним лицом, чтобы никто впоследствии не мог  сказать,
что Айвара Рагнарсона, витязя севера, захватили в попытке бегства.  И  тут
боевая маска повернулась к нему.
     Послышался крик, взмах, рука указала на него. Все  англичане  перешли
на бег, бросились к  нему,  подняв  мечи,  телохранители  тщетно  пытались
обогнать короля.
     В это время Шеф, выйдя из  темного  пространства,  окружавшего  сцену
боя, увидел проход между палатками, втолкнул в него Годиву и напряг  мышцы
для последнего рывка на свободу.
     Без предупреждения Годива вырвалась из его рук и побежала вперед. Она
схватила за руку человека, раненого. Клянусь Христом, это Айвар!  Раненый,
погибающий, шатающийся.
     Губы Шефа разошлись в рычании, он прыгнул вперед, как леопард, - один
шаг, два, три - меч на уровне груди, готов нанеси удар под подбородок, где
щель в доспехах.
     Годива встала перед ним, схватила  его  за  сжимающую  меч  руку.  Он
старался высвободиться, но Годива  вцепилась,  била  его  по  голой  груди
кулаком. Кричала.
     - Сзади! Сзади!
     Шеф отбросил ее, развернулся и увидел меч, нацеленный ему в шею. Мечи
встретились со звоном, Шеф отбил удар;  за  первым  немедленно  последовал
второй. Он пригнулся и услышал свист разрезаемого воздуха. Понял в  то  же
мгновение, что Годива стоит за ним и что ему придется своим телом защищать
ее от меча.
     Он начал пятиться в проход между палатками, перед ним шестеро могучих
воинов, они толпятся за невысоким человеком в фантастической  позолоченной
боевой маске. Это король. Но сколько бы ни  было  у  него  воинов,  в  это
мгновение Шеф-раб, Шеф-тролл и король  восточных  англов  оказались  лицом
друг к другу.
     - Убирайся с  дороги,  -  сказал  Эдмунд,  делая  шаг  вперед.  -  Ты
англичанин. Ты принес мачту корабля и разорвал их строй. Я видел тебя.  За
тобой Айвар. Убей его, позволь убить его, и ты получишь обещанную награду.
     - Женщина, - выговорил Шеф. Он хотел сказать: "Оставьте женщину".  Но
у него не было времени.
     Слишком поздно. Проход между палатками расширился,  и  воины  Эдмунда
увидели возможность. Один из них мгновенно оказался рядом с королем, нанес
удар, потом другой,  напал  на  почти  безоружного  юношу.  Шеф  отступил,
увернулся, как поступал в  бою  с  ирландцем  Фланном,  не  делал  попыток
наносить удары сам.
     - Возьмите его, - крикнул он.
     Он отбил удар, нырнул под острие щита. С силой отчаяния схватил руку,
толстую, как нога лошади  над  копытом,  дернул  и  свалил  Виггу  приемом
деревенской борьбы.
     Он лежал на земле, вокруг слышались крики и  звон  металла.  Появился
десяток  викингов,  во  главе  с   Вига-Брандом,   они   окружили   своего
предводителя. Теперь трудно приходилось королю и его людям, они гибли один
за другим, а Айвар кричал, чтобы короля не трогали, королек не должен быть
убит.
     Не обращая внимания на стычку, Шеф высвободился, увидел  Годиву.  Она
стояла в нескольких ярдах от бьющихся и  в  страхе  смотрела  на  них.  Он
схватил ее за руку и изо всех  сил  потащил  в  сторону  гаснущих  костров
кораблей - в мутные воды Стура.  За  ним  в  развалинах  лежит  английское
королевство, и если пираты его схватят, судьба его будет ужасна. Но Годива
невредима. Он спас ее.
     Хотя она спасла Айвара.



                                    9

     Звезды побледнели на восточном краю неба. Юноша и  девушка  осторожно
пробирались густым лесом. Оглядываясь, Шеф  видел  на  фоне  неба  силуэты
верхних веток, они легко шевелились на предутреннем ветерке. Но на  уровне
поверхности ветра не чувствовалось.  Когда  беглецы  пересекали  небольшие
поляны, вызванные падением дуба или ясеня, ноги их мокли  от  росы.  Будет
жаркий день, подумал Шеф, один из последних настоящих летних дней  -  дней
этого полного событиями лета.
     Поскорее бы стало тепло. Оба замерзли. Шеф был  только  в  сапогах  и
шерстяных  брюках,  которые  успел  схватить,  когда  началось   нападение
англичан. Годива - в ночной сорочке. Свое длинное платье она  сняла  перед
тем, как войти в воду у горящих кораблей. Она плавала как рыба, как выдра,
и они  поплыли  как  выдры,  плыли  под  водой,  сколько  могли,  стараясь
двигаться бесшумно,  не  плескаться,  не  дышать  шумно.  Сотня  медленных
гребков, они плыли вверх по течению,  внимательно  поглядывая  на  берега.
Наполнили легкие, пока Шеф разглядывал ограду, на которой, конечно, должны
быть караульные. Потом глубокий нырок и долгое плавание под  водой,  потом
снова глоток воздуха и погружение. И так четверть мили, пока Шеф не решил,
что безопасно выбраться на берег.
     Во время бегства он не чувствовал холода, только закололи  обожженные
места на руках и теле, когда он впервые погрузился в воду.  Но  теперь  он
начал неудержимо дрожать, волны дрожи пробегали по телу. Шеф понимал,  что
близок к полной потере сил.  Скоро  придется  лечь,  расслабить  мышцы.  И
обдумать события последних двадцати четырех часов. Он убил человека - нет,
двух человек. Видел короля - такое событие могло произойти с ним  раз  или
два в жизни. Но на этот раз сам король видел его и даже говорил с  ним!  И
он стоял лицом к лицу с Айваром Бескостным, витязем севера. Шеф знал,  что
убил бы его, если бы не Годива. Он мог бы стать героем всей Англии,  всего
христианства.
     Но она остановила его. А потом он предал своего короля, задержал его,
своими руками отдал его  в  руки  язычников.  Если  кто-нибудь  узнает  об
этом... Но он тут же забыл об  этой  мысли.  Они  сбежали.  Он  расспросит
Годиву о ее отношениях с Айваром потом.
     Стало светлее, и Шеф заметил тропу. Она заросла травой, ею  давно  не
пользовались. Это хорошо.  Последний  раз  по  ней  прошли  беглецы  после
высадки викингов. Но в конце тропы должно быть  что-то  -  хижина,  навес.
Любая находка теперь на вес серебра.
     Деревья поредели, и Шеф увидел перед  собой  не  хижину,  а  убежище,
навес из ветвей. Здесь крестьяне хранили свои инструменты, когда рубили  в
лесу стволы для изгородей и заборов, для ручек,  для  центральных  столбов
своих неуклюжих мазанок.
     Никого не было. Шеф подвел Годиву к навесу. Повернул ее и посмотрел в
глаза.
     - У нас сегодня ничего  нет,  -  сказал  он.  -  Но  я  надеюсь,  что
когда-нибудь у нас будет настоящий дом, наш собственный дом, и  мы  сможем
спокойно жить в нем. Вот почему я забрал тебя у  викингов.  Но  идти  днем
опасно. Давай отдохнем и дождемся вечера.
     Под крышей из кровельной дранки был сооружен желоб. Он вел к большому
глиняному кувшину, полному чистой дождевой водой. Еще одно доказательство,
что тут уже несколько недель никого не было. Ветви внутри  покрыты  старым
рваным одеялом. Двое с трудом укутались, легли и мгновенно уснули.


     Шеф проснулся, когда  солнце  начало  пробиваться  сквозь  ветви.  Он
встал, стараясь не потревожить все  еще  спящую  девушку,  и  выбрался  из
убежища. Под кустами нашел кремень и огниво.  Можно  ли  развести  костер?
Лучше нет. Вода и тепло у них есть, но нет никакой еды. То, что они  здесь
нашли, нужно будет прихватить с собой. Шеф начал думать о будущем. У  него
ничего нет,  кроме  брюк,  так  что  любое  новое  приобретение  для  него
драгоценно.
     Он не думал, что их потревожат. Не сегодня. Они все  еще  в  пределах
досягаемости патрулей викингов, которые он видел  на  пути  в  лагерь,  но
теперь у викингов есть о чем подумать. Все будут  в  лагере,  подсчитывать
потери, решать, что делать дальше - вероятно, бороться друг  с  другом  за
власть над Армией. Выжил ли Сигурт Змееглазый? Даже если выжил, ему трудно
будет удержать в повиновении потрясенную Армию.
     А что касается англичан, то Шеф  был  уверен:  когда  они  с  Годивой
уходили рекой, вокруг были и другие люди. Беглецы из  армии  Эдмунда,  те,
что решили уйти до окончательного поражения. Все  они  как  можно  быстрей
возвращались к своим домам. Шеф сомневался, чтобы в радиусе пяти  миль  от
лагеря викингов сейчас остался хотя бы один англичанин.  Они  поняли,  что
нападение их господина окончилось неудачей и что сам их король погиб.
     Шеф надеялся на это, вспомнив, как пират-проводник рассказывал ему  о
способах обращения Айвара с плененными королями.
     Он лежал на одеяле, грелся на солнце, чувствовал,  как  расслабляется
тело. Дергалась мышца на  бедре.  Он  попытался  остановить  ее,  осмотрел
волдыри у себя на ладонях.
     - Может, мне лучше их проткнуть? - Годива склонилась  к  нему,  держа
длинный шип. Шеф кивнул.
     Она занялась его левой  рукой.  Чувствуя,  как  покатились  медленные
капли жидкости, Шеф правой взял ее за теплое плечо.
     - Скажи мне, почему ты встала между мной и Айваром? Что у тебя было с
ним?
     Она опустила взгляд и, казалось, не знает, как ответить.
     - Ты знаешь, меня отдали ему? Отдал... Сигварт.
     - Мой отец. Да. Знаю. А потом что было?
     Она продолжала смотреть вниз, рассматривала внимательно волдыри.
     - Меня отдали ему на пиру, и все на меня смотрели. Я... я была только
в этой сорочке. Знаешь, некоторые из них ужасные  вещи  делают  со  своими
женщинами. Как Убби. Говорят, он берет их прямо  перед  своими  людьми,  и
если ему не понравится, передает их своим людям, и те все  пользуются.  Ты
знаешь,  я  была  девственница...  я  все  еще  девственница.  И  я  очень
испугалась.
     - Ты все еще девственница?
     Она кивнула.
     - Айвар тогда мне ничего не сказал, но велел привести меня к  себе  в
ту же ночь и разговаривал со мной. Он мне  сказал...  сказал,  что  он  не
похож на других мужчин. Он не евнух, знаешь. У  него  есть  дети.  Так  он
говорит. Но он мне сказал, что другие мужчины испытывают желание при  виде
плоти, а ему... ему нужно что-то другое.
     - А ты знаешь, что это другое? - резко спросил Шеф, вспомнив  неясные
намеки Хунда.
     Годива покачала головой.
     - Не знаю. Я не поняла. Но он сказал, что если бы  другие  узнали  об
этом, над ним стали бы смеяться. В юности его прозвали Бескостным,  потому
что он не мог поступать, как другие. Но он сказал, что убил многих за  то,
что над ним смеялись, и понял, что это доставляет ему удовольствие. Теперь
те, кто смеялся над ним, все мертвы, и только самые близкие подозревают, в
чем дело. Если бы все знали, Сигварт не посмел бы подарить меня открыто  и
публично, как он сделал. А теперь, сказал он, его зовут Бескостным, потому
что боятся его. Говорят, что по ночам он превращается -  не  в  волка  или
медведя, как другие  оборотни,  а  в  дракона,  огромного  длинного  змея,
который всю ночь ползает в поисках добычи. Так думают о нем сейчас.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама