Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Гарднер Э.С. Весь текст 316.49 Kb

Небрежный Купидон

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 28
грозить  опасность,  случившееся  было  ясно  еще  до  того,  как  в   нем
разобрались вы сами и Дилейн Арлингтон. И тогда  Финдли  взялся  за  дело,
скорее всего с согласия Милдред Арлингтон. Он продумал целый  план,  чтобы
помешать естественному ходу событий. Мне не  известны  шаги,  предпринятые
им, последним звеном  был  по-любительски  наивный  спектакль,  когда  вам
велели исчезнуть и больше никогда не встречаться с  дядюшкой  Милдред,  за
что они не испортят вам остальную жизнь. И вы попались на удочку,  не  дав
себе труда задуматься, чем это грозит.
     - Что значит, не дав себе труда задуматься? - возмутилась она. -  Мне
нечего терять, а выигрыш огромный.
     - Как это нечего терять?
     - Вы не  понимаете?  При  сложившихся  обстоятельствах  я  все  равно
никогда не смогу увидеться с  Дилейном  Арлингтоном,  никогда  не  допущу,
чтобы его намерения осуществились. Никогда  не  позволю  ему  сделать  мне
предложение и ни за что не соглашусь выйти за него замуж.
     - Почему?
     - Прежде всего, это вопрос гордости. Но к  тому  времени,  когда  они
перестанут наговаривать ему обо  мне  невесть  что,  он  и  сам  раздумает
просить моей руки, а если бы и попросил, а я согласилась, прошло бы совсем
немного времени и хор ненависти,  клеветы,  наговоров  и  злобных  сплетен
отравил бы ему существование настолько, что он просто не выдержал бы...
     - Я до сих пор не верил, - сказал Мейсон, - понимаете ли вы на  самом
деле, что теряете.  Именно  поэтому  вы  наделали  столько  глупостей.  Не
обижайтесь,  но  это  так.  В  ту  самую  минуту,  когда  вы  вылетели  из
Лос-Анджелеса, Джордж Финдли сообщил полиции, скорее  всего,  анонимно  по
телефону, что опасаясь уличения в убийстве мужа, вы решили бежать. И  если
бы я не был начеку, вы прямиком бы угодили в ловушку,  в  лос-анджелесскую
полицию. И сейчас находились бы за решеткой по  обвинению  в  убийстве.  К
вашему сведению, лейтенант Трэгг был здесь именно с этой целью.  И  только
статья в утренней газете спутала ему карты, у  него  оказались  связанными
руки.
     - Я вам за это глубоко признательна, мистер Мейсон, - сказала она.
     - Должны быть признательны, - кивнул Мейсон.
     - Но что можно сделать теперь? - спросила она.  -  Ведь  все  пути  к
спасению отрезаны.
     Мейсон повернулся к Делле Стрит.
     - Займись расписанием полетов самолетов, Делла.
     Делла Стрит направилась к телефону.
     - Мы вернемся в Лос-Анджелес, как только раздобудем билеты, -  сказал
Мейсон.
     - Меня будут расспрашивать журналисты, когда мы возвратимся?
     - Скорее всего, - ответил Мейсон.
     - Что мне отвечать?
     - Просто улыбаться, - сказал Мейсон, - и отсылать ко мне. Фактически,
начиная с этой минуты,  ничего  никому  не  говорите,  если  только  я  не
предложу вам это сделать.
     - Мне безразлично, что случится со мной в  личном  плане,  -  сказала
она. - Я и  не  представляла,  как  сильно  полюбила  Дилейна  Арлингтона,
пока... пока не потеряла его навсегда.
     - Не думайте об этом, - приказал Мейсон. - Еще ничего  не  случилось.
Жизнь так устроена, что человек зачастую попадает в такое  положение,  где
лучшей защитой является контрнаступление. Мы перейдем в контрнаступление.
     - Как? - спросила она.
     - Предоставьте это мне, - произнес Мейсон. - Только сначала  скажите,
имеете ли вы какое-то отношение к смерти своего мужа? Мне необходимо знать
правду.
     - Я уже говорила вам, мистер Мейсон. Я не имею никакого  отношения  к
его смерти.
     - Слушайте меня внимательно, - сказал  Мейсон.  -  Если  вы  говорите
правду, я думаю, нам удастся обставить  полицию  и  помочь  вам  в  личном
плане. Но если вы лжете, тогда лучше все оставить так, как есть.
     - Я не лгу.
     - Посмотрите мне в глаза! - велел Мейсон.
     Она выполнила приказ.
     - Если вы лжете и в  действительности  виновны,  то  задуманное  мной
будет равносильно самоубийству.
     - Я невиновна.
     - Вы уполномочиваете меня действовать  дальше,  основываясь  на  этом
предположении?
     - Да.
     - До конца?
     - До самого конца.
     - Через час вылетает самолет, - сообщила от телефона Делла  Стрит.  -
Мы успеем на него, если поспешим.
     -  Мы  поспешим,  -  ответил  Мейсон.  -  Слава  Богу,  нам  не  надо
упаковывать багаж!
     -  Господи,  такие  слова  можно  услышать  только  от   мужчины,   -
прокомментировала Делла Стрит. - Они не в состоянии понять, что значит для
женщины лететь на самолете на большое расстояние, не имея при себе никакой
косметики, кроме пудреницы!
     - Я сейчас иду вниз расплатиться и вызову такси. Собирайтесь.
     - Лейтенант Трэгг не может оказаться  с  нами  в  одном  самолете?  -
спросила Делла Стрит.
     - Пожалуй, нет, - сказал Мейсон. - Он не спал всю ночь,  нуждается  в
отдыхе, ну и потом, ему захочется побродить в Эль-Пасо перед возвращением.
Для полицейских навещать коллег - любимое дело... Ладно, я пошел.
     Адвокат рассчитался за три номера, вызвал такси и стал  ждать,  когда
Делла Стрит и Сельма Ансон спустятся в холл.
     Они прибыли в аэропорт раньше времени. Без спешки поднялись по  трапу
в огромный реактивный лайнер, который взмыл под  облака  и  понес  их  над
долиной Рио-Гранде, над просторами  пустыни,  над  плодородной  аризонской
долиной Солт-Ривер, после которой снова началась  пустыня.  Потом  самолет
стал терять высоту,  пассажиры  могли  любоваться  долиной  Коачелла,  где
финиковые пальмы образовывали зеленые пятна, и вот  уже  внизу  замелькала
мозаика густонаселенных предместий Лос-Анджелеса.
     Когда Мейсон  сопровождал  двух  женщин  к  выходу,  к  нему  подошел
репортер, за которым следовал фотограф.
     - Мистер Мейсон? - спросил он.
     - Да, сэр.
     - Это Сельма Ансон с вами?
     - Одна из этих двух дам, да.
     - Правда ли, что полиция хотела допросить ее в связи со смертью мужа?
     - Откуда мне знать? - усмехнулся Мейсон. - Я  не  умею  читать  мысли
полиции, а она не умеет читать мои. Во всяком случае, я надеюсь.
     - Разрешите сделать несколько снимков?
     -  Конечно,   -   согласился   Мейсон.   -   Где   вы   желаете   нас
сфотографировать?
     - Прямо тут, возле  самолета,  если  вы  не  возражаете,  -  попросил
фотограф.
     Мейсон, Сельма и Делла вернулись на летное поле, подошли к ступенькам
трапа, и фотограф сделал несколько снимков, стараясь  уместить  в  кадр  и
самолет.
     - Могу ли я узнать, где вы были? - спросил репортер.
     - Конечно, - сказал Мейсон. - Мне кажется, что телеграфное  агентство
поместило сообщение о нашем путешествии. Миссис Ансон летала в Эль-Пасо  с
целью  сделать  анонимное  пожертвование  организации,  за   деятельностью
которой она следит на протяжении некоторого времени. Она приняла ряд  мер,
чтобы остаться неузнанной, но один репортер из газеты "Кроникл" в Эль-Пасо
сумел разгадать ее секрет.
     - Вас не расспрашивала полиция в Эль-Пасо? - спросил журналист.
     Мейсон повернулся к Сельме Ансон:
     - Вас не расспрашивала полиция, миссис Ансон? - спросил он.
     Она отрицательно покачала головой.
     - Ну, - сказал Мейсон, - вот и вся история.
     - Я бы  хотел  получить  еще  кое-какую  информацию,  -  не  унимался
журналист. - Полиция стремится допросить Сельму  Ансон.  Что  вы  намерены
предпринять?
     - Почему она стремится ее допросить? - спросил Мейсон.
     - Я не умею читать мысли полиции, - усмехнулся газетчик,  -  но  они,
похоже, считают, что миссис Ансон располагает информацией о смерти мужа.
     - Я скажу вам о своих намерениях, - согласился Мейсон. - Более  того,
я могу предоставить вам эксклюзивный материал, если вы мне поможете.
     - Я попробую, - согласился журналист.
     -  Страховая  компания  "The  Double  Indemnity  Accident  and  Life"
старается всеми правдами и неправдами получить назад  деньги,  выплаченные
по страховому полису после смерти Вильяма Харпера Ансона. Как  я  понимаю,
высказывалось предположение, что  миссис  Ансон  могла  отравить  мужа.  В
данный момент она собирается отправиться вместе со мной и  мисс  Стрит  ко
мне в контору на такси. Но сначала я намерен нанести визит Дункану Харрису
Монроу и попросить его допросить миссис Ансон.
     - Дункан Монроу? - переспросил репортер. - Вы имеете в виду человека,
который использует "детектор лжи"?
     - Мне не  слишком  нравится  это  название,  -  заявил  Мейсон.  -  Я
предпочитаю  рассматривать  мистера  Монроу  как  ученого   исследователя.
Конечно, он прибегает к  помощи  полиграфа,  но  ведь  и  врач  использует
стетоскоп, чтобы поставить больному диагноз. К сожалению,  полиграф  стали
называть "детектором лжи" и несведущие люди приписывают  этому  устройству
способность уличать преступника. Им и невдомек, что основная цель научного
допроса с полиграфом - установление не вины, а невиновности  проверяемого.
Я намерен установить невиновность Сельмы Ансон. Причем я намерен позвонить
в компанию "The Double Indemnity Accident and Life" и предложить, если  им
будет угодно, прислать своего представителя на эту проверку.
     - Но какова цель? - спросил репортер. - Ведь такие данные нельзя, как
мне известно, использовать в суде.
     - А мне и не требуется предъявлять их в каком-либо суде Калифорнии, -
ответил Мейсон.  -  Пусть  обвинение  обосновывает  свое  дело  в  суде  и
доказывает вину Сельмы Ансон, чтобы ни у кого не осталось и тени сомнения.
А я  заранее  докажу  общественности,  что  она  не  виновна  ни  в  каких
преступлениях.
     Сельма Ансон с удивлением посмотрела на Мейсона.
     - Иными словами, вы решаетесь  поставить  на  карту  все?  -  спросил
журналист.
     - Я давно научился разбираться в  картах,  -  заверил  Мейсон.  -  Не
сомневайтесь, что я безошибочно определяю невиновность клиента,  когда  он
ко мне обращается.
     - Так вы воспользуетесь полиграфом? - переспросил репортер.
     - Конечно, - подтвердил Мейсон. - Шансы миссис Ансон обмануть ученого
следователя, использующего  современные  средства  психологии  и  техники,
практически равны нулю.
     - С полицией это не пройдет! - заметил репортер.
     - А я и не стремлюсь, чтобы прошло, - улыбнулся Мейсон. - Мне  важно,
чтобы об этом прочитали люди и разобрались  в  случившемся.  Поэтому  я  и
сообщаю вам сведения, чтобы вы написали убедительную и достоверную статью.
     -  Мы  никогда  не  отказываемся  от  хорошего  материала,  -  сказал
репортер, - но, надо сказать,  что  в  редакции  существует  предубеждение
против "детектора лжи".
     - Господи, при чем здесь "детектор лжи"? - вздохнул Мейсон.  -  Я  же
сказал вам, что мы не стараемся обнаружить  ложь,  мы  стараемся  доказать
невиновность. Человеческое тело  реагирует  на  внешние  раздражители.  Вы
когда-нибудь  бывали  на  представлении,  где  хороший  артист  показывает
что-нибудь смешное?
     Репортер недоуменно посмотрел на Мейсона.
     - Бывал, конечно, но я не усматриваю связи...
     - Что делала аудитория? - спросил Мейсон.
     - Смеялась.
     - Видели ли вы хотя бы одного человека, который оставался серьезным?
     - Я на них не смотрел, - сказал репортер. - Я сам смеялся до колик  в
животе.
     - С вами кто-нибудь был тогда?
     - Моя жена.
     - Она что делала?
     - Тоже смеялась.
     - Что  такое  смех?  -  спросил  Мейсон.  -  Это  внешний  показатель
определенной эмоции. Ты открываешь рот.  Произносишь  "ха-ха-ха".  У  тебя
сотрясается  диафрагма.  Зубы  обнажены,   губы   оттянуты.   Плечи   тоже
сотрясаются.
     - Но какая связь между всем этим и установлением  обмана?  -  спросил
репортер.
     - Все очень просто. Люди созданы одинаково. Когда их что-то радует  -
они улыбаются. Когда  что-то  огорчает  -  они  плачут.  Люди  хохочут  на
комедиях и рыдают на похоронах. Все мы человеческие  существа  и  наделены
человеческими эмоциями. Одни  люди  проявляют  свои  чувства  более  явно,
другие менее, но совершенно бесчувственных людей нет. Когда человек  лжет,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама