Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II Wings of Liberty |#10| Страшная Правда
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Джек Вэнс Весь текст 296.29 Kb

Языки Пао

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 26
Мы можем так девальвировать деньги на Пао, что дань просто потеряет цену.
     Бустамонте нахмурился:
     - Я предпочитаю меры более радикальные. Я хочу, чтобы вы снабдили нас
оружием для ведения войны. Тогда мы сможем защищаться и не будем ни в чьей
власти.
     Палафокс поднял свои изогнутые черные брови:
     - Странно слышать столь воинственные речи от паонита.
     - Почему бы нет? - обиделся Бустамонте. - Мы не трусы!
     В голосе Палафокса прозвучал оттенок нетерпения:
     - Десять тысяч Брумбо  победили  пятнадцать  миллиардов  паонитов.  У
ваших людей есть оружие. Но никто и не подумал оказать сопротивление.  Они
покорились безропотно, словно птенчики.
     Бустамонте упрямо помотал головой:
     - Мы люди как люди. Все, чего нам не достает - это тренировки.
     - Никакая тренировка не даст вам необходимого боевого духа.
     Бустамонте сердито глянул на него:
     - Тогда боевой дух должен прийти извне!
     Палафокс обнажил в улыбке зубы. Он выпрямился в своем кресле:
     - Наконец-то мы перешли к сути дела!
     Бустамонте был озадачен внезапной переменой в  собеседнике.  Палафокс
продолжал:
     - Мы должны каким-то образом сделать сговорчивых паонитов  настоящими
воинами. Как мы можем этого добиться? Очевидно, изменив  их  природу.  Они
должны утратить пассивность и легкость приспособляемости  к  трудностям  и
невзгодам. Они должны обрести свирепость, гордость и  дух  противоборства.
Вы согласны?
     Бустамонте помешкал:
     - Возможно, вы правы.
     - Но это потребует не одного дня,  вы  сами  понимаете.  Изменения  в
психологии расы - сложнейший процесс.
     Бустамонте почувствовал укол  подозрительности.  В  голосе  Палафокса
слышалась натянутость - усилие казаться небрежным.
     - Если вы хотите истинной военной мощи, - сказал  Палафокс,  -  более
легкой дороги нет. Это единственное средство.
     Бустамонте выглянул из окна, оглядел Реку Ветров.
     - И вы думаете, что эту боевую мощь можно создать?
     - Несомненно.
     - И сколько времени может на это потребоваться?
     - Двадцать лет, чуть больше или чуть меньше.
     - Двадцать лет!
     Бустамонте молчал несколько минут.
     - Я должен это обдумать. - Он вскочил на ноги и  заходил  взад-вперед
по комнате, встряхивая руками, будто бы они были мокрыми.
     Палафокс сказал резко:
     - А как может быть иначе? Если вы  хотите  военной  мощи,  вы  должны
создать вначале боевой дух!  Это  -  историко-культурная  черта  характера
нации, и она не может появиться за одну ночь!
     - Да-да, - пробормотал Бустамонте, - я  вижу,  что  вы  правы,  но  я
должен обдумать...
     - Подумайте и вот еще о чем, - продолжал Палафокс. -  Пао  обширна  и
весьма плотно заселена.  Это  дает  возможности  для  создания  не  только
высокоэффективной армии, но и  для  гигантского  промышленного  комплекса.
Зачем покупать товары на Меркантиле, если вы сможете производить их сами?
     - Но как всего этого можно добиться?
     Палафокс засмеялся:
     - В этой области можете рассчитывать на меня  -  на  мои  специальные
знания. Я Магистр Сравнительных Культур Института Брейкнесса.
     - И тем не менее, - упрямился Бустамонте, - я должен  знать,  как  вы
планируете настолько все изменить - не забывайте,  что  паониты  страшатся
перемен больше, чем смерти.
     - Естественно, - отвечал Палафокс. - Мы  должны  изменить  менталитет
паонитов - во всяком случае, значительного их числа,  что  наиболее  легко
достигается сменой языка.
     Бустамонте покачал головой:
     - Все это представляется мне настолько сомнительным и ненадежным... Я
надеялся...
     Палафокс резко прервал его:
     - Слова - это инструменты. Язык -  это  некий  образец,  определяющий
способ употребления слов-инструментов.
     Бустамонте краем глаза изучал Палафокса.
     - Но как эта теория применима на практике? У вас есть детальный план?
     Палафокс оглядел Бустамонте с веселой пренебрежительностью:
     - Для дела  такой  важности?  Да  вы  ожидаете  чуда,  которое  не  в
состоянии совершить даже Брейкнесский Маг! Но, может быть, вы  предпочтете
продолжать платить дань Эбану Бузбеку?
     Бустамонте молчал.
     - Я разрабатываю основные принципы, - сказал Палафокс чуть погодя.  -
Я прилагаю эти абстракции к практической ситуации.  Это  скелет  операции,
потом обрастающий деталями как плотью.
     Бустамонте все молчал.
     - Одно замечание я должен все-таки  сделать,  -  сказал  Палафокс.  -
Такая операция может быть проведена лишь правителем, обладающим величайшей
властью, которого не могут поколебать всяческие сантименты.
     - Я обладаю такой властью, - заверил  Бустамонте,  -  и  я  настолько
жесток, насколько того требуют обстоятельства.
     - Так вот что нужно сделать. Один из континентов Пао или  любая  зона
по вашему выбору должны быть отведена  для  наших  с  вами  целей.  Людям,
населяющим эту зону, должно быть предписано говорить на новом  языке.  Вот
общий абрис задачи. Вскоре эти люди начнут плодить воинов в изобилии.
     Бустамонте скептически пожал плечами:
     -  Почему  бы  не  разработать  программу  обучения  и  тренировок  в
регулярных войсках? Изменение языка - слишком долгое дело.
     - Вы не уловили сути, - сказал Палафокс. - Паонитский язык пассивен и
бесстрастен.  Он  может  обрисовать  лишь  двухмерный,  плоский  мир,  без
контрастов и напряженностей. Люди,  говорящие  по-паонитски,  теоретически
должны быть покорными, пассивными, без значительных личностных различий  -
и действительно, они на самом деле таковы. Новый язык будет весь  построен
на контрастах и сравнении сил, с грамматикой простой и энергичной. Вот вам
иллюстрация. Представьте себе предложение:  "Фермер  рубит  дерево".  Если
дословно перевести его с паонитского, оно будет звучать так: "Фермер  -  в
состоянии  напряжения  -  топор  -  средство  -  дерево  -   в   состоянии
подверженности атаке". На новом же языке предложение приобретет  следующий
вид: "Фермер преодолевает инерцию топора,  топор  сокрушает  сопротивление
дерева". Или вот еще как может  быть:  "Фермер  побеждает  дерево,  избрав
оружием инструмент под названием топор".
     - А-а... - одобрительно сказал Бустамонте.
     - Слоговая азбука будет богата гортанными звуками и резкими гласными.
Некоторое  количество  ключевых  идей  будут   синонимичны,   такие   как:
"удовольствие - преодоление сопротивления - приятное расслабление" и "стыд
- чужестранец и соперник". Даже  воинственность  вояк  Батмарша  покажется
шуткой по сравнению с боевым духом будущих паонитов.
     - Да-да, - вздохнул Бустамонте, - начинаю понимать...
     - Еще одна область должна быть отведена для  другого  поселения,  где
говорить будут уже на ином языке, - сказал мимоходом Палафокс.  -  С  этой
целью  необходима  грамматика  чрезвычайно  сложная,  но  вместе   с   тем
последовательная  и  логичная.  Вокабулы  должны   быть   обособлены,   но
объединены жесткими правилами соподчинения.  И  что  в  результате?  Когда
сообщество людей, в сознании которых при помощи  языка  заложены  подобные
представления, снабжается соответствующими  приспособлениями,  технический
прогресс становится просто неизбежным. А в случае, если  вы  вознамеритесь
искать внепланетные рынки сбыта, то возникает надобность в отряде  пилотов
и торговцев. Необходим третий язык, с упором на  систему  числительных,  с
изощренными выражениями почтения, дабы  обучиться  льстить,  со  словарем,
богатым омофонами [слова, одинаковые по звучанию, но разные по  значению],
которые сделают возможными  языковые  двусмысленности,  и  с  чередованием
звуков  в  морфемах,  подчеркивающим   похожее   чередование   событий   в
человеческом обществе. Во всех этих  языках  семантика  будет  формировать
человеческие  характеры.  Для  касты  военных  словосочетание   "удачливый
человек" будет синонимично  другому:  "победитель  в  жестоком  бою".  Для
представителей клана производственников оно же  будет  означать  "успешный
производитель". Для  торговцев  эквивалентом  этого  словосочетания  будет
"человек, трудно поддающийся уговорам". И такие влияния будут  пронизывать
любой язык. Естественно, они не смогут с одинаковой  силой  воздействовать
на сознание любого индивидуума, но на массу в целом - бесспорно.
     - Великолепно! - воскликнул Бустамонте, совершенно захваченный  идеей
Палафокса. - Вот истинная инженерия человеческих душ!
     Палафокс подошел к окну и стал глядеть  на  Реку  Ветров.  Он  слегка
улыбался, его черные глаза, всегда такие жесткие и суровые,  затуманились.
На одно мгновение Бустамонте увидел его настоящий возраст - вдвое или даже
втрое больше, чем возраст самого Бустамонте, - но лишь на мгновение. Когда
Палафокс снова повернулся, лицо его было как обычно бесстрастно.
     - Вы понимаете, что я говорю сейчас  просто  наобум  -  так  сказать,
формулирую общие черты идеи. Необходим детально разработанный план. Должны
быть синтезированы новые языки. Должен быть подготовлен штат  инструкторов
для обучения этим языкам. В этом я могу положиться на своих сыновей. Нужно
создать еще одну  группу,  или  выделить  из  основной  группы,  -  группу
элитарных координаторов,  в  совершенстве  владеющих  всеми  языками.  Эта
группа станет управлять корпорацией в помощь вашим гражданским службам.
     Бустамонте вздул щеки:
     - Ну... возможно. Настолько далеко заходящие полномочия  этой  группы
кажутся мне нецелесообразными. Достаточно, если мы создадим военную  силу,
которая будет в состоянии смять Эбана Бузбека и его бандитов!
     Правитель Пао вскочил на ноги и в  волнении  зашагал  взад-вперед  по
комнате. Вдруг он резко остановился и лукаво поглядел на Палафокса:
     - Мы должны обсудить еще один вопрос: какова плата за ваши услуги?
     -  Шесть  сотен  женщин  ежемесячно,  -  мягко  ответил  Палафокс,  -
физически и умственно развитых, в возрасте  от  четырнадцати  до  двадцати
четырех лет. Время контракта не будет превышать пятнадцати  лет,  отправка
их назад на Пао вместе с нестандартными сыновьями  и  отпрысками  женского
пола гарантируется.
     Бустамонте с понимающей усмешкой покачал головой:
     - Шестьсот в месяц - не слишком ли это много?
     Палафокс  ответил  пылающим  взглядом.   Бустамонте,   осознав   свою
оплошность, поспешно добавил:
     - Тем не менее, я согласен с этой цифрой.  Но  вы  взамен  возвратите
моего любимого племянника Берана, чтобы на  Пао  он  мог  подготовиться  к
дальнейшей карьере.
     - В качестве посетителя дна морского?
     - Мы должны  исходить  из  реального  положения  дел,  -  пробормотал
Бустамонте.
     - Согласен с вами, - бесцветным голосом  сказал  Палафокс,  -  и  оно
диктует, что Беран Панаспер, Панарх Пао, должен продолжить образование  на
Брейкнессе.
     Бустамонте  отчаянно  запротестовал,  Палафокс  отвечал   резко.   Он
держался презрительно-спокойно, и в конце концов Бустамонте  был  вынужден
согласиться на его условия.
     Сделку отсняли на кинопленку и стороны расстались если не дружелюбно,
то, по крайней мере, довольные друг другом.



                                    10

     Зима на Брейкнессе была суровой и холодной,  негустые  облака  бежали
вниз по Реке Ветров, град, мелкий как  песок,  свистел  в  скалах.  Солнце
показывалось лишь ненадолго над громадным скальным зубом на юге долины,  и
почти весь день Институт Брейкнесса был погружен во мрак.
     Пять раз приходила унылая  зима,  пока  Беран  Панаспер  не  приобрел
основы образования в Институте.
     Первые два года Беран жил в резиденции Палафокса, и все силы  отдавал
изучению языка. Его собственные представления о функции речи оказались для
него бесполезными, ибо языки Брейкнесса и Пао различались слишком  сильно.
Язык Пао был из так называемых "полисинтетических", где корни, присоединяя
приставки, суффиксы и окончания, меняли значение. Язык Брейкнесса  был  по
своей сути "аналитическим", но уникальным в том  отношении,  что  личность
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама