Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир
StarCraft II: Wings of Liberty |#7| С ножом у горла

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Джек Вэнс Весь текст 296.29 Kb

Языки Пао

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 26
явно недостаточно мастерства в области дискуссий. Наконец  его  вызвали  и
проводили вниз по эскалатору в отделанную панелями темного дерева  комнату
для утренних приемов, где сидел Палафокс в темно-синем платье и ел кусочки
маринованных фруктов. При виде Берана выражение его лица не изменилось, он
кивнул. Беран же со  своей  стороны  сделал  церемонный  жест  уважения  и
заговорил так серьезно, как только мог:
     - Лорд Палафокс, я пришел к важному решению.
     - Почему бы нет? Что в этом особенного?  Ты  достиг  возраста,  когда
человек уже отвечает сам за себя, и ни одно твое решение  не  должно  быть
легкомысленным.
     - Я хочу возвратиться на Пао, - сказал Беран резко.
     Палафокс помешкал с ответом, но было уже ясно, что решение Берана  не
встретило в Палафоксе сочувствия. Затем он сказал крайне сухо:
     - Я поражен отсутствием у тебя мудрости.
     Снова недолгое молчание, и обмен тонкими подспудными  токами.  Но  на
решимость Берана это никак не повлияло.
     - Я обдумал программу Бустамонте,  и  я  обеспокоен.  Да,  она  может
принести очевидную выгоду, но  во  всем  этом  есть  что-то  ненормальное,
неестественное.
     Губы Палафокса скривились:
     - Если  допустить,  что  ты  прав,  что  можешь  ты  противопоставить
решимости Бустамонте?
     - Я - истинный Панарх, не так ли? А Бустамонте - не более чем Старший
Аюдор. Если я предстану перед ним, он обязан будет мне повиноваться.
     - Теоретически - да, обязан. Но как ты докажешь, что ты - это ты?  Ну
предположим, что он объявит тебя сумасшедшим. Или самозванцем.
     Беран молчал  -  вот  этого-то  он  и  не  предусмотрел.  А  Палафокс
продолжал безжалостно:
     - Тебя уничтожат. Утопят. И чего ты достигнешь?
     - Ну, допустим, я не обнаружу себя перед Бустамонте. Если бы я прибыл
на один из островов - на Фераи или Виамне...
     - Очень хорошо. Допустим, тебе удастся убедить  некоторое  количество
людей в том, что ты - Панарх. Бустамонте будет продолжать  сопротивляться.
Ты можешь спровоцировать гражданскую  войну.  Если  ты  считаешь  действия
Бустамонте жестокими, то посмотри на свои собственные намерения в этом  же
свете.
     Беран улыбнулся:
     - Все-таки вы не знаете паонитов. Войны не будет.  Бустамонте  просто
утратит всякую поддержку в народе.
     Палафокс не удовлетворился объяснениями Берана.
     - А если Бустамонте узнает о твоем прибытии, и корабль встретит отряд
нейтралоидов, что тогда?
     - Каким же образом он узнает?
     Палафокс съел кусочек яблока и неторопливо сказал:
     - Я сообщу ему об этом.
     - Значит, вы пойдете против меня?
     Палафокс улыбнулся своей неуловимой улыбкой:
     - Никогда, если ты не будешь действовать вразрез с моими  интересами,
которые в данный момент совпадают с интересами Бустамонте.
     - И каковы же ваши интересы? -  закричал  Беран.  -  Чего  вы  хотите
добиться?
     - На Брейкнессе - мягко сказал Палафокс, - не принято задавать  такие
вопросы.
     С минуту Беран молчал. Затем отвернулся, воскликнув с горечью:
     - Зачем вы привезли  меня  сюда?  Зачем  протежировали  мне,  помогли
поступить в Институт?
     Палафокс расслабился и сел поудобнее - причина конфликта  прояснилась
для него.
     - В чем  же  тайна?  Хороший  стратег  обеспечивает  себя  максимумом
инструментов. Ты - козырная карта в игре против Бустамонте, если, конечно,
возникнет надобность.
     - И сейчас я больше вам не нужен?
     Палафокс пожал плечами:
     - Я не провидец - в будущем читать не в моей  власти.  Но  мои  планы
относительно Пао...
     - Ваши планы относительно Пао! - воскликнул Беран.
     - ...продвигаются гладко. И вот чего я достиг  -  ты  больше  не  мой
козырь, ибо теперь в тебе таится угроза успеху моего предприятия. В  любом
случае самое лучшее - это прояснить наши отношения. Я тебе никоим  образом
не враг, но наши интересы не совпадают. У тебя нет  оснований  для  жалоб.
Если бы не я, ты был бы уже мертв. Я обеспечил тебя пищей  и  кровом,  дал
прекрасную возможность для образования. И  буду  продолжать  содействовать
твоей карьере, если ты не предпримешь никаких действий против меня.  Более
мне нечего сказать.
     Беран встал и отвесил церемонный поклон. Он собрался было  выйти,  но
замялся и оглянулся. Встретив  взгляд  черных  глаз,  широко  раскрытых  и
пылающих, он словно ощутил удар. Это был не тот предельно рационалистичный
Магистр Палафокс - разумный, модифицированный, чей  престиж  уступал  лишь
авторитету  Лорда  Вампелльта  -  этот  человек  был  незнаком  Берану   и
совершенно непредсказуем,  от  него  исходила  такая  сила,  что  все  это
противоречило всякому представлению о нормальности.
     Беран возвратился к себе и нашел Гитан  Нецко,  сидящую  на  каменном
подоконнике, с  подбородком,  упертым  в  колени,  которые  она  обхватила
руками. Девушка взглянула на него, и, несмотря на отчаяние,  Беран  ощутил
приятное, незнакомое ему чувство  властелина.  Она  была  очаровательна  -
типичная паонитка с Вайнлэнда, стройная, хорошо сложенная, с чистой  кожей
и правильными, словно выточенными чертами лица. Выражение  его  невозможно
было разгадать: Гитан ничем не проявляла своего отношения к нему, но так и
полагалось на Пао, где интимные отношения юности  исстари  окутаны  дымкой
таинственности.  Поднятая  бровь  может  означать  неистовую  радость,   а
нерешительность и понижение голоса - абсолютное отвращение.
     Беран сказал резко:
     - Палафокс не разрешит мне вернуться на Пао.
     - Нет? И что же теперь?
     Он подошел к окну и мрачно поглядел в бездну, где клубился туман.
     - А теперь - я улечу без его разрешения, против его  воли!  И  сразу,
как только представится возможность.
     Она скептически оглядела его:
     - А если ты вернешься на Пао, какова будет польза?
     Беран покачал головой в сомнении:
     - Не знаю наверное. Я надеюсь восстановить прежние порядки.
     Она рассмеялась грустно, но без всякого оттенка пренебрежения:
     - Потрясающее самомнение. Хотелось бы это видеть.
     - Надеюсь, ты это увидишь.
     - Но я совершенно не понимаю, как ты этого добьешься.
     - Еще не знаю. Самое простое - буду просто отдавать приказы.
     Увидев выражение ее лица, Беран воскликнул:
     - Ты должна понять - я истинный Панарх! Мой дядя Бустамонте - убийца.
Он умертвил моего отца, Аэлло.



                                    11

     Решение Берана возвратиться на Пао было очень трудно  осуществить.  У
него не было  денег,  чтобы  купить  транспорт,  и  не  было  достаточного
авторитета, чтобы его  получить.  Беран  пробовал  умолять,  чтобы  его  и
девушку доставили на Пао, но мало  того,  что  ему  отказали,  его  просто
подняли на смех. Вконец расстроенный и рассерженный, он  сидел  у  себя  в
комнатах, забросив занятия, редко перебрасываясь парой слов с Гитан Нецко,
которая почти все время безучастно глядела в туман за окнами.
     Прошло три месяца. И однажды утром  Гитан  Нецко  сказала,  что  она,
по-видимому, беременна.
     Беран отвез ее в клинику и там зарегистрировал, чтобы до самых  родов
Гитан была под медицинским наблюдением. Его появление  в  клинике  вызвало
удивление и веселье персонала: "Ты зачал ребенка без  посторонней  помощи?
Ну же, скажи нам, кто настоящий отец?"
     - Она по контракту - моя! - уверял возмущенный и рассерженный  Беран.
- Отец - я!
     - Прости наш скептицизм, но ты, похоже, еще не в том возрасте...
     - Но факт налицо! - возражал Беран.
     - Увидим, увидим! -  врачи  подошли  к  Гитан  Нецко.  -  Пожалуйста,
пройдите вместе с нами в лабораторию.
     В последний момент девушка испугалась:
     - Ой, пожалуйста, лучше не надо!
     - Это всего лишь  часть  обычной  процедуры,  -  убеждал  ее  врач  в
приемной, - сюда, пожалуйста.
     - Нет, нет! - бормотала она, отшатываясь. - Я не хочу туда идти!
     Беран и сам был озадачен. Повернулся к врачу и спросил:
     - Ей действительно необходимо идти?
     - Непременно, - врач  начинал  раздражаться.  -  Мы  должны  провести
стандартные тесты на генетическую  совместимость,  выявить  отклонения  от
нормы, вдруг таковые имеют место. Если это  обнаружить  сейчас,  то  можно
предотвратить трудности в дальнейшем.
     - А нельзя ли подождать, пока она овладеет собой, успокоится?
     - Мы дадим  ей  успокоительного,  -  врачи  положили  руки  на  плечи
девушки. Когда ее уводили, она бросила  на  Берана  взгляд,  полный  такой
муки, что он сказал  ему  о  многом.  И  о  том,  о  чем  они  никогда  не
разговаривали.
     Беран ждал - прошел час, два. Он подошел к двери,  постучал.  Молодой
врач вышел к нему, и по выражению его лица было ясно, что тот недоволен.
     - Отчего такая задержка? Я уверен, что уже сейчас...
     Медик жестом прервал его:
     - Боюсь, что есть некоторые сложности. Получается, что отец - не вы.
     - Какие сложности? - Беран ощутил холодок внутри.
     Врач, уже уходя, бросил через плечо:
     - Лучше вам вернуться домой. Ждать дольше нет надобности.


     Гитан Нецко провели в лабораторию, где подвергли множеству обычных  в
таких случаях обследований. Ее уложили на  спину,  на  твердое  ложе,  под
которое подкатили тяжелую машину. Электрическое  поле  успокоило  мозговое
возбуждение и обезболило ее на время, пока машина ввела невероятно  тонкую
иглу в брюшную полость, нащупала зародыш  и  взяла  несколько  клеток  для
анализа. Затем поле  отключили.  К  Гитан  Нецко  вернулось  сознание.  Ее
проводили  в  комнату  ожидания  на  время,  необходимое  для  определения
генетической структуры клеток эмбриона. Эту структуру  категоризировали  и
кодифицировали при помощи калькулятора. Был  получен  результат:  "Ребенок
мужского пола, нормальный во всех отношениях, предположительно класс  АА".
На табло появился ее собственный генетический тип,  также  и  генетический
тип отца ребенка. Оператор изучил отцовский индекс без  особого  интереса,
затем взглянул на него снова. Он позвал ассистента, они посмеялись, и один
из них что-то проговорил в коммуникационное устройство. В ответ послышался
голос Лорда Палафокса:
     -  Паонитская  девушка?  Покажите-ка  лицо...  Да,  я   помню   -   я
оплодотворил  ее,  а  потом  отдал  воспитаннику.  Это  действительно  мой
ребенок?
     -  Действительно,  Лорд  Палафокс.  Немногие   генетические   индексы
известны нам столь хорошо.
     - Прекрасно, я переведу ее в свой дом.
     Палафокс появился минут через десять. Он  отвесил  церемонный  поклон
Гитан Нецко, глядевшей на него в страхе. Палафокс говорил вежливо:
     - Выяснилось, что ты носишь моего ребенка, предположительно класса АА
- великолепного класса. Я возьму тебя под свое личное  попечение,  о  тебе
будут хорошо заботиться.
     - Я ношу вашего ребенка? - она мрачно поглядела на него.
     - Это показывают анализаторы. Если ты  будешь  хорошо  справляться  с
этой задачей, то получишь  вознаграждение.  И  уверяю,  тебе  не  придется
упрекать меня в скупости.
     Гитан Нецко вскочила на ноги, глаза ее пылали:
     - Это ужас - я не буду носить такое чудовище!
     Она стремительно побежала по  комнате,  выскочила  в  двери,  врач  и
Палафокс бросились вслед. Гитан промчалась мимо дверей, ведущих в комнату,
где некоторое время назад  ее  ожидал  Беран,  но  увидела  лишь  огромный
эскалатор. Около входа на него она замешкалась  и  оглянулась  с  гримасой
ужаса. Худая фигура Палафокса была всего в нескольких ярдах позади нее.
     - Стой! - яростно крикнул он. - Ты носишь моего ребенка!
     Она не ответила - лишь глянула  на  лестницу.  Потом  закрыла  глаза,
вздохнула - и упала вниз. Лестница была очень  крутой.  Гитан  катилась  -
вниз, вниз, ударяясь с глухим стуком о ступени,  а  Палафокс  в  изумлении
глядел ей вслед. Наконец она остановилась - далеко внизу. Мягкий  комочек,
сочащийся кровью... Врачи тут же на носилках подняли ее, но было ясно, что
ребенок погиб, и Палафокс отбыл в крайнем раздражении.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама