Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Джек Вэнс Весь текст 296.29 Kb

Языки Пао

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26
требует ситуация. Все, что сейчас происходит, - часть плана,  очень  давно
разработанного и действующего.
     - Может возникнуть  необходимость  расстроить  этот  план,  -  сказал
Беран.
     Палафокс беспечно ел инжир:
     - Ты, естественно, вправе попытаться.
     В течение нескольких следующих дней Беран много размышлял.  Палафокс,
видимо, считает его действия предельно предсказуемыми и уверен в том,  что
он  будет,  как  автомат,  реагировать  так,  как  это  благоприятно   для
Палафокса. Это предположение заставило Берана быть осторожным, и он  решил
повременить с действиями против трех новых паонитских сообществ.
     Великолепный гарем Бустамонте он распустил  и  занялся  формированием
своего   собственного.   Это   было   необходимо:   Панарх,   не   имеющий
соответствующих его положению наложниц, воспринимался  бы  с  подозрением.
Беран и сам не чувствовал к этому особого нерасположения, а  поскольку  он
был красив, молод и к тому же  снискал  в  народе  славу  героя,  проблема
состояла не столько в поиске, сколько в выборе.
     Но дела государства оставляли слишком мало времени для удовлетворения
своих  желаний  и  потворства  прихотям.  Бустамонте  переполнил   колонию
каторжан на Вределтоне уголовными и политическими преступниками, к тому же
смешал их вместе. Беран объявил амнистию - она касалась всех, кроме  самых
закоренелых злодеев. Бустамонте также в последнее время  своего  правления
очень увеличил налоги, и они уже приближались к изнурительным  для  народа
величинам, как во время Аэлло. К тому же чиновники-взяточники взимали  еще
и дань в свою пользу.  Беран  действовал  решительно,  переведя  продажных
чиновников на низкоквалифицированные работы с тем, чтобы заработки  шли  в
уплату их долгов.
     Однажды  без  всякого  предупреждения  красно-сине-коричневый  корвет
посетил Пао. На секторальном мониторе показался привычный сигнал  посадки,
корвет, будто не замечая его, выбросил длинный, в  форме  змеиного  языка,
вымпел и пренебрежительно опустился прямо на крышу Великого Дворца.
     Эбан Бузбек, Гетман клана Брумбо с Батмарша, сошел на землю со  своей
свитой.   Не   обращая   внимания   на   дворцовых   распорядителей,   они
промаршировали  в  огромный  тронный  зал,  громко   призывая   по   имени
Бустамонте.
     Беран, облаченный в черное церемониальное платье, вошел в зал.
     К этому времени Эбану Бузбеку уже сообщили о  смерти  Бустамонте.  Он
долго и насмешливо глядел на Берана, затем подозвал переводчика:
     - Узнайте, признает ли новый Панарх меня своим властелином?
     На робкий  вопрос  переводчика  Беран  ответа  не  дал.  Эбан  Бузбек
пролаял:
     - Каков ответ нового Панарха?
     - По правде говоря, - сказал Беран, - у меня нет готового  ответа.  Я
хочу править с миром,  тем  более,  я  считаю,  что  долг  Батмаршу  давно
уплачен.
     Переводчик перевел.
     Услыхав ответ, Эбан Бузбек коротко и грубо рассмеялся:
     - Такой подход слишком далек от реальности. Жизнь - это  пирамида,  и
на ее вершине может стоять только один человек. В  данном  случае  это  я.
Ступенью ниже стоят другие воины клана  Брумбо.  Прочие  ступени  меня  не
интересуют. Вы должны занять ту ступень, на которую даст  вам  право  ваша
доблесть. Я здесь  с  совершенно  определенной  миссией  -  потребовать  с
паонитов  еще  денег.  Мои  расходы  растут  -  сообразно  с  этим  должна
увеличиться и дань. Если вы соглашаетесь, мы расстаемся друзьями. Если  же
нет - мои свирепые вояки посетят вас, и вы будете горько сожалеть о  вашем
упрямстве.
     Беран сказал:
     - У меня нет выбора. Я вынужден уплатить вам дань.  Но  скажу  также,
что мы будем полезнее вам в качестве друзей, нежели данников.
     В языке Батмарша слово  "друг"  означало  лишь  "собрат  по  оружию".
Услышав такой ответ Берана, Эбан Бузбек рассмеялся:
     - Паониты как военные союзники? Это те, которые  подставляют  задницу
под плеть по приказу? Даже Дингалы  с  Огненной  планеты,  державшиеся  за
бабушкин подол, лучшие воины! Нам, Брумбо, нет нужды в таких союзниках!
     Будучи переведенными на язык Пао, эти слова воспринимались  лишь  как
серия ничем не обоснованных оскорблений. Беран с трудом скрыл ярость:
     - Вам передадут деньги.
     Он холодно поклонился и пошел к выходу. Один из воинов  клана,  сочтя
такое поведение Панарха неуважительным, выскочил вперед, чтобы  преградить
ему путь. Рука Берана взметнулась, палец уже был направлен на противника -
но снова он сдержал себя. Вояка спинным мозгом почувствовал,  что  был  на
волосок от гибели - и отступил.
     Беран покинул тронный зал, не потеряв достоинства.
     Дрожа от злости, он явился к Палафоксу, которого все эти  новости  не
слишком интересовали.
     - Ты действовал правильно, -  сказал  он.  -  Это  пустая  бравада  -
бросать вызов таким опытным бойцам.
     Беран с грустью признал его правоту:
     -  Вопрос  совершенно  ясен  -  Пао  нуждается  в  защите   от   этих
головорезов... Тем не менее,  мы  в  состоянии  выплачивать  дань,  и  это
дешевле, чем содержать большую армию.
     Палафокс согласился:
     - Да, уплата дани несравненно экономнее.
     Беран изучал длинное тощее лицо, ища иронического выражения, но так и
не нашел.
     На следующий день после отбытия Брумбо Панарх приказал  подать  карту
Шрайманда  и  тщательно  изучил  расположение  валиантских  лагерей.   Они
тянулись вдоль побережья полосой миль десять в ширину и около ста в длину,
хотя земли вглубь от побережья  еще  на  десять  миль  также  пустовали  в
ожидании расширения полосы поселений.
     Вспоминая  время  своей  службы  в  Деиромбоне,  Беран  вновь  увидел
пылающие глаза молодых мужчин и женщин, их страстные лица, их непреклонное
выражение - он вспомнил об их  неудержимом  стремлении  к  славе...  Беран
вздохнул. Такие качества достойны приложения!
     Он вызвал Палафокса и с жаром начал это ему доказывать, хотя Палафокс
ему не возражал.
     - Теоретически я согласен с необходимостью армии, а наряду  с  ней  и
высокоразвитой промышленности. Но методы Бустамонте жестоки, разрушительны
и неестественны!
     Палафокс заговорил серьезно:
     - Допустим,  что  каким-то  чудом  удастся  набрать,  вымуштровать  и
внушить необходимые идеи армии паонитов - и что  тогда?  Откуда  возьмется
вооружение?  Кто  обеспечит  их  военными   кораблями?   Оборудованием   и
средствами связи?
     - Меркантиль  -  постоянный  источник  поставок  для  наших  нужд,  -
медленно произнес  Беран.  -  Может  быть,  нас  будет  снабжать  техникой
какая-нибудь цивилизация даже не из нашей Галактики.
     - Меркантиль никогда и ни с кем не вступит в сговор против Брумбо,  -
ответил Палафокс, - а чтобы торговать с миром, находящимся вне  Галактики,
нужно обеспечить достойный взаимообмен. Чтобы добиться  этого,  ты  должен
стать равноправным торговым партнером.
     Беран поглядел в окно:
     - Пока у нас нет грузовых кораблей, торговать мы не можем.
     -  Совершенно  справедливо,  -  сказал  Палафокс,  судя   во   всему,
пребывавший в великолепном настроении. - Пойдем, я покажу тебе кое-что,  о
чем, вероятно, ты еще не знаешь.
     На быстроходном черном катере Палафокс  и  Беран  полетели  на  берег
Желамбре. В ответ на расспросы Берана  Палафокс  отмалчивался.  Он  привез
Берана в закрытую зону на  перешейке  полуострова  Местгелаи,  где  стояла
группа зданий, мертвых и безобразных. Палафокс ввел Берана в самое большое
из них. Они остановились перед длинным цилиндром. Палафокс сказал:
     - Это секретная разработка группы лучших студентов. Как ты понимаешь,
это маленький космический корабль. Первый, я надеюсь, построенный на Пао.
     Беран молча оглядел устройство. Понятно было, что Палафокс  играет  с
ним, как кошка с мышкой. Он подошел  ближе  к  кораблю.  Поверхность  была
шершавой, отдельные детали весьма грубо  обработаны  -  общее  впечатление
можно было выразить словами "неладно скроено, да крепко сшито".
     - Он взлетит? - спросил Беран.
     -  Не  сейчас.  Но  когда-нибудь  -  без  сомнения,  примерно   через
четыре-пять  месяцев.  Некоторые  узлы  особой   сложности   заказаны   на
Брейкнессе. Но, за исключением их, - это целиком паонитская разработка.  С
флотом таких кораблей ты можешь добиться независимости Пао от  Меркантиля.
И я не сомневаюсь, что вы с легкостью найдете торговых  партнеров,  потому
что меркантилийцев слишком заботит собственная выгода.
     - Естественно, я благодарен, - сказал Беран неохотно. - Но почему эти
работы держали от меня в секрете?
     Палафокс поднял руку и заговорил успокаивающим тоном:
     - От тебя ничего не хотели утаить. Это лишь один проект из множества.
Молодые  юноши  и  девушки  с  жаром  бросаются  разрешать  все  проблемы,
создавать то,  чего  недостает  на  Пао.  Каждый  день  они  предпринимают
что-нибудь новое.
     Беран скептически проворчал:
     - Как можно скорее все эти изолированные группировки должны влиться в
общую массу населения!
     Палафокс запротестовал:
     - Я считаю,  что  время  -  не  средство  для  ослабления  энтузиазма
текникантов. Конечно,  приходится  признать,  что  перемещенное  население
пострадало, но ведь результаты того стоят.
     Беран не ответил. Палафокс сделал  знак  молча  наблюдавшей  за  ними
группе  текникантов.  Они  подошли  ближе,  были  представлены  и   слегка
удивлены, когда  Беран  заговорил  с  ними  на  их  языке.  Потом  Панарха
проводили внутрь корабля. Интерьер лишь усилил первоначальное  впечатление
- грубая работа, но высокая степень эксплуатационной надежности.  И  когда
Беран возвратился в Великий Дворец, его терзали новые сомнения.  Может  ли
это быть: Бустамонте был прав, а он, Беран, ошибался?



                                    16

     Пролетел год. Опытный образец космического  корабля  текникантов  был
испытан и введен в эксплуатацию в  качестве  тренировочного.  По  прошению
координационного совета текникантов началось форсирование крупномасштабной
программы по строительству космического флота.
     Активность валиантов все возрастала.  Много  раз  решал  Беран  резко
сократить количество лагерей - и всякий раз лицо Эбана Бузбека  появлялось
перед его внутренним взором, и вся решительность улетучивалась.
     Этот год был годом процветания Пао. Никогда прежде люди не  жили  так
хорошо. Гражданские службы держались как бы в тени, чиновники были честны,
налоги   были   необременительными,   исчезла   всякая   тень   страха   и
подозрительности,  столь  свойственных  времени  правления  Бустамонте.  В
народе витало чувство совершенно непаонитского довольства жизнью.
     Новоязычные поселения, словно опухоль, не доброкачественная, но и  не
злокачественная, не были забыты - но их  терпеливо  переносили  как  нечто
неизбежное. Беран не нанес визита в Институт Когитантов в Поне  -  тем  не
менее, он знал, что институт  очень  расширяется,  что  поднимаются  новые
здания,  возводятся  новые   общежития,   лаборатории,   мастерские,   что
количество учащихся растет день ото дня -  за  счет  брейкнесских  юношей,
которые все без исключения  походили  на  Палафокса,  и  за  счет  других,
гораздо моложе, вышедших из детских садов при Институте - детей  Палафокса
и детей его детей...
     Прошел еще год, и из космоса  вновь  спустился  размалеванный  корвет
Эбана Бузбека. Как  и  прежде,  он  проигнорировал  сигнал  на  посадочной
площадке и опустился на площадку крыши Великого Дворца.
     Как и прежде Эбан Бузбек со  своей  чванливой  и  разряженной  свитой
промаршировал в  огромный  зал,  куда  и  потребовал  Берана.  Последовала
десятиминутная пауза, в течение которой воины нетерпеливо  переминались  с
ноги на ногу, бряцая оружием.
     Беран вошел в зал и остановился, оглядывая воинов клана,  повернувших
к нему свои холодные лица. Беран выступил вперед. Он и не думал изображать
приветливость:
     - Зачем вы пожаловали на Пао на этот раз?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама