Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Джек Вэнс Весь текст 376.29 Kb

Машина смерти

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 33
ругательство,  обронил  газету  и,  повернувшись  к  Герсену,  стал  бурно
негодовать по поводу воцарившегося беззакония.
     - Еще одно похищение! Еще один невинный человек  увезен  на  Обменный
Пункт! Почему они не могут  это  прекратить?  Куда  смотрит  полиция?  Они
предлагают  людям  соблюдать   меры   предосторожности!   Какое   позорное
положение!
     Герсен выразил чистосердечное согласие, но заметил, что он  не  знает
другого эффективного  решения  этой  проблемы  кроме  запрета  на  частные
космические корабли.
     - А почему бы и нет? - требовательно заявил  старик.  -  У  меня  нет
космического корабля и мне он не нужен. В  лучшем  случае  корабли  служат
безделью и разврату, в худшем - становятся орудиями  преступления,  обычно
похищения.  Посмотрите-ка,  -  он  хлопнул  рукой  по  газете,  -   десять
похищений, и все - с помощью космических кораблей.
     - Десять? - удивился Герсен. - Так много?
     - Десять за последние две недели, и все солидные состоятельные  люди.
Деньги уплывают в Глушь для обогащения мерзавцев, это потеря для всех нас.
     Он продолжал возмущаться, что  моральные  ценности  деградируют,  что
почтение к закону и порядку упало до самой низкой точки, что только  самые
бестолковые или невезучие преступники попадают в руки закона. Для  примера
он указал на человека, которого он видел только вчера и которого знал  как
помощника пресловутого Кокора Хеккуса, ответственного по меньшей  мере  за
одно похищение.
     Герсен выразил изумление. Уверен ли его собеседник в этом факте?
     - Разумеется, уверен! Тут не может быть и тени сомнения! Я никогда не
забываю лиц, даже если прошло восемнадцать лет.
     Интерес Герсена начал ослабевать; старик, однако, продолжал говорить.
Герсен решил, что он наверняка - или почти наверняка - не является агентом
Кокора Хеккуса.
     - В Понтерфракте, на Алоизиусе, где я служил Старшим Регистратором  в
Инквизиции он предстал перед судом Гульдонерии и  вел  себя  исключительно
нагло, учитывая тяжесть предъявленных ему обвинений.
     - А в чем его обвиняли? - спросил Герсен.
     -  Подкуп  с  целью  организации  ограбления,   незаконное   владение
антикварными ценностями и  оскорбительное  поведение.  Его  наглость  была
оправдана,  так  как  он  не  понес  никакого  наказания,  кроме   устного
порицания. Очевидно, Кокор Хеккус оказал давление на судей.
     - И вы вчера видели этого человека?
     - Совершенно точно. Он прошел мимо  меня,  направляясь  на  север,  к
Парусному Пляжу. Если чисто случайно я наткнулся на одного  безнаказанного
преступника, то представьте, сколько их бродит вокруг.
     - Положение серьезное, - заявил Герсен. Этого человека следует  взять
под наблюдение. Вы не помните его имени?
     - Нет. А если бы и помнил - что толку. Это наверняка не то  имя,  что
он носит сейчас.
     - У него есть какие-нибудь особые приметы?
     Старик нахмурился.
     - Пожалуй, нет. У него довольно большие уши и нос.  Глаза  круглые  и
близко посаженные. Он моложе меня. Хотя я слышал, что люди на  Фомальгауте
взрослеют поздно из-за своей особой пищи, от которой желчь свертывается.
     - Ага. Так он сандускер?
     - Он на этом настаивал, причем  в  довольно  экстравагантной  манере,
которую я могу описать как тщеславие.
     Герсен вежливо рассмеялся.
     -   У   вас   замечательная   память.   Вы    думаете,    что    этот
сандускер-преступник живет в районе Парусного Пляжа?
     - А почему бы и нет? Там как раз собираются такие непутевые люди.
     - Это верно.
     Отпустив еще пару реплик, Герсен поднялся и откланялся.
     Слайдвей  был  параллелен  эспланаде,  тянулся   далеко   к   северу,
сворачивал в туннель Лосассо и заканчивался  на  площади  Мериш  в  центре
Парусного Пляжа. Герсен довольно прилично знал этот район; стоя на площади
и глядя на мелнойские высоты,  он  мог  видеть  дом,  где  некогда  обитал
Хильдемар Даске. И мысли Герсена на мгновение стали  меланхоличными...  Он
заставил  себя  вернуться  к  сегодняшним  делам.   Отыскать   безымянного
сандускера будет потруднее, чем было найти Хильдемара Даске, которого было
достаточно увидеть однажды, чтобы запомнить на всю жизнь.
     Вокруг площади были невысокие строения с толстыми стенами, сложенными
из кораллобетона, окрашенного  в  белый,  лавандовый,  бледно-голубой  или
розовый цвет. В ярком  свете  Ригеля  они  сияли  и  переливались  разными
цветами и оттенками, так что окна и двери по контрасту казались совершенно
черными провалами. Вдоль одной из сторон площади тянулся ряд  магазинов  и
лавок, явно рассчитанных на  туристов.  Парусный  Пляж,  с  его  анклавами
инопланетных жителей, каждый со своими типичными  ресторанами  и  лавками,
был уникален. Другого такого места было не сыскать во всей Ойкумене, разве
что в одном-двух районах Земли.
     В киоске Герсен купил "Путеводитель по Парусному Пляжу",  но  там  не
упоминался квартал сандускеров. Он  вернулся  к  киоску.  Продавщица  была
маленькой, толстой, почти шарообразной  женщиной  с  кожей,  окрашенной  в
бледно-зеленый цвет: возможно, она была из крокинольских Импов.
     Герсен поинтересовался.
     - Где тут живут сандускеры?
     Женщина задумалась.
     - Да их тут не так много. Спуститесь  по  Ард-стрит,  и  там  найдете
парочку. Их попросили там поселиться,  чтобы  ветер  относил  вонь  от  их
стряпни в сторону моря.
     - А где их продуктовый магазин?
     - Если это можно назвать продуктами. Я называю это дрянью. Вы сами не
сандускер? Я вижу, что нет. Он там же, на Ард-стрит. Свернете вниз вон там
- видите парочку в черных плащах? Это и будет Ард-стрит. И берегите нос.
     Герсен вернул "Путеводитель", который тут же занял  прежнее  место  в
витрине. Он пересек площадь, прошел  мимо  двух  бледных  людей  в  черных
плащах и свернул на Ард-стрит. Это была скорее аллея, полого  сбегающая  к
воде. В первом квартале были расположены, в основном,  частные  и  игорные
дома, источающие довольно приятный аромат ладана.  Потом  тянулся  длинный
убогий квартал, переполненный ребятишками с длинными золотыми цепочками  в
ушах, одетыми лишь в красные или зеленые рубашонки до пупа. Затем,  уже  у
самой воды, Ард-стрит  расширялась  и  заканчивалась  небольшой  площадью.
Герсен внезапно оценил мудрость совета, данного  продавщицей.  Воздух  был
действительно  перенасыщен  запахами,  горько-сладкая  органическая   вонь
просто разъедала ноздри. Герсен поморщился и направился  в  лавку,  откуда
исходили эти ароматы. Набрав полную грудь воздуха,  он  нагнулся  и  вошел
внутрь. Справа и слева  стояли  деревянные  бочонки,  содержащие  пасты  и
жидкости с погруженными  в  них  предметами.  Над  головой  висели  связки
каких-то сморщенных сине-зеленых штуковин размером  с  кулак.  Позади,  за
прилавком,  заваленным  липкими  розовыми  сосисками,  стоял  парень   лет
двадцати с клоунским лицом, одетый в расписную красно-коричневую рубашку и
с головой, повязанной черным бархатным  платком.  Он  лениво  опирался  на
прилавок и без особого интереса наблюдал за тем,  как  Герсен  пробирается
мимо бочек.
     - Вы сандускер? - спросил Герсен.
     - А  то  кто  же?  -  Это  было  сказано  с  непонятной  для  Герсена
интонацией, включавшей множество оттенков: грустную гордость,  причудливую
угрозу, показное смирение.
     Парень спросил:
     - Хотите поесть?
     Герсен покачал головой.
     - Я не принадлежу к вашей церкви.
     - Хо-хо! - воскликнул парень. - Так вы знаете Сандуск?
     - Только понаслышке.
     Продавец ухмыльнулся.
     - Вы не должны верить в эту дурацкую байку, будто  мы,  сандускеры  -
религиозные фанатики, которые едят  всякую  мерзость  вместо  того,  чтобы
бичевать себя. Это совершенное вранье. Послушайте, вы честный человек?
     Герсен задумался.
     - Обычно да.
     Парень подошел к одной из бочек, нагнулся и  достал  комок  блестящей
коричневой пасты.
     - Попробуйте! Судите сами! Используйте вкус, а не обоняние!
     Герсен обреченно пожал плечами и попробовал. Во рту сначала защипало,
затем словно что-то взорвалось. Язык прилип к гортани.
     - Ну как? - спросил юнец.
     - Если это возможно, - с трудом выдавил Герсен, -  на  вкус  это  еще
омерзительнее, чем на запах.
     Парень вздохнул.
     - Таково общее мнение.
     Герсен вытер губы тыльной стороной ладони.
     - Вы знаете всех сандускеров в округе?
     - Ага.
     -  Я  ищу  высокого  человека  со  слегка   косящими   глазами,   без
указательного пальца на левой  руке  и  с  волосами,  напоминающими  хвост
кометы.
     Продавец ухмыльнулся.
     - А как его зовут?
     - Я не знаю.
     - Смахивает на Пауэлла Дарлинга. Он вернулся на Сандуск.
     - Ясно. Впрочем, неважно. Деньги пойдут в провинциальную казну.
     - Жаль. А что за деньги?
     - Я ищу двух сандускеров, которые оказали услугу эксцентрично богатой
старухе. Второго, как мне сказали, тут тоже нет.
     - А кто второй?
     - Мне сказали, что он улетел с Альфанора месяц назад.
     - В самом деле? Кто бы это мог быть?
     - Его имени я тоже не знаю. Человек средних  лет,  с  большим  носом,
оттопыренными ушами и близко посаженными глазами.
     - Это может быть Долвер Каунд, но он пока здесь.
     - Что? Вы уверены.
     - Угу. Спуститесь к набережной и постучите во вторую дверь слева.
     - Спасибо.
     - У нас принято платить за деликатесы, которые вы пробуете.
     Герсен расстался с монетой и вышел  из  лавки.  Воздух  на  Ард-стрит
показался ему чистым и свежим.
     Набережная была перпендикулярна Ард-стрит; в  шести  метрах  ниже  на
берег набегали волны океана, прозрачные и сияющие,  как  сапфир,  в  лучах
Ригеля. Герсен свернул налево и остановился  у  второй  двери  -  входа  в
небольшой коттедж, все из того же кораллобетона.
     Герсен постучал в дверь. Внутри послышались неуверенные  шаги.  Дверь
отворилась, и Долвер Каунд выглянул наружу. Он был старше и  тяжелее,  чем
думал Герсен, у него было красное круглое лицо и синюшные губы.
     - Да?
     - Я войду внутрь, если позволите, - Герсен шагнул вперед.
     Каунд неразборчиво запротестовал,  но  посторонился.  Герсен  оглядел
комнату. Они были  одни.  Мебель  была  убогой,  на  полу  лежал  потертый
пурпурно-красный  ковер,  на  плитке  разогревался  обед.  Ноздри  Герсена
непроизвольно дернулись.
     Каунд, опомнившись, сделал глубокий вдох и выпятил грудь.
     - Что означает это вторжение? Кого или что вы ищите?
     Герсен окинул его мрачным взглядом.
     -  Долвер  Каунд,  в  течение  восемнадцати  лет  вы  скрываетесь  от
заслуженного возмездия.
     - Что-что?
     Герсен вытащил идентификационную пластину, похожую  на  удостоверение
МПКК, с фотографией под прозрачной семилучевой звездой. Он приложил ее  ко
лбу и звезда вспыхнула. Долвер Каунд следил за ним, разинув рот.
     - Я сотрудник Карающей Руки  Нового  Правосудия  в  Понтерфракте,  на
Алоизиусе,  Вега  Три.  Восемнадцать  лет  назад  вам   удалось   обмануть
правосудие. Сейчас я объявляю вас арестованным. Вы  должны  вернуться  для
нового слушания дела.
     Каунд закричал высоким голосом, заикаясь от возбуждения:
     - У вас нет никакого права! Здесь не ваша территория! И я  вообще  не
тот человек, которого вы ищите!
     - Нет? А кого я должен арестовывать? Кокора Хеккуса?
     Каунд облизал губы и глянул на дверь.
     - Уходите. И не возвращайтесь. Я не желаю иметь с вами дело.
     - Как насчет Кокора Хеккуса?
     - Не называйте при мне таких людей!
     - Либо вы, либо он должны предстать перед судом. В данный  момент  он
недоступен. Вам придется пойти со мной. Даю вам десять минут на сборы.
     - Чушь! Анекдот! Чистый бред!
     Герсен  вытащил  оружие  и  смерил  Каунда  тяжелым  взглядом.  Каунд
внезапно подобрел и замямлил:
     -  Подождите!  Давайте  поговорим,  разберемся,  где   вы   ошиблись.
Присядьте! Таков наш обычай. Выпьете?
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 33
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама