Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Лоис Буджолд Весь текст 610.77 Kb

Кольца духов

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
     - Все готово, мастер Просперо? - Капитан с улыбкой кивнул на шкатулку из черного дерева. - Приказать моим людям нести ее?
     - Пожалуй, понесу ее я сам, - сказал мастер Бенефорте, подняв шкатулку. - Пусть один идет впереди, а ругой сзади.
     - Очень хорошо.
     Сам капитан и Фьяметта пошли по сторонам ювелира.
     - Дверь до моего возвращения держи на засове, Тесео, - крикнул через плечо мастер Бенефорте, и подмастерье с неуклюжим поклоном закрыл за ними дверь. Мастер Бенефорте постоял, пока не услышал звук задвигаемого засова, а тогда кивнул и пошел вперед по булыжной мостовой.
     Был солнечный день две недели спустя после святого праздника Пасхи и еще достаточно прохладный, чтобы не изнемогать в бархате. За недели, прошедшие с того дня, когда Фьяметта отлила свое кольцо, почки на деревьях успели развернуться. Она стиснула львиное кольцо на левом большом пальце и подставила гранат (со вздохом) лучам солнца, так что в нем заиграли огоньки. Тот же свет отражался от желтых кирпичей, камней и черепичных крыш. Тускло-бурая зимой, Монтефолья в долгие летние дни казалась золотым городом. Они прошли улицу с большими домами, между которыми стояли дом и мастерская ее отца, а затем свернули в более древний, более тесный квартал. В боковом проулке, тянувшемся к воде, Фьяметта увидела лодки и пристань. Несколько ленивых озерных чаек с криком устремлялись вниз и снова взлетали. Может быть, батюшка, когда летом снова возьмет ее удить рыбу, все-таки научит ее тайному заклинанию, которым пользуется, наживляя крючок. Узкое озеро тянулось на одиннадцать миль к северу от Монтефольи к предгорьям Альп, по ту сторону которых лежала родина капитана Окса. Неделю назад через перевал Монтефолья прошли первые в этом году караваны, как слышала Фьяметта. Хотя путь этот проходил выше и был труднее прославленного Бреннерского перевала дальше к востоку, но маленькому герцогству вполне хватало своего перевала. Монтефолья была горным суровым краем, который от полной нищеты спасали только небольшая торговля и рыболовство на озере.
     На восточном берегу к северу от города монахи монастыря Святого Иеронима разбили виноградники, сеяли на террасах яровую пшеницу, содержали яблоневый сад и разводили овец. Главная дорога пролегала по восточному берегу под каменными стенами монастыря. Западный берег был слишком крутым и скалистым, там вились только козьи тропы. Фьяметта увидела на белой пыльной ленте нескольких всадников и медленно ползущую повозку, запряженную волами. В скрипториуме Святого Иеронима переписывались и иллюминировались книги для библиотеки герцога - гордости замка, который стоял на утесе, господствуя над расстилавшимся перед ним городом. Герцог гордился тем, что в его библиотеке не было ни единой современной дешевой печатной книги, а только каллиграфически безупречные рукописи, переплетенные в кожу с богатым тиснением, - более ста томов. На взгляд Фьяметты, это было стеснительным ограничением, по, возможно, герцог Сандрино так ценил каллиграфию потому, что, умея читать, писать не умел. Старые люди нелепо цеплялись за непонятно что.
     - А как празднуется помолвка? - спросил мастер Бенефорте у капитана, и поотставшая Фьяметта поспешила нагнать их.
     - Ну, герцогиня устроила иллюминацию в саду вчера вечером с живыми картинами и мадригалами. И пение было очень приятным.
     - Я бы занимался костюмами для них всех, если бы герцог не требовал ее. - Мастер Бенефорте приподнял черную шкатулку. - Удивляюсь, как этот олух ди Римини ничего не испортил! Он не способен толком нарисовать даже дверную ручку.
     Капитан иронично улыбнулся на эту шпильку по адресу самого сильного соперника мастера Бенефорте среди местных искусных ремесленников.
     - Он справился. Для вашего утешения скажу, что была скверная минута, когда свеча подожгла головной убор, но мы успели облить бедную даму водой вовремя и погасили огонь, так что она осталась цела и невредима, если не считать ее перьев. Я знал, что поступил правильно, когда потребовал, чтобы позади сцены поставили ведра с водой.
     - Ха! Но насколько я понял, будущий жених хотя бы сегодня утром приехал вовремя.
     - Да. - Капитан нахмурился. - Должен признаться, мне не понравилась его свита. Видно, что с ними шутки плохи. И пятьдесят дружинников, по-моему, слишком много для подобного случая. Не знаю, о чем только думал герцог Сандрино, когда разрешил сеньору Лозимо взять с собой их столько. Он говорит, что это честь, положенная его будущему зятю.
     - Ну, Уберто Ферранте был кондотьером до того, как два года назад унаследовал Лозимо, - рассудительно заметил мастер Бенефорте. - Он прожил тут недостаточно долго, чтобы заручиться верностью местных людей. А этим он, предположительно, доверяет.
     - Унаследовал, как бы не так! Подкупил папскую курию, чтобы она не признала права более близкого родственника, и снова, чтобы получить разрешение на брак с наследницей. Полагаю, кардинал Борджиа хотел, чтобы Лозимо владел гвельф <Гвельфы - политические группировки в городах Италии в XII - XV вв. Противостояли сторонникам императора - гиббелинам.> для уравновешивания притязаний Венеции и гиббелинов.
     - Насколько я могу судить по собственному моему опыту с курией, вы совершенно правы. - Мастер Бенефорте кисло улыбнулся. - Хотя меня и удивляет, откуда у Ферранте взялись деньги.
     - Честолюбивые замыслы Милана мне кажутся более настоятельной угрозой. Бедная Монтефолья, зажатая точно орех в таких щипцах!
     - О, Милан - назидательный пример того, как высоко может подняться простой солдат! Уповаю, сеньор Ферранте не слишком близко ознакомился с жизненным путем покойного Франческо Сфорцы. Женись на дочери, потом сделай себя хозяином страны... Запомни, Ури.
     - Увы! - вздохнул капитан. - Я не знаю ни единой наследницы. - Он задумчиво помолчал. - Собственно, именно это Ферранте и проделал в Лозимо. Будем надеяться, он не повторит того же в Монтефолье.
     - Думается, наш герцог и его сын в достаточно крепком здравии, чтобы воспрепятствовать подобному, - сказал мастер Бенефорте и погладил черную шкатулку. - И быть может, я сыграю свою маленькую роль, чтобы оно и впредь осталось крепким.
     Капитан уставился на носки своих сапог.
     - Ну, не знаю. Зато знаю, что герцог Сандрино не слишком рад этой помолвке, а герцогиня Летиция и того меньше. Не вижу, какие у Ферранте могут быть средства, чтобы настоять на своем, и все же чувствую.., из-за приданого шли жаркие споры.
     - Жаль, что сеньор Ферранте не моложе, а мадонна Джулия не старше.
     - Или и то и другое. Я знаю, герцогиня настояла, чтобы в брачном договоре было указано, что венчание будет через год, не раньше.
     - А тем временем конь сеньора Ферранте, быть может, сбросит его ногами вверх, чтобы он сломал шею.
     - Добавлю это к моим молитвам, - улыбнулся капитан, но он словно бы не шутил.
     Они умолкли, переводя дух перед крутым подъемом к замку. Прошли в ворота с двумя квадратными массивными башнями из тесаного камня и желтого кирпича, обычного для более новых построек в Монтефолье. Солдаты проводили их через мощеный двор и вверх по великолепной повой лестнице, которую построил нынешний герцог, чтобы как-то смягчить и украсить суровую громоздкую архитектуру своего родового гнезда. Мастер Бенефорте мимоходом выбранил резьбу перил и пробормотал свой обычный приговор:
     - Надо было нанять настоящего скульптора, а не деревенского камнереза...
     Они прошли через два темных зала к двери, ведшей во внутренний сад. Тут среди цветов и фруктовых деревьев были расставлены столы для пира.
     Гостей как раз рассаживали, как и надеялся мастер Бенефорте, считая эту минуту наиболее подходящей для представления плода своего искусства. Семья герцога, а также сеньор Ферранте, аббат монастыря Святого Иеронима и епископ Монтефольи - два сана, один человек - восседали за длинным столом на возвышении под балдахином из гобеленов. Ниже прямоугольником стояли четыре стола для гостей рангом пониже.
     Герцог Сандрино - приятно дородный мужчина пятидесяти лет с носом и ушами благородных пропорций, мыл руки в серебряном тазике, полном горячей воды, в которой плавали лепестки роз. Тазик держал его дворецкий мессер Кистелли. Десятилетний сын и наследник герцога сеньор Асканио сидел справа от отца. Служитель в ливрее сеньора Ферранте подставлял под сапоги своего господина скамеечку с кожаным верхом и в форме сундучка с резным гербом Лозимо. Видимо, скамеечка была каким-то капризом сеньора Ферранте, так как ноги у него и по длине, и по общему виду казались здоровыми. Но возможно, шелковые чулки-трико скрывали старую военную рану, все еще дающую о себе знать. Фьяметта твердо решила не глазеть по сторонам, но тем не менее старалась запомнить как можно больше подробностей великолепной выставки бархата, шелков, шляп, гербов, драгоценных украшений и причесок, окружавших ее.
     Мадонна Джулия, сидевшая между матерью и своим нареченным, была в весенне-зеленом бархатном платье с золотой вышивкой ив - ха! - шапочке, какие носят девочки. Правда, эта зеленая шапочка была богато вышита золотыми нитками и усажена мелкими жемчужинами. В падавшую на спину белокурую косу были вплетены зеленые ленты. Может быть, герцогиня Летиция намеренно старалась подчеркнуть юность дочери? Легкий румянец смущения на щеках Джулии еще усиливал се контраст с сеньором Лозимо, сидевшим по другую ее руку. Смуглый, мужественный, сильный, явно верный поклонник Марса. Губы сеньора Ферранте улыбались, не показывая зубов. Может быть, зубы у него гнилые?
     Аббат-епископ сидел слева от сеньора Ферранте - несомненно, и чтобы оказать ему эту честь, и чтобы у Ферранте был достойный собеседник, если девичье щебетание или стыдливое молчание Джулии ему наскучит. Аббат Монреале в юности был доблестным рыцарем, но, получив тяжкую рану, дал на смертном одре обет посвятить свою жизнь Церкви, если Господь его пощадит. И свой обет он исполнил блистательно: теперь, убеленный сединами, он пользовался славой как великий ученый и отчасти мистик. На пир он явился в облачении епископа, а не настоятеля: белое свободно ниспадающее одеяние, красная мантия с золотой каймой, положенная его сану, и шапочка из белой парчи на тонзуре. Кроме того, именно Монреале ежегодно проверял и мастерскую и душу Просперо Бенефорте, после чего продлевал церковное разрешение практиковать белую магию. Отвесив поклон герцогу, его семье и сеньору Ферранте, мастер Бенефорте поклонился аббату с глубоким и искренним почтением.
     Как они заранее отрепетировали, мастер Бенефорте преклонил колено и открыл шкатулку черного дерева, а Фьяметта с грациозным реверансом преподнесла солонку герцогу. Белоснежная скатерть послужила прекрасным фоном сверкающему золоту и ярким эмалям. Сидевшие за столом, подчиняясь единому порыву, захлопали в ладоши, и мастер Бенефорте просиял. Герцог Сандрино улыбнулся с видимым удовольствием и попросил, чтобы сам аббат благословил первую Соль, которой дворецкий поспешил наполнить сияющий золотой корабль.
     Мастер Бенефорте ждал затаив дыхание. Ведь наступила минута, когда, как он сказал Фьяметте после их репетиции, герцог должен будет оправдать его упования и насыпать в его сложенные ладони золотые дукаты щедрым жестом на глазах у всех гостей. В предвкушении он прицепил под плащом пустой кошель, чтобы быть готовым к этой золотой минуте. Но герцог всего лишь - правда милостиво - указал им на приготовленные для них места за нижним столом.
     - Ну, у него достаточно забот. Подождем, - пробормотал мастер Бенефорте себе в бороду, пряча горькое разочарование, когда они сели.
     Слуга принес им серебряный тазик для омовения рук - работы ее отца, как заметила Фьяметта. Подали вино, блюда с жареными равиоли, начиненными рубленой свининой с душистыми травами, и сливочный сыр, осыпанный сахарной пудрой. Пир начался. Затем последовали корзины с хлебом, испеченным из чистой белой муки, и подносы с телятиной, курами, ветчиной, колбасами и говядиной. И снова вино. Мастер Бенефорте настороженно посматривал на верхний стол. Но ни над одной тарелкой там не взметнулось голубое пламя. Фьяметта поддерживала вежливую беседу с сидевшей по другую ее сторону женой кастеляна, пухлой толстухой, которую звали дама Пия.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама