Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Лоис Буджолд Весь текст 610.77 Kb

Кольца духов

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
     - А инструментов ты никаких не вынес? - обеспокоенно осведомился у него мастер Энтльбух.
     Тейр уставился на него, как бык, которого ударили обухом по лбу. Бирс, едва встал на ноги, промямлил что-то невнятное, но, судя по тону, злобное, замахнулся на Тейра, но удар пришелся мимо, и Бирс свалился на пол. За дверью сарая под хлещущим ветром шуршала весенняя ледяная крупа.
     - Я пойду домой, - сказал Тейр.

***

     Окостенев от холода, он наконец добрел до своего домика. Мать с ужасом оглядела его, тут же стащила с него задубевшую одежду, уложила в собственную постель между двумя пуховыми перинами, куда сунула нагретые камни, напоила горячей ячменной водой, подслащенной медом, и ни словом не заикнулась ни об инструментах, ни даже о пропавшем капюшоне. Но прошло целых два часа, прежде чем он наконец перестал дрожать и трястись словно в пляске святого Витта. Матери он отрывисто рассказал о случившемся, опуская подробности, но все равно лицо у нее потемнело, губы сжались. И она не отходила от него ни на шаг, пока у него не перестали стучать зубы.
     Когда его голос стал почти обычным и она наконец уверилась, что он, наверное, останется жив, то прошла через комнату к полке над очагом и вернулась с листом бумаги, который похрустывал, пока Она его разворачивала.
     - Вот, Тейр. От твоего брата Ури. Пришло утром. Он нашел для тебя очень хорошее место.
     Ури все еще пытается заставить его взять пику наемника? Красная сургучная печать уже была сломана: их полная дурных предчувствий мать каждое редкое послание встречала со скрытым ужасом, ожидая известия о болезнях, воспалившихся ранах, ампутациях, о проигрыше всех денег или гибельной помолвке с какой-нибудь из шлюшек, вьющихся возле казарм, - о любой из смертельных опасностей, угрожающих солдату.
     Но Тейра отталкивали вовсе не опасности солдатского ремесла. Вся жизнь состоит из опасностей. И он охотно ковал бы мечи. Ему случалось видеть работу миланских оружейников, от которой дух захватывало. Но затем взять это произведение искусства и воткнуть его в живого человека.., нет! Он испустил страдальческий вздох и взял письмо.
     Его руку до плеча пронизало странное ощущение. Пальцы согрелись. И пока он читал, усталость отпустила его, и он сел в кровати. Стать вовсе не солдатом... Его глаза быстрее побежали по строкам, "...подмастерьем золотых дел мастера герцога и мастера мага.., чудесная бронзовая статуя, изготовляющаяся для его светлости герцога.., нуждается в сильном смышленом юноше.., такой случай..." Тейр погладил лист. Солнце уже жарко греет на южных склонах за перевалом в Монтефолье. Летом солнце будет пылать как плавильная печь! Он облизнул губы.
     - А как думаешь ты? - спросил он у матери. Она мужественно собралась с духом.
     - Я думаю, тебе следует отправиться туда. Пока дьявольская гора не съела тебя, как твоего отца.
     - Но ты останешься одна.
     - Твой дядя приглядит за мной. А мне будет легче знать, что ты в Монтефолье, а не в этом мерзком руднике день за днем. Если бы Ури думал сделать из тебя солдата, другое дело. Ты знаешь, как против я была, когда он пошел в наемники. Ведь так часто мальчики возвращаются домой - если возвращаются! - либо искалеченными и больными, либо совсем другими - черствыми, жестокими. Но это... Тейр поглядел на письмо.
     - Но знает ли мастер маг, что у меня нет дара к чародейству?
     Его мать поджала губы.
     - Признаюсь, вот это мне не по душе. Этот мастер Бенефорте - флорентиец. Может, он искусен в черной магии, а то и в еще худших черных чарах, которые также опасны для юношей, как и для девушек. Однако он работает для герцога Монтефолья, который, по словам Ури, для владетельной особы очень благороден.
     - Монтефолья! - Он никогда прежде не замечал, каким теплом веет от самого этого названия.
     - Ты умеешь читать и писать на двух языках и в латыни немножко разбираешься. Когда брат Гларус учил тебя, он как-то сказал мне, что ты мог бы отправиться в Падую и выучиться на доктора. Я часто об этом мечтала, но тут убило твоего отца, и жизнь стала тяжелой.
     - Я латынь не любил, - осторожно признался Тейр, вдруг сообразив, что есть судьбы и похуже, чем стать солдатом. Но его мать не продолжила этого разговора, а отошла помешать бурлящую над очагом гороховую кашу - с добавкой ветчины в честь чудесного спасения Тейра из рудника.
     Он опять заполз под пуховую перину и прижал письмо к груди. Тело у него все еще было холодным, как застывшее сало, но от бумаги словно исходило тепло. "Могильщик, могильщик, иди к огню..." Он засмеялся и приглушил смех, когда его мать обернулась с улыбкой, хотя иле поняла, что его развеселило. Монтефолья. "Клянусь Богом и кобольдом, думается, я так и сделаю!" Он откинулся на подушку и смотрел, как на беленом потолке между темными балками играют отблески огня, точно отражаясь от воды, и грезил о жарких летних днях.

Глава 3

     Руберта, домоправительница, помогла Фьяметте надеть через голову тяжелое платье из красного бархата и расправить его складки на нижней юбке из тонкого полотна. Фьяметта погладила эти широкие складки, которые потребовали столько бархата, и удовлетворенно вздохнула. Платье было куда великолепнее, чем она смела надеяться. Мастер Бенефорте неожиданно достал его из старого сундука, когда Фьяметта посетовала, какой жалкой будет она выглядеть на герцогском пиру в сером шерстяном платье, таком простом! Платье это принадлежало матери Фьяметты. Фьяметта с Рубертой неделю перекраивали его и перешивали. Судя по мерке, Фьяметта теперь была почти такого же роста, как ее мать, хотя и более худощавой. Странно! Мать ей помнилась высокой, а не миниатюрной - высокой, смуглой и такой теплой!
     Фьяметта вытянула руки, и Руберта натянула на них рукава, которые тут же привязала к платью в плечах, а затем для контраста распушила у локтей рукава нижнего платья. Красные бархатные рукава были вышиты серебряными нитями, что гармонировало с серебряной каймой по всему чудесному подолу.
     - Не дергайся так, душечка, - мягко попеняла Руберта и даже прикусила губу, стараясь завязать банты по всем правилам. Она отступила на шаг и оглядела Фьяметту с взыскательной гордостью. - А теперь волосы.
     - Да-да, пожалуйста! - Фьяметта послушно села на табурет.
     Нет уж, сегодня она не наденет шапочку, какие носят девочки, и не заплетет простую косу, падающую на спину. Вместе с платьем из сундука появилась сетка для волос из серебряных нитей и жемчужин, чудом не потемневших от времени. Руберта разделила волосы Фьяметты на две одинаковые, правда, кудрявящиеся волны, свернула их валиками у затылка, а затем закрепила сетку, скрывшую их пышность, оставив возле ушей по кокетливому локону. Фьяметта жадно посмотрелась в зеркальце и с восторгом , начала поворачивать голову то так, то эдак, любуясь колыханием локонов.
     - Спасибо, Руберта! - Она обхватила опоясанную передником талию домоправительницы и крепко ее обняла. - Ты такая искусница.
     - Ах, твои туфельки - они же остались на кухне! Сейчас принесу.
     Руберта торопливо вышла, а Фьяметта посмотрела на себя в зеркальце под разными углами и опять провела ладонью по мягким богатым складкам. Она забрала в рот нижнюю губку и, подчиняясь порыву, встала и подбежала к сундуку в ногах своей кровати.
     Раздвинув белье, она нашла плоскую дубовую шкатулку и открыла ее. Там покоилась смертная маска ее матери. Многие люди хранили восковые маски дорогих сердцу покойников. Просперо Бенефорте отлил маску матери Фьяметты в бронзе, которой его искусство придало теплый коричневый оттенок, такой же, какой отличал ее кожу при жизни. Темные глаза над мягким изгибом носа и широкого рта были закрыты словно во сне. Только сон был странно грустным. Фьяметта приложила маску к груди и поверх нее взглянула в зеркальце. Она скосила глаза в усилии слить маску и платье в одно неясное пятно. Потом спустила маску к подбородку и сравнила два лица. Какая часть более бледного принадлежала Просперо Бенефорте, а какая - этой исчезнувшей женщине? Переносица у Фьяметты была заметно выше, а подбородок изящнее, чем у этого темного лица, но в остальном... "Кто я? И чья я? Кому я принадлежу, матушка?" По галерее приближались шаги Руберты. Фьяметта поспешно уложила маску в шкатулку и снова ее заперла. Руберта протянула в дверь начищенные туфельки. - Поторопись! Отец ждет тебя внизу. Фьяметта сунула ноги в туфельки и, выпорхнув из спальни, побежала по верхней галерее, выходящей на двор. Спускаясь по лестнице, она подобрала платье, а потом расправила складки и дальше пошла чинно, ведь она была причесана, как знатная девица. И платье было не платьем рабыни или служанки, но доказывало, что ее мать была истинно христианской женой великого мастера. Фьяметта гордо вздернула подбородок.
     Мастер Бенефорте ждал в выложенной каменными плитами прихожей. Он тоже выглядел великолепно, решила Фьяметта. Плащ черного бархата ниспадал до колен, головной убор из той же материи обвивал голову наподобие тюрбана, а конец щегольски колыхался сбоку. Туника из бархата цвета темного меда с вырезом у самой шеи, где сияла белизной, выглядывая из-под него, полоска полотна, завершалась сборчатыми складками, черные чулки-трико дополняли его наряд. Вопреки седине в волосах мастер Бенефорте все еще не носил длинных одежд почтенных старцев, и темные цвета, которые он предпочитал, указывали на зрелость, еще полную сил. На грудь он надел гармонирующую с туникой золотую цепь, свое собственное изделие, свидетельствовавшее о его искусстве.
     Он обернулся, услышав шаги Фьяметты:
     - А, вот и ты. - Он оглядел ее с головы до ног, и в его глазах появилось какое-то отрешенное выражение. Он что-то буркнул и помотал головой, будто отгоняя видение.
     - Я хорошо выгляжу, батюшка? - спросила Фьяметта с испугом.
     - Ты выглядишь хорошо. Ну-ка! - Он протянул к ней руку.
     Через его ладонь был перекинут серебряный пояс чудесной работы. Фьяметта с удивлением взяла его. Он был сделан в форме серебряной змеи, круглой и гибкой, почти как веревка. Сверкающие чешуйки, совсем такие же, как у настоящей змеи, накладывались друг на друга, пряча то, что скрепляло их воедино. Голова была литого серебра, тоже совсем как настоящая, а глазами служили два мерцающих зеленых осколочка.., изумруда? Стекла?
     - Надень, - сказал мастер Бенефорте.
     - Как? Я не вижу застежки.
     - Просто оберни вокруг талии. Он удержится.
     - Он заколдован, правда?
     - Просто маленькое заклятие, чтобы оберечь тебя.
     - Спасибо, батюшка. - Она надела змею как пояс, заведя кончик хвоста за голову, и действительно этот пояс держался крепко. И только тогда она сообразила спросить:
     - А он снимается?
     - Когда захочешь.
     Фьяметта сняла, а потом снова надела его.
     - Вы его только сейчас сделали? - А она-то думала, что он дни и ночи трудится, чтобы закончить солонку.
     - Нет. Он у меня довольно давно. Я только его почистил и обновил заклятие.
     - Он был матушкин?
     - Да.
     Фьяметта погладила пояс, ее пальцы заскользили по чешуйкам. Они отвечали слабым музыкальным звуком, почти неуловимым для слуха.
     Солонка герцога стояла в ожидании на скамье у стены. Новая шкатулка для нее была изнутри обита атласом и сделана из того же черного дерева, что и основание солонки, с золотыми замочками и золотыми ручками по бокам. Фьяметта помогала собирать шкатулку и полировать ее. Ей бы и в голову не пришло, что ее отец чего-то опасается, но он открыл шкатулку, чтобы в последний раз проверить, все ли в порядке, а затем перепроверил надежность замочков, после чего ушел в мастерскую и выглянул в окно.
     - А! Наконец-то! - Услышала она его голос, и он сразу же вернулся в прихожую, чтобы отодвинуть засов и впустить капитана-швейцарца и двух гвардейцев. Нагрудники гвардейцев сверкали, как зеркала, а капитан Оке был одет в свою лучшую и самую чистую ливрею - новая куртка с золотыми пуговицами была выдана в честь помолвки.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама