Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Виталий Бианки Весь текст 408.93 Kb

Лесные были и небылицы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 35
     - Фьють! - свистнул соловей. -  Придет  осень,  -  я  отсюда  учлечу.
Далеко-далеко улечу, туда, где и зимой тепло и розы цветут. Там сытно, как
здесь летом.
     - Да ведь ты соловей, - говорит Зинька, -  тебе  что:  сегодня  здесь
спел, а завтра - там. А я  синичка.  Я  где  родилась,  там  всю  жизнь  и
проживу.
     А про себя подумала:
     "Пора, пора мне о своем домке подумать! Вот уж и люди в поле вышли  -
убирают хлеб, увозят с поля. Кончается лето, кончается..."


     СЕНТЯБРЬ

     - А теперь какой месяц будет? - спросила Зинька у Старого Воробья.
     - Теперь будет сентябрь, - сказал  Старый  Воробей.  -  Первый  месяц
осени.
     И правда: уже не так стало жечь солнце,  дни  стали  заметно  короче,
ночи - длиннее, и все чаще стали лить дожди.
     Первым делом осень пришла в поле. Зинька видела,  как  день  за  днем
люди свозили хлеб с поля в деревню, из деревни -  в  город.  Скоро  совсем
опустело поле, и ветер гулял в нем на просторе. Потом  раз  вечером  ветер
улегся, тучи разошлись с неба. Утром Зинька не узнала поля: восе оно  было
в серебре, и тонкие-тонкие серебряные ничточки плыли над ним  по  воздуху.
Одна такая ниточка, с крошечным шариком на конце, опустилась на куст рядом
с Зинькой. Шарик оказался паучком, и синичка, недолго думая, клюнула его и
проглотила. Очень вкусно! Только нос весь в паутине.
     А серебряные нити-паутинки тихонько плыли над  полем,  опускались  на
жнитво, на кусты, на лес: молодые паучки рассеялись  так  по  всей  земле.
Покинув свою летательную паутинку, паучки отыскивали себе щелочку  в  коре
или норку в земле и прятались в нее до весны.
     В  лесу  уже  начал  желтеть,  краснеть,  буреть  лист.  Уже   птичьи
семьи-выводки собирались в стайки, стайки - в стаи. Кочевали все  шире  по
лесу: готовились в отлет.
     То и дело откуда-то  неожиданно  появлялись  стаи  совсем  незнакомых
Зиньке  птиц  -  долгоногих  пестрых   куликов,   невиданных   уток.   Они
останавливались на речке, на болотах; день покормятся, отдохнут,  а  ночью
летят дальше - в ту сторону, где солнце бывает в полдень. Это пролетали  с
дадекого севсера стаи болотных и водяных птиц.
     Раз Зинька повстречала в кустах среди поля всеелую стайку  таких  же,
как она  сама,  синиц:  белощекие,  с  желтой  грудкой  и  длинным  черным
галстуком до самого хвостика. Стайка перелетела полем из леска в лесок.
     не успела Зинька познакомиться с ними, как из-под кустов  с  шумом  и
криком  взлетел  большой  выводок  полевых  куропаток.  Раздался  короткий
страшный гром - и синичка, сидевшая рядом с Зинькой, не пискнув, свалилась
на землю. А дальше две куропатки, перевернувшись в воздухе  через  голову,
замертво ударились о землю.
     Зинька до того перепугалась, что осталась сидеть, где сидела, ни жива
ни мертва.
     Когда она пришла в себя, около нее никого не было - ни куропаток,  ни
синиц.
     Подошел бородатый человек с ружьем, поднял двух  убитых  куропаток  и
громко крикнул:
     - Ау! Манюня!
     С опушки леса ответил ему тоненький голосок,  и  скоро  к  бородатому
подбежала маленькая девочка. Зинька узнала ее: та самая,  что  напугала  в
малиннике медведя. Сейчас у нее была в рук\ах полная корзинка грибов.
     Пробегая мимо куста, она увидела на земле упавшую  с  ветки  синичку,
остановилась, наклонилась, взяла ее в  руки.  Зинька  сидела  в  кусту  не
шевелясь.
     девочка что-то сказала отцу, отец дал ей фляжку, и  Манюня  спрыснула
из нее водой синичку. Синичка открыла глаза, вдруг вспорхнула - и забилась
в куст рядом с Зинькой.
     Манюня весело засмеялась и вприпрыжку побежала за уходившим отцом.


     ОКТЯБРЬ

     - Скорей, скорей! - торопила Зинька Старого  Воробья.  -  Скажи  мне,
какой наступает месяц, и я полечу назад в лес: там у меня больной товарищ.
     И она рассказала Старому Воробью, как бьородатый охотник сшиб с ветки
сидевшую рядом с ней синичку, а девочка Манюня спрыснула водой  и  оживила
ее.
     Узнав, что новый  месяц,  второй  месяц  осени,  называется  октябрь,
Зинька живо вернулась в лес.
     Ее товарища звали Зинзивер. После удара дробинкой  крылышки  и  лапки
еще плохо повиновались ему. Он с трудом  долетел  до  опушки.  Тут  Зинька
отыскала  ему  хорошенькое  дуплишко  и  стала  таскать  туда   для   него
червячков-гусениц, как для маленького. А он был совсем не  маленький:  ему
было уже два года, и, значит, он был на целый год старше Зиньки.
     Через несколько дней он  совсем  поправился.  Стайка,  с  которой  он
летал, куда-то исчезла, и Зинзивер  остался  жить  с  Зинькой.  Они  очень
подружились.
     А осень пришла уже и в лес. Сперва, когда все листья  раскрасились  в
яркие цвета, он был очень красив. Потом подули сердитые ветры. Они сдирали
желтые, красные, бурые листья с веток, носили их по воздуху и  швыряли  на
землю.
     Скоро лес поредел, ветки  обнажились,  а  земля  под  ними  покрылась
разноцветными листьями. Прилетели с далекого севера, из  тундр,  последние
стаи болотных птиц. Теперь каждый день прибывали новые гости  из  северных
лесов: там уже начиналась зима.
     Не все и в октябре дули сердитые ветры, не все лили дожди: выдавались
и погожие, сухие  и  ясные  дни.  Нежаркое  солнышко  светило  приветливо,
прощаясь с засыпающим лесом. Потемневшие на земле листья  тогда  высыхали,
становились жесткими и хрупкими. Еще кое-где из-под них выглядывали  грибы
- грузди, маслята.
     Но хорошую девочку Манюню Зинька и Зинзивер больше уж не встречали  в
лесу.
     Синички любили спускаться на  землю,  прыгать  по  листьям  -  искать
улиток на грибах. Раз они подскочили так к маленькому грибу,  который  рос
между корнями белого березового пня. Вдруг по другую сторону пня  выскочил
серый, с белыми пятнами зверь.
     Зинька пустилась было наутек, а Зинзивер рассердился и крикнул:
     - Пинь-пинь-черр! Ты кто такой?
     Он был очень храбрый и улетал от врага, только  когда  враг  на  него
кидался.
     - Фу! - сказал серый пятнистый зверь, кося глазами и  весь  дрожа.  -
Как вы с Зинькой меня напугали! Нельзя же так топать  по  сухим,  хрустким
листьям! Я думал, что лиса бежит или волк. Я же заяц, беляк я.
     - Неправда! - крикнула ему с дерева  Зинька.  -  Беляк  летом  серый,
зимой белый, я знаю. А ты какой-то полубелый.
     - Так ведь сейчас ни лето, ни зима. ОИ я ни серый, ни белый. - И заяц
захныкал: - Вот сижу у березового пенька, дрожу, шевельнуться боюсь. Снегу
еще нет, а у меня уже клочья белой шерсти лезут. Земля черная.  Побегу  по
ней днем - сейчас меня все увидят. И так ужасно хрустят сухие листья!  Как
тихонько ни крадись, прямо гром из-под ног.
     - Видишь, какой он трус,  -  сказал  Зинзивер  Зиньке.  -  А  ты  его
писпугалась. Он нам не враг.


     НОЯБРЬ

     Враг - и старшный враг - появился в лесу в следующем  месяце.  Старый
Воробей назвал этот месяц ноябрем и соказал, что это  третий  и  последний
месяц осени.
     Враг был очень страшный, потому что он был невидимка.  В  лесу  стали
пропадать и маленькие птички и большие, и мыши, и зайцы. Только зазевается
зверек, только отстанет от стаи птица - все равно ночью, днем ли, - глядь,
их уж и в живых нет.
     Никто не знал, кто этот таинственный разбойник:, зверь ли, птица  или
человек? Но все боялись его, и у всех лесных взерей и птиц только  и  было
разговору, что о нем. Все ждали  первого  снега,  чтобы  по  следам  около
растерзанной жертвы опознать убийцу.
     Первый снег выпал однажды вечером. А на утро следующего дня в лесу не
досчитались одного зайчонка.
     Нашли его лапку. Тут же, на подтаявшем уже снегу, были следы больших,
страшных когтей. Это могли быть когти зверя, могли быть  когти  и  крупной
хищной птицы. А больше ничего не оставил убийца:  ни  пера,  ни  шерстинки
своей.
     - Я боюсь, - сказала Зинька Зинзиверу.  -  Ох,  как  я  боюсь!  Давай
улетим скорей из лесу, от этого ужасного разбойника-невидимки.
     Они полетели на реку. Там были старые дуплистые ивы-ракиты,  где  они
могли найти себе приют.
     - Знаешь, - говорила Зинька, - тут место открытое. Если и сюда придет
страшный разбойник, он тут не  может  подкрасться  так  незаметно,  как  в
темном лесу. Мы его увидим издали и спрячемся от него.
     И они поселились за речкой.
     Осень пришла уже и на реку. Ивы-ракиты  облетели,  трава  побурела  и
поникла. Снег выпадал и таял. Речка еще бежала, но по  утрам  на  ней  был
ледок. И с  каждым  морозцем  он  рос.  не  было  по  берегам  и  куликов.
Оставались еще только утки. Они крякали, что осттанутся тут на  всю  зиму,
если река вся не покроется льдом. А снег падал и падал - и  больше  уж  не
таял.
     Только было синички зажили  спокойно,  вдруг  опять  тревога:,  ночью
неизвестно куда исчезла утка, спавшая на том берегу, - на краю своей стаи.
     - Это он, - говорила, дрожа, Зинька. - Это невидимка. Он всюду:  и  в
лесу, и в поле, и здесь, на реке.
     - Невидимок не бывает, - говорил  Зинзивер.  -  Я  выслежу  его,  вот
постой!
     И он целыми днями вертелся среди  голых  веток  на  верхушках  старых
ив-ракит: высматривал с вышки таинственного врага.  Но  так  ничего  и  не
заметил подозрительного.
     И вот вдруг - в последний день месяца - стала река. Лед разом  покрыл
ее - и больше уж не растаял.
     Утки улетели еще ночью.
     Тут Зиньке удалось наконец уговорить Зинзивера покинуть  речку:  ведь
теперь враг мог легко перейти к ним по льду. И все равно Зиньке надо  было
в город: узнать у Старого Воробья, как называется новый месяц.


     ДЕКАБРЬ

     Полетели синички в город.
     И никто, даже Старый Воробей, не мог им объяснить, кто этот невидимый
страшный разбойник, от которого  нет  спасенья  ни  днем,  ни  чночью,  ни
большим, ни маленьким.
     - Но успокойтесь, - сказал Старый Воробей. - Здесь, в городе, никакой
невидимка не страшен: если даже он посмеет явиться сюда,  люди  сейчас  же
застрелят его. Оставайтесь жить с нами в городе.  Вот  уже  начался  месяц
декабрь - хвостик года. Пришла зима. И в поле, и на речке, и в лесу теперь
голодно и страшно. А у людей всегда найдется для  нас,  мелких  пташек,  и
приют и еда.
     Конечно,  Зинька  с  радостью  согласилась  поселиться  в  городе   и
уговорила  Зинзивера.  Сперва  он,  правда,  не  соглашался,  хорохорился,
кричал:
     - Пинь-пинь-черр! Никого не боюсь! Разыщу невидимку!
     Но Зинька ему сказала:
     - Не в том дело, а вот в чем: скоро будет Новый год.  Солнышко  опять
начнет выглядывать, все будут радоваться ему. А спеть ему первую  весеннюю
песенку тут, в городе, никто не сможет:  воробьи  умеют  только  чирикать,
вороны только каркают, а галки - галдят. В прошлом  году  первую  весеннюю
песенку солнцу спела тут я. А теперь ее должен спеть ты.
     Зинзивер как крикнет:
     - Пинь-пинь-черр! Ты  права.  Это  я  могу.  Голос  у  меня  сильный,
звонкий, - на весь нгород хватит. Остаемся тут!
     Стали они искать себе помещение. Но это оказалось очень трудно.
     В городе не то что в лесу: тут и зимой все дупла, скворешни,  гнезда,
даже щели за окнами и под крышами заняты. В том  воробьином  гнездышке  за
оконницей, где встретила елку Зинька в прошлом  году,  теперь  жило  целое
семейство молодых воробьев.
     Но и тут Зиньке помог Старый Воробей. Он сказал ей:
     - Слетайте-ка вон в тот домик, вон - с красной крышей и садиком.  Там
я видел девочку, которая все что-то  ковыряла  долотом  в  полене.  Уж  не
готовит ли она вам - синичкам - хорошенькую дуплянку?
     Зинька и Зинзивер сейчас же полетели к домику  с  красной  крышей.  И
кого же они первым  делом  увидели  в  саду,  на  дереве?  Того  страшного
бородатого охотника, который чуть насмерть не застрелил Зинзивера.
     Охотник одной рукой прижимал дуплянку к дереву,  а  в  другой  держал
молоток и гвозди. Он наклонился вниз и крикнул:
     - Так, что ли?
     И снизу, с земли, ему ответила тоненьким голоском Манюня:
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 35
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (15)

Реклама