Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Лирика - Различные авторы Весь текст 144.32 Kb

Библиотечка IP-клуба

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13
Смотри, есть хочет, а банку открыть не может...
Бабы снова смеялись, измазавшись мармеладом и вареньем. Одна у
другой отняла банку, но не удержала в своих тонких
полупрозрачных пальцах, банка выскочила и глухо ухнула о
камень. Толстуха заворчала разочарованно. Потом она оглянулась
и встревожено показала в сторону озера.
- Так, пора, - деловито зашипел Макар, а его братан издал
резкий, неприятный скрежещущий звук зубами.
Бабы насторожились. Потом бросились было к воде, но было уже
поздно.
Моментально запутавшись в сетях, они казались совершенно
беспомощными, только жалобно перекликались и тяжело
ворочались, подминая под себя ил и ракушки и запутываясь все
основательнее.
И как только природа выпускает в свет таких беспомощных
созданий?!
Макар и Шурик, издавая радостные возгласы индейцев из племени
ирокезов, съехали со склона вниз, увлекая за собой песок и
камни. Я поспешил им на помощь. Впрочем, помощь моя, похоже, и
не требовалась.
...Мне было немного жаль этих глупых баб, я не желал им зла,
даже искренне хотел бы, чтобы в сети наши попались не они, а
кто-нибудь уродливей и злобней. Перед глазами все еще стояла
картинка: как они плескались на мелководье, как беззаботно
смеялись... Сейчас из сваленных неопределенной неопрятной
грудой сетей, перемешанных с грязью и остатками пищи, с
рассыпанными бусами и сломанными дешевенькими браслетами,
слышалось только глухое угрожающее ворчание. Макар подошел
поближе и, широко расставив ноги в сапогах, вглядывался в этот
хаос. Сети рвать не хотелось. Он вздохнул и присел рядом на
корточки. Бабы уже и не трепыхались, смирившись, видимо, со
своей участью. Только самая маленькая продолжала еще негромко
поскуливать, то ли от страха, то ли ногу она вывихнула - кто
их там разберет, баб этих?!
Шурик первым высвободил свою добычу из сплетения капроновых
нитей.
- Ути-ути, - заурчал он, щекоча ее, добычу свою, где-то под
подбородком, - какие мы сердитые! - баба перестала плакать,
закрыла глазки и обреченно приблизила к нему свои губы.
- Смотри, смотри! - закричал мне торжествующий Шурик, обретший
мир в душе своей и обрадованный этим до чрезвычайности.
- В-вот он: Истинт!
Я отвернулся.
И встретился глазами со второй девушкой. Она уже поднялась на
ноги, но не сделала ни малейшей попытки убежать. То ли была в
шоке, то ли заранее примирилась со своей участью, то ли,
действительно, "Истинт"... Макар между тем возился с
толстушкой. Она слабо отбивалась и оттого еще больше
запутывалась. Пальцы ее проваливались в скользкие мокрые
ячейки. Макар чертыхался.
А незнакомка смотрела на меня спокойно, не отрывая от моего
лица своих темных, всосавших в себя сумрак глаз. Магия
внезапных ночных встреч, все таинственное из которых неизбежно
выветрится с приходом дня, коснулась уже меня своим
покрывалом...
Я поднял смятый, надломленный цветок, придавленный
полусъеденной коробкой конфет, повертел в пальцах и протянул
ей, этой девушке. Она взяла его неторопливо, со всей своей
естественной грацией, едва коснувшись моих пальцев длинными,
обломанными о камни ногтями.
Что-то перевернулось во мне вместе с этим простым движением,
все в этом ее жесте (так мне по крайней мере казалось те
несколько мгновений, пока я вглядывался в глубину ее зрачков)
выражало скрытое достоинство. Человек просто задумался, оттого
он и молчит... Умение говорить вовсе не всегда означает
признак ума, господа! Все нужные слова уже сказаны, только
мысленно. Вот она медленно поворачивает голову, но все еще
косит на меня левым глазом, опускает свое залитое зеленоватым
лунным светом лицо так, что вороные, со сливовым отливом пряди
ее щекочут нос (он очаровательно неправильной формы),
погружают в тень глаза, лоб. Она подносит цветок к лицу,
прижимается к нему, грязному и пахнущему теперь разве что
тиной - вот так и стоит, неподвижная, как изваяние, застыв в
этой безукоризненно выверенной - до нелепости - позе.
Что-то подтолкнуло меня. Будто видение какое-то промелькнуло
перед глазами. Видение иной жизни, где я в компании со
старинными фонарями, со свежим цветочным пучком в руке вожу
хороводы возле зеленой бронзовой фигуры и взглядом пытаюсь
испепелить свои наручные часы. Это - вроде желания совершить
какое-то неведомое жертвоприношение, отказаться от всего
прежнего и впустить в свою голову какую-то простую мысль, а в
свое сердце - новую связь вещей... Я с удивлением услышал свой
голос - то ли взвывающий наподобие зимнего ветра в проводах,
то ли скулящий от внезапно сжавшей сердце тоски:

     И стра-анной бли-изостью зако-ованный,
     Смотрю-ю за те-омную вуа-аль,
     И ви-ижу бе-ерег очаро-ованный
     И очаро-ованную да-аль...

Я смешался. Она чего-то ждала от меня, а я даже не знал
продолжения. Нечто появилось на одно-единственное мгновение в
ее глазах - искра разума, что ли? след чуждой мне воли? - но
тут же все и погасло. Или мне все это только почудилось?
Я оглянулся. Шурик смотрел на меня с уважением. Он не смог бы
насмеяться над бабами с большей изысканностью.
- Ну ты даешь! - засмеялся Макар. - Чего это ты?
Она чуть-чуть повернулась, покосившись в сторону Макара, и
теперь в лунном свете я ясно увидал ее глаза: бессмыслица,
пустота.
И тут моя незнакомка поступила совершенно необычно. Она
зашипела, подскочила к Макару и ловко выхватила из висящих на
его боку ножен остро отточенный кинжал. Но ударить им она
собиралась не Макара, а, как это ни странно, меня. Я ничего не
успел сообразить. Верно, она бы успела выпустить мне кишки,
если бы не Макар. Он одним резким движением выбил оружие из ее
рук, поверг ее наземь, придавив сапогом запястье и резко
выдохнул:
- Ки-йа!
Довольный собой, рассмеялся заразительно и бесхитростно. На
губе незнакомки выступила капелька крови. Наверно, она была
чем-то больна. Я поднялся с земли, даже забыв поблагодарить
Макара, почесал бровь, сплюнул, высморкался и пошел в ту
сторону, где мы оставили свои рюкзаки, широко шагая и стараясь
больше не смотреть в сторону баб.
Да, действительно, твари они неразумные, дикие - и ничего
больше. Ничего не понимают, не ценят.

...А утром мы уже были в Гульбищах. Измотанный, посиневший от
озноба и весь провонявший тиной я, почти не раздеваясь, рухнул
на свою койку в доме Макара.
Снилось мне, что каждая знакомая мне женщина превращается
вдруг в кусок моей собственной жизни, такой же живой и
кровоточащий. И каждая из них проходит мимо, стреляя глазками
и кланяясь издевательски, вытряхивая шевелящиеся потроха, как
в каком-то сюрреалистическом фильме, и все мимо и мимо... Мимо
- осень, весна, лето. Но смотрят они безо всякого укора, так
глядят, задумчиво... будто знают что-то такое, чего я не знаю,
будто думать на самом деле они умеют - по-своему, конечно, нам
их понять не дано. По арене какой-нибудь скачут, посуду бьют,
кричат - и думают. И на лицах у них, у всех без исключения -
этакие загадочные улыбки. И ничего-то я не понял, и Макар мне
всего объяснить не в силах, только понимающе и сочувственно
хлопает меня по плечу, и ах! - как все это непросто...
Но так мне от всего от этого во сне становится вдруг грустно,
что я просыпаюсь.
Наверно, все это с непривычки. Редко я все-таки бываю на
свежем воздухе, чистом, спокойном и здоровом.
Надо почаще выбираться из города, чтобы погрузиться в эту
простую, незамысловатую жизнь с осенним лесом, озером,
изошедшим во мрак; чтобы зарыть подошвы грубых сапог в
болотные кочки, мертво сжимать лямку рюкзака и почувствовать
рядом хриплое дыхание ломящихся сквозь чащу лихих друзей. И
простые, незамысловатые нравы станут твоей плотью и кровью.
И тогда-то все и пройдет наверняка, любая печаль излечится,
глупые мысли не будут голову терзать, ни наяву, ни во сне...

- Да, горазд ты истории рассказывать! - засмеялся Макар.
- Посмотрел на луну и перевел обеспокоенный взгляд на
противоположный берег.
А Шурик с проваленным носом не засмеялся, он только улыбнулся
самой загадочной из своих улыбочек. Потом взмахнул обрубком
хвоста и поплыл к островам, подальше от истоптанного коровами
берега.
Шутки шутками, но зима уже не за горами, кормиться нечем, а
тут еще эти сволочные бабы повадились расставлять свои сети в
тех местах, где их отродясь не бывало.
Неужели, правду говорят, что они считают нас абсолютно
неразумными тварями?!

                                                  Февраль 1996

---------------------------------------------------------------

                     ТО, ЧТО ПРЕВЫШЕ МЕНЯ

           (на манер старинной "comedie a tiroir")

                              ...Ты прав, оратор мой Петрушка:
                                 Весь свет бездельная игрушка,
                                      И нет в игрушке перемен.
                                    А.С.Пушкин, Тень Фонвизина

                                Удивительно, что в безысходном
                           отчаянии я не остался в пустоте, но
                         ухватился за человеческую способность
                           мыслить и крепко держался за нее, и
                             понимание значительной силы моего
                          разума было единственной радостью, а
                           все человечество - безразлично мне.
                                               С°рен Кьеркегор

                              1.

У меня были серьезные основания подозревать, что то место, в
котором я в конце концов очутился, - всего лишь овеществление
одного из моих давних видений.
Перед моими глазами - только маленькая, освещенная косым
светом полоска ступеней.
Ступени грубые и неровные, вздувшиеся посредине, будто
выпеченные из дрожжевого теста. И все они - в этаких мелких
дырочках, изгрызены маленькими крепкими каблуками.
Краем - там, где очертания трещин теряются в пыли, - обильные
потеки стеарина, или, может быть, засохшего и пожелтевшего
клея. Солидола, с неудовольствием понял я. Экая машинерия!
Я находился перед крошечной дверцей, слегка опираясь одной
рукой на проржавевшую скобу. Засов был уже отодвинут, и
чешуйки ржавчины с него медленно ссыпались вниз, загораясь в
солнечном луче, задерживаясь на рукаве моего кафтана,
застревая в лентах, в ворсистой оторочке.
Оказывается, до этой минуты я стоял, согнувшись в пояснице,
впрочем, согнувшись самую малость, но неясно, какое время я
провел в таком положении, шея и спина, во всяком случае,
затекли и не двигались. Или же это внутри меня были уже не
кости, а плохо смазанные шарниры? Странная мысль! Откуда она?
Я с ужасом поднес руки к своим глазам. Они показались мне
совершенно прозрачными. Не сразу решившись ощупать себя, не
решаясь сдвинуться с места, чтобы тотчас же развеять этот
нелепый издевательский сон, я огляделся вокруг.
Это напомнило мне внутренности какой-то шарманки или
музыкальной шкатулки, в которую я сунул свой любопытный нос
однажды в детстве. Какие-то крючочки, колокольчики... А стены
неровные и точно склеенные из грубого серого картона, который
идет на упаковки в мебельных магазинах. Я смутно различал во
мраке еще какие-то резные крылья, рога и лилии, нависшие надо
мной, потрескавшиеся, искрошившиеся в тех местах, где их
задевали руками те, кто пробирался этим путем до меня,
неизменно застывая, как и я, на самом пороге.
На мгновение мне почудилось, что где-то сверху открылись
маленькие окошечки, чьи-то суетливые глазки пощекотали меня и
остались довольны моим видом и моей растерянностью.
Тотчас же поднялся невообразимый шум. Немного погодя я понял,
что он исходит из меня самого, прямо изнутри. Точно что-то
закопошилось в моем желудке, или же самими внутренностями
моими стала внутренность той игрушки, в которой сейчас
находился я сам.
Так же это выглядело, наверно, если б сразу сотня-другая
тараканов закопошилась в моем ухе. А вдобавок еще кто-нибудь
там же быстро-быстро грыз бы маленькие орешки, сбрасывая
шелуху мне за шиворот. Мерзкое ощущение, и я мог бы тогда уже
догадаться, что некий заводной штырь прочно вошел в мою
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама