Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Бадигин К.С. Весь текст 792.19 Kb

Кольцо великого магистра

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 68
Тохтамыша,  однако нисколько не тяготился этим.  Но отдать Жемайтию, землю
своих отцов и дедов!  Отдать на растерзание ордену?!  Нет,  никогда...  Но
потом Витовту пришла более спокойная мысль:  обещать можно, но ведь совсем
не обязательно выполнять обещанное. Если великий магистр может запрашивать
заведомо невыполнимое,  то  и  он,  Витовт,  может обещать,  зная,  что не
выполнит.  Но магистр потребует клятвы!  Конечно,  прежде чем дать клятву,
надо шепнуть богам.  Обмануть врага не грех.  Эта мысль понравилась князю.
Он едва сдержал улыбку,  представляя,  как взбесится обманутый магистр. <Я
должен поставить свой парус так,  -  решил Витовт,  - чтобы поймать больше
ветра>.
     - Что, боишься, герцог? - ехидно спросил Цольнер.
     - Боюсь?!  Я не знаю этого слова,  -  надменно сказал Витовт. - Когда
орден сможет начать войну? - продолжал он, все еще колеблясь.
     - Через  три  месяца,  если  захочет  бог,  -  торжественно  произнес
магистр. - Кстати, у нас скоро большая охота на зубров в лесах за озерами.
Много рыцарей приехало в Кенигсбергский замок, мы их задержим.
     Витовт встал.
     - Я  согласен,  -  медленно,  подбирая слова,  сказал он,  -  принять
латинскую веру, стать вассалом ордена и отдать Жемайтию на вечные времена.
За это орден должен помочь мне покорить Литву и  стать там великим князем,
захватить разбойника Ягайлу.  Жемайтия бедна, ей потребуется много оружия,
лошадей и  одежды.  И  надо  хранить тайну,  чтобы поганую лису  поймать в
логове.
     Наступила тишина.  Духовник  подошел  к  столу  и  налил  себе  вина.
Незаметно подмигнув магистру, он с наслаждением осушил чашу.
     - Но,  -  нарушил  молчание князь,  -  креститься я  буду  только  на
вильненском столе.  Если крещусь раньше,  жемайтские кунигасы не пойдут за
мной.
     Великому магистру пришлось решать трудную задачу. Крестить Витовта не
откладывая было бы  хорошо.  Но  крещеный Витовт не стоит и  хвоста дохлой
крысы  как  претендент на  стол  великого литовского князя.  Не  говоря  о
жемайтах,  католика  не  поддержат  и  русские  князья.  Оставить  герцога
язычником?  Как  посмотрят на  это рыцари других стран?  Не  будут ли  они
гнушаться обнажить свой  меч  рядом с  неверным?  Но  договор с  литовским
князем сулил  очень многое,  ради  вожделенной Жемайтии можно претерпеть и
некоторые неудобства.
     - Пусть будет по-твоему,  - наконец сказал магистр. - Сначала станешь
великим князем, потом крестишься. Оружие, лошадей и одежду мы дадим.
     Дело  было  сделано,  начались другие  разговоры.  Князь  Витовт стал
рассказывать про вероломство Ягайлы,  и  как погиб его отец,  и как он сам
чудом спасся из кревской башни.
     Великий  магистр закрыл  глаза.  Так  он  быстрее улавливал оттенки в
голосе князя и лучше понимал его.
     Время  шло  за  полночь.  Конрад  Цольнер  стал  подумывать о  мягкой
постели.
     - Ваша святость,  -  спросил Витовт, вдруг вспомнив недавний случай в
замке, - почему комтур выпустил пленных литовских женщин без выкупа?
     - Их выпустили под твое слово, герцог.
     - Но разве комтур знал, что я нахожусь в замке?
     - Да, он знал.
     - Но кто же сказал ему об этом?
     - Бог!  - ответил магистр  и  поднял  указательный  палец  кверху.  -
Кстати, ты заплатишь за каждую невольницу по сто грошей.
     - Хорошо,  -  согласился Витовт.  - А чей бог сильнее, наш Перкун или
Христос?
     - Ваши боги - не боги, а бревна, - просипел из своего угла Симеон.
     Князь Витовт обернулся, вспыхнул, но поборол себя и не стал спорить.
     После   ужина   три   комнаты  во   дворце   великого  магистра  были
предоставлены Витовту и его слугам.
     Утром трокский князь должен дать клятву верности ордену.
     - Сегодня ты превзошел себя, - зевая, сказал магистру духовник, когда
они снова очутились в спальне,  -  условия договора,  слава Иисусу Христу,
превосходны.
     Конрад Цольнер потел под мягкой периной и тяжко вздыхал.  Скоро опять
война,  и ему снова придется облачаться в броневые доспехи.  Ох-хо-хо, как
ненавидел он  эти доспехи!  Вот уже год у  магистра побаливало сердце.  По
ночам,  во  сне,  он  видел себя закованным в  броню.  Ему тяжело,  трудно
дышать.  Если не снять шлем,  сейчас же,  немедленно, он умрет. Но шлем не
сходил с  головы,  и  магистр просыпался с  бьющимся сердцем,  в  холодном
поту...  Начнется война,  и  на  этом ковре он,  пожилой мужчина,  владыка
могучего государства, ляжет на спину и задерет свои тощие ноги. Оруженосцы
наденут железные штаны,  а  потом  будут  надевать одну  за  другой многие
одежды, завязывать десятки ремешков и тесемок.
     Магистр пытался еще размышлять, но пришел сон.


                               Глава шестая

                        В ХАРЧЕВНЕ <ГОЛУБОЙ РУКАВ>

     Только  к   полудню  следующего  дня  новгородцы  поставили  лодью  у
набережной Альтштадта.  До  стен  Кенигсбергского замка  совсем близко,  с
палубы можно рассмотреть все выбоины и трещины.
     Летнее  солнце  стояло  над  головой,  в  городе  было  жарко.  Людей
одолевали духота,  пыль,  крупные зеленые мухи.  Высоко в  небе  клубились
легкие белые облака.
     Московские бояре с  удивлением разглядывали оживленный порт  на  реке
Пригоре. Набережная густо заставлена кораблями. Несколько коггов с флагами
ганзейского  города  Штральзунда -  на  красном  поле  стрела  и  крест  -
выгружались на якорях.  Барки и  лодки под парусом и  на веслах сновали по
реке.
     На  противоположном берегу  дымились  высокие  трубы  городских бань.
Громко раздавался гнусавый голос банного зазывалы,  кричавшего,  что  вода
горячая, а банщицы молодые.
     У  борта лодьи по гладким доскам набережной катили телеги с бочками и
ящиками,  запряженные парой,  а  то и четверкой лошадей.  Грузчики волокли
тюки  и  ящики,  ржали  лошади,  протяжно скрипели колеса  повозок.  Всюду
громоздились тюки и бочки.
     Андрейша забежал на минутку в камору. У кормщика сидели альтштадтские
купцы и торговали воск.
     Увидев Андрейшу, кормщик подошел к нему.
     - Иди в харчевню <Голубой рукав>,  -  шепнул он,  -  будь осторожен в
дороге.  Напрасно в драку не лезь, но честь береги. Не трать деньги даром,
однако не скупись.  И  помни всегда:  свое племя надо любить и  помогать в
беде.  Ну,  с богом.  -  Они поцеловались. - Я в Данциг сплаваю, - добавил
кормщик, - продам янтарь и в обрат сюда, ждать тебя буду.
     Попрощавшись с дружинниками, Андрейша с боярами сошли на берег. Бояре
окольчужились и нацепили мечи.
     Последним с Андрейшей прощался повар Волкохищенная Собака. Он подарил
юноше ладанку с заговоренной травой.
     - Носи,  и вражий меч тебя не заденет,  -  сказал он, надевая ладанку
ему на шею.
     А старшой Анцифер Туголук отдал Андрейше свой засапожный нож.
     Неподалеку от  крепостных стен  расположился рыбный рынок.  Спутников
оглушили призывные крики  торговцев.  Покрытая зеленой травой,  только что
выловленная рыба  трепыхалась в  плетеных корзинах,  плескалась в  пузатых
глиняных кувшинах с водой.
     Прежде чем  перейти на  другой берег,  бояре  принялись рассматривать
городские стены.
     Андрейше не терпелось - ведь в этом городе жила Людмила.
     - Не торопись, человече, - недовольно покосился на него Роман Голица,
- успеешь нагуляться.
     Задрав  головы,  бояре  внимательно  разглядывали  каждый  камень  на
стенах.  На четыре аршина поднималась гранитная основа, а над ней - добрых
пять аршин кирпичной кладки.  У ворот стена заросла плющом;  казалось, что
кто-то  из  огромного ведра  выплеснул зеленую  краску  и  она  причудливо
растекалась по камням.
     На высоких башнях развевались флаги с гербами города.
     - Смотри-ка,  Роман,  стены к самому замку подходят, - сказал Василий
Корень.  -  Сначала город возьми попробуй,  а потом крепость.  Хитро... Мы
свои посады сжигаем, а здесь от них польза.
     Бояре   переглянулись   и    перешли   мост.    Он    был    дубовый,
светло-коричневый,  только  что  отстроенный.  Вокруг  валялись неубранные
щепки и стружки.
     <Наконец-то двинулись бояре!> - обрадовался Андрейша.
     Но радоваться было рано.  Перейдя мост,  Роман Голица увидел у  самой
воды высокий дом с  балконом под крышей.  С балкона свисали железные цепи.
Он прислушался к грохоту, раздававшемуся из дома.
     - Что там, человече? - спросил он.
     - Машина,  тяжести поднимает, - ответил мореход, - сто двадцать пудов
может осилить.
     Бояре заинтересовались. В иноземных странах им пришлось быть впервые,
и многое казалось в диковину.
     - А  ежели нам  вовнутрь глянуть?  -  сказал Василий Корень.  -  Как,
Андрейша? Ты здесь, видать, свой человек.
     - Что ж,  взглянуть можно, - нехотя ответил мореход. - Вот в ту дверь
заходите.
     На  втором этаже  медленно вращались два  колеса величиной с  хороший
дом.  Их двигали люди,  бежавшие внутри по перекладинам. Оба колеса сидели
на одной оси, служившей воротом.
     - Хитро,  хитро,  -  сказал Василий Корень.  - Люди-то в колесе будто
белки.
     Роман Голица промолчал.
     - В Новгороде есть такие машины,  мачты на новые лодьи ставят,  -  не
удержался Андрейша.
     - Ишь ты!  -  удивился Василий Корень.  - В Новгороде есть, говоришь?
Хитро!
     Бояре полезли выше.  На пятом этаже вертелись такие же колеса.  С  их
помощью тяжести брали прямо с палубы стоящего на реке судна.
     Однотонное  поскрипывание верхних  и  нижних  колес  наполняло  гулом
высокое сооружение. Люди, ходившие по колесам, не то пели, не то ругались.
Их лица сплошь заросли бородой.  На теле грязное рванье,  волосы на голове
спутались,  скатались,  превратившись в войлок.  Только человеческие глаза
сверкали из-под лохматых бровей.
     - Что за люди? - спросил Роман Голица. - Невольники?
     - Пруссы, - ответил Андрейша, - хозяева этой земли, живут хуже рабов.
     Поднявшись по крутой лестнице на самый верх, Василий Корень кряхтел и
сопел больше, чем обычно.
     Отсюда окрестности видны как на  ладони.  Под стенами Кенигсбергского
замка удобно расположились целых три города.
     - Там  Альтштадт,  -  показал  Андрейша  на  кучку  соломенных  крыш,
теснившихся у крепостной стены, - граница ему река Пригора. Там мои друзья
живут,  -  добавил он. - И дом их отсюда виден. А город Кнайпхоф - весь на
острове. Правее замка, там, где шумят мельницы на ручье, город Либенихт.
     Андрейша показал ратушу в  Кнайпхофе,  виселицу,  помост,  где пороли
провинившихся горожан.  Он хорошо знал вросшие друг в  друга города.  И не
мудрено:  вместе с  орденским замком они  занимали площадь немногим больше
квадратной версты.
     - Вокруг болота, комарье заедает, а лягва столь голосиста, что мешает
службе в церквах, - закончил он свои объяснения.
     Бояре рассмеялись. Знакомое дело, чего другого, а комаров и лягвы под
Москвой невперечет.
     Спустившись наконец по  скрипучим ступенькам на набережную,  спутники
углубились в город.
     По узким,  как щели, улочкам Андрейша вывел бояр на торговую площадь.
Неподалеку высился огромный католический собор из красного кирпича.  Рядом
с  замком  и  с  собором  городские домишки  выглядели очень  жалкими.  На
рыночной площади красовалась ратуша, построенная ганзейским купечеством, и
церковь святого Николая.  Каменных домов в городе мало:  на рынке два-три,
на  главной улице с  десяток,  а  то  вс°  глиняные мазанки под  соломой и
камышом.  Изредка  встречались бревенчатые избы  с  выступающими на  улицу
балконами.
     У  открытых окошек  сидели  любопытные горожане,  подложив под  локти
мягкие  подушечки.  Из  окна  богатого каменного дома  выглядывала румяная
хозяйка с  круглым подбородком,  утонувшим в кружевном воротнике.  В руках
она держала вязанье, а смотрела на улицу.
     Воздух в городе тяжелый:  пыль,  дым,  вонь от нечистот,  выброшенных
прямо на дорогу.
     Бояре крутили носами и морщились.
     Вот  и  харчевня <Голубой рукав>.  У  дверей висел  глиняный кувшин с
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 68
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама