Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Бадигин К.С. Весь текст 792.19 Kb

Кольцо великого магистра

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 68
Слышались удары барабана и  звон бубенчиков.  Ревели медведи,  взвизгивали
женщины.
     Каждый раз,  услышав женский визг,  великий магистр шептал, вспоминая
разбухшую пиявку на своей душе:
     - О женщины, женщины...
     - От  Бельта и  Зунда до  Рюгена и  Борнхольма мы властелины моря!  -
опять произнес пронзительный голос.
     Раздалась песня, заглушившая пьяный шум; ее пел опять тот же господин
с пронзительным голосом:

                    Синий флаг развевается,
                    Мы плывем туда, где есть купец,
                    Смерть и огонь.
                    Отдай, купец, господу богу свою душу,
                    А все, что имеешь, отдай нам.

     Великий магистр помянул дьявола, прочитал семь раз <Отче наш>, выполз
из ниши и улегся на мягкое ложе под парчовым шатром.


                               Глава пятая

            ПОВИНОВАТЬСЯ С ГОРДОСТЬЮ, ПОВЕЛЕВАТЬ СО СМИРЕНИЕМ

     Узнав  о  вероломном поступке Яноша  Мазовецкого,  Витовт  поскакал в
Черн,  но  на  половине  пути  раздумал.  <Разве  в  моем  положении можно
ссориться с  человеком,  приютившим в тяжелое время?  Как повернутся дела,
трудно предугадать.  Не  будет  ли разумнее оставить пока все как есть?  А
братец Ягайла?  Вот о ком не  надо  забывать.  Но  что  можно  сделать,  -
продолжал  он  размышлять,  -  у кого просить помощи?  Жемайтские кунигасы
встанут за меня,  но их мало, а Ягайла, как всегда, призовет в свое войско
русских.  Остаются немецкие рыцари.  С их помощью, если умно повести дело,
можно отомстить.  Уговорить великого магистра и вместе с  ним  напасть  на
Литву.  Но  честно  ли  просить помощи у извечного врага?..  Против Ягайлы
можно объединиться даже с немцами,  - решил князь, тряхнув головой, - ведь
он не постеснялся...  Ах, Ягайла, Ягайла! - Чем больше думал о нем Витовт,
тем больше распалялся.  - Не может быть двух  ног  в  одном  сапоге,  двух
медведей в берлоге, не может быть в Литве двух великих князей!>
     - Ануся, - обернулся он к жене; их кони шли бок о бок.
     - Что,   мой  супруг?  -  Княгиня  Анна  давно  заметила  перемену  в
настроении мужа и ждала разговора.
     - Ты  продолжай путь.  Благодари Яноша,  ведь он  для  нас захватил у
Ягайлы Мельник и Дрогичин. - На словах <для нас> Витовт сделал ударение.
     Княгиня Анна с удивлением посмотрела на него:
     - Но, мой супруг...
     - Так нужно,  Ануся.  Ведь Янош говорил именно так.  Поверим ему,  не
навсегда,  а  на время.  Попрощаемся -  я  еду обратно в Мариенбург,  а ты
побудь в Черне у моей сестры... Береги себя, Ануся. С тобой поедут бояре.
     - Что ты задумал?  - встревожилась княгиня, зная неугомонный характер
мужа.
     - Постараюсь уговорить великого магистра.  Если все пойдет хорошо,  я
пошлю за  тобой,  если нет  -  вернусь к  Яношу.  Цольнеру преподнесу наши
драгоценности,  те,  что в костяной шкатулке,  -  добавил он.  -  Говорят,
старый петух любит подарки.
     - Хорошо, мой супруг, - вздохнув, сказала Анна.
     - Я скоро вернусь.
     - Буду ждать тебя.  -  На глазах княгини выступили слезы. - Мыслями я
буду там, где ты будешь.
     Витовт молча прижал ее к груди.
     Кликнув  слуг,  он  повернул коня  и,  не  оборачиваясь,  поскакал по
ухабистой дороге.
     В голове трокского князя вертелись невеселые мысли.  Он вспомнил дни,
проведенные в башне Кревского замка.  Его,  как простого вора,  заковали в
наручники и  приговорили к смерти.  Из-за болезни казнь отложили.  Княгиня
Анна  ежедневно навещала больного мужа  вместе с  верной служанкой Еленой.
Когда Витовт почувствовал себя лучше и  смог вставать с постели,  служанка
предложила князю переодеться в ее платье и, обманув стражу, выйти за стену
крепости.  Вечером в  сгустившейся темноте князь в женской одежде прошел с
княгиней Анной мимо стражи.  За крепостным валом их ждали лошади... Бедная
Елена,  она три дня не вставала с постели,  притворяясь больной. Что с ней
сейчас, жива ли она?
     Срывая   пожелтевшие  листья,   с   далекого   моря   дул   холодный,
пронизывающий  ветер.  Темные,  беспросветные тучи  двигались  над  самыми
верхушками могучих дубов  и  лип.  Иногда порывы ветра  достигали страшной
силы, и в лесу раздавались скрипы и стоны гнущихся деревьев.
     Вдруг конь  Витовта шарахнулся в  сторону.  Высокая сосна,  с  корнем
вырванная ветром, упала поперек дороги.
     <Плохой знак, - испугался князь. - Не вернуться ли мне? В самом деле,
что ждет меня у рыцарей?  Приехав в замок, я отдаюсь им на милость. Рыцари
могут заковать меня в цепи и бросить в каменную яму, а могут выдать братцу
Ягайле. Всего можно ждать от орденских псов... Но разве есть другой выход?
Может быть,  надо искать примирения с Ягайлой?.. Нет! - Витовт и думать не
мог о примирении. - Тогда вперед>.
     Не  раздумывая больше,  князь  пришпорил  своего  любимца,  и  сытый,
ухоженный жеребец легко перенес его через упавшее дерево.
     У  разросшегося куста  бузины  князь  остановился,  вынул  из  кошеля
серебряную монету и,  бормоча заклинание,  бросил  ее  под  куст.  Каждому
литовцу хорошо известно, что под бузиной, между корнями, живет в земле бог
лесов.


                                  * * *

     Великий магистр сидел откинувшись в резном деревянном кресле с мягкой
кожаной подушечкой на спинке. Сбоку, на скамейке, примостился его духовник
брат  Симеон.  Между ними  стояла шахматная доска с  янтарными фигурками и
серебряный кувшин с вином, наполовину пустой. Шла пятая по счету партия.
     Конрад Цольнер и  брат  Симеон давно  знали друг  друга.  Магистр,  с
окладистой бородой и  орлиным носом,  внешне был полной противоположностью
брату Симеону.  Поп был курнос, гладко выбрит, с круглой лысой головкой на
тонкой  кадыкастой  шее.  Единственной растительностью на  его  лице  были
кустистые брови; из-под бровей выглядывали шустрые, зоркие глазки. Зато их
души объединяло многое.  Когда они были помоложе,  орденский устав не  был
помехой для веселых похождений. Комтур и капеллан Христианбургского замка,
строгие наставники!  Кто бы мог заподозрить дурное в их частых отлучках? А
ведь устав попирался друзьями в самых щепетильных пунктах и подпунктах. За
подобные дела рядовых братьев ждали беспощадный суд и суровое наказание.
     Ни Конрад Цольнер, ни брат Симеон не сожалели о бурных днях молодости
и  не думали раскаиваться в  своих грехах.  Наоборот,  они с удовольствием
вспоминали свои похождения. Вот и сейчас, стоило великому магистру отвести
взгляд от шахматной доски, и он видел вместо мраморной мадонны с младенцем
круглое и  мягкое колено белотелой Катрин.  А  длинные ночи за чашей вина!
Сколько  было  переговорено и  передумано!  Сколько  раз  рассвет заставал
приятелей бодрствующими за душевной беседой!
     Словом, у них было о чем поговорить и что вспомнить.
     Сегодня Конраду Цольнеру целый день нездоровилось. Он мерз в огромном
каменном замке.  От кирпичных стен тянуло холодом. Слуги развели огонь под
каменными плитами и  сняли  бронзовые заслонки духового отопления,  и  все
равно он зябко кутался в  мягкий шерстяной халат.  Когда зажгли камин,  он
перенес кресло ближе  к  огню  и  ноги  в  теплых полусапожках поставил на
маленькую скамейку.
     Колокол  ударил  восемь  раз,  в  крепости сменялась стража.  Великий
магистр поднял голову и  невольно стал прислушиваться.  Где-то раздавались
шаги,  звенело оружие,  слышались голоса.  Скоро все стихло.  Цольнер взял
янтарную королеву,  подержал ее  в  волосатых пальцах и  поставил на новую
клетку.
     - Что с тобой,  Конрад?  -  вкрадчиво сказал священник. - Я возьму ее
пешкой.
     Великий магистр спохватился и вернул королеву.
     - Лезет всякое в голову!  -  усмехнувшись, он шевельнул одним усом. -
Мне  вдруг представилось,  что  Польша окрестила Литву у  нас  под носом и
стала сильным государством.
     - Но  ведь это невозможно,  брат мой,  -  ответил духовник.  -  И  не
следует  думать  о  том,  что  благодаря милости господа нашего  не  может
совершиться. В Польше великая смута и безвластие.
     - Меня беспокоит герцог Ягайла,  -  продолжал магистр. - Можно ли ему
верить?  Он  отдал нам Жемайтию,  но  все осталось по-прежнему.  Он обещал
через четыре года крестить Литву. Сбудется ли сие?
     Великий магистр встал с кресла и прошелся по спальне.
     - Мне  безразлично,   что  будет  с  Литвой,   -   сказал  он,  круто
остановившись,  -  ордену нужна Жемайтия от  моря  до  реки  Дубиссы.  Эта
языческая страна не дает соединиться немецким землям.  Пока кунигасы будут
греметь оружием,  нам грозит опасность. А Литва? Пожалуй, даже лучше, если
она  станет православной -  это  сохранит равновесие,  -  лишь  бы  ее  не
захватила Польша. Но Жемайтия должна принадлежать нам.
     Брат Симеон отпил из кувшина, крякнул, вытер полотенцем губы.
     - Хороши   французские  вина,   ничего  не   скажешь...   Однако  его
святейшество папа римский думает о Литве иначе. Недаром он включил Литву в
гнезненское епископство. Тем самым он дал право Польше крестить ее.
     - Его святейшество часто сует нос не в свои дела! - зло сказал Конрад
Цольнер.  -  Право  крестить язычников орден  не  уступит  даже  папе.  Мы
показали свою твердость в деле с дерптским епископом.  Папа проклял орден,
а что изменилось?  Пусть попробует тронуть нас хоть пальцем!..  - В голосе
магистра послышалась угроза.
     - А  ты уверен,  Конрад,  -  перебил духовник,  -  не подслушивает ли
кто-нибудь? У стен могут быть самые настоящие уши.
     Великий магистр махнул рукой, однако стал говорить тише.
     - <Папа,  папа>! - с раздражением продолжал он, расшевеливая кочергой
дымящиеся поленья в камине.  - Его святейшество должен знать, что крестить
Литву -  это не  просто отслужить мессу и  помахать кропилом...  Языческая
Литва и Жемайтия - жирный пирог, сулящий крестному отцу многие выгоды.
     Брат Симеон еще раз отхлебнул из кувшина. Кончик его носа покраснел и
вспух. Великий магистр с неудовольствием посмотрел на приятеля.
     - Не много ли,  брат?  - сказал он. - Ты пьешь вино, словно в молодые
годы.
     - Пусть это тебя не волнует, Конрад, мой грешный сосуд еще достаточно
крепок...  Я  хочу  предостеречь тебя:  папа  прекрасно знает о  решимости
ордена крестить Литву и Жемайтию.  Вспомни, что Венгрия тоже тщилась стать
крестным отцом,  однако папа избрал Польшу. Его святейшество всегда делает
только то, что ему выгодно.
     Духовник  снова  потянулся к  вину,  но  Цольнер  положил  на  кувшин
волосатую руку.  Засверкали драгоценные камни на  многочисленных перстнях,
но ярче всего горели алмазы на волшебном кольце магистра.
     - Довольно,   -  тихо  сказал  он.  -  Польша?!  Посмотрим,  как  еще
повернутся события.  Алчные паны  из  Кракова любят  загребать жар  чужими
руками.  Пока  орден  проливает во  славу  святой девы  Марии  кровь своих
братьев,  поляки вымаливают у папы разные льготы и привилегии. На этот раз
папа  уверен,  что  вместе  с  Литвой  он  сможет привести в  католичество
русских...  Вот здесь и зарыта собака,  -  помолчав, добавил магистр. - Но
напрасно его святейшество надеется, он не знает русских.
     Великий  магистр  почувствовал  жажду  и  приник  своей  бородищей  к
кувшину.
     - Умеют французы делать вино, ухаживать за женщинами и еще воевать, -
сказал он,  отдуваясь и обтирая рукой усы,  - это у них не отнимешь... Его
святейшество борется за  первое место под  солнцем,  и  главное для него -
сокрушить восточное христианство.  Все,  что играет ему на руку,  он будет
поддерживать.  Если смотреть с этой стороны, то папе выгоднее поддерживать
Польшу. Среди славянских племен она одна крепко держит католическое знамя,
и польские ксендзы больше католики,  чем сам папа.  Они,  по сути дела,  и
правят страной. А мы с тобой немцы, у нас другие помыслы...
     Брат Симеон усмехнулся:
     - Ладно, Конрад, довольно об этом, закончим игру.
     Но  сегодня  великий  магистр  не  мог  сосредоточить свои  мысли  на
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 68
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама