Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight
Aliens Vs Predator |#4| Jungle shenanigans

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Философия - Аристотель Весь текст 102.54 Kb

Никомахова этика

Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9
доставляет удовольствие само по себе. Следовательно, нам нужно чувствовать в
себе, что [добродетель] друга тоже существует[51], а это получится при жизни
сообща и при общности  речей  и  мысли  (en  toi  koinonein  ton  logon  kai
dianoias).  О "жизни сообща" применительно к людям (а не о выпасе на одном и
том же месте, как в случае со скотом) говорят, наверх но имея в виду  именно
это.

     Итак,  если для блаженного бытие заслуживает избрания само по себе, как
благо по природе и удовольствие, и если почти так же он  относится  к  бытию
друга, то и друг будет, пожалуй, одним из предметов, заслуживающих избрания.
А  что  для  блаженного предмет избрания, то должно у него быть в наличии, в
противном случае он будет в этом отношении нуждающимся.  Следовательно,  кто
будет считаться "счастливым", будет нуждаться в добропорядочных друзьях.


10 (X).
     Надо  ли  в таком случае заводить возможно больше друзей, или же, как о
гостеприимстве удачно, кажется, сказано: "не много гостей и не без них", так
и  в  дружбе  будет  уместно  не быть без друзей (арhilos), но и не иметь их
чрезмерно много (polyphilos)?[52]

     Это  изречение,  пожалуй, вполне подходит к друзьям для пользы, так как
затруднительно многим ответить услугой  на  услугу,  и  жизни  на  (это)  не
хватит.  И  если  друзей  больше,  чем достаточно для собственной жизни, они
излишни и служат препятствием прекрасной жизни,  а  стало  быть  в  них  нет
нужды.  И  для  удовольствия довольно немногих друзей, как и приправы к пище
[нужно не много].

     Но заводить ли возможно большее число добропорядочных друзей, или  есть
некая  мера  их  множества,  как  и [множества граждан] государства? В самом
деле, ни из десяти человек не образуется государство, ни из десятижды десяти
тысяч тоже уже не будет государства[53]. "Сколько" -- это, вероятно, не одно
какое-то [число], но весь промежуток между известными пределами. Так  что  и
количество друзей имеет пределы, и, вероятно, самое большое число друзей то,
с  каким  человек  сможет  жить  сообща  (ведь  жизнь сообща была принята за
главный признак дружбы[54]); а что  невозможно  жить  сообща  со  многими  и
делить  себя  [между ними] -- это совершенно ясно. Кроме того, нашим друзьям
тоже надо быть между собой друзьями, если им всем  предстоит  проводить  дни
друг  с  другом,  но  при  большом  их  числе  это  трудное  дело. В тягость
становится и делить со многими радость и горе, как свои собственные,  потому
что,  весьма  вероятно,  придется  в  одно  и  то  же  время  с одним делить
удовольствие, а с другим -- огорчения.

     Так что, наверное, хорошо (еу ekhei) стараться иметь  друзей  не  сколь
возможно   больше,   а   столько,   сколько  достаточно  для  жизни  сообща;
действительно, было бы,  видимо,  невозможно  быть  многим  очень  [близким]
другом.  Поэтому  и  не  влюбляются  во многих, ведь влюбленность тяготеет к
своего рода чрезмерной дружбе, причем по отношению к одному человеку;  стало
быть, близкая (sphodra) дружба -- это дружба с немногими.

     Что  это  действительно  так,  ясно из самих вещей (epi ton pragmaton),
ведь при товарищеской дружбе не бывает большого числа друзей, да и в  гимнах
говорится о парах [55]. Те же, у кого много друзей и ктв со всеми ведут себя
по-свойски  (oikeios),  ни  для  кого,  кажется,  не  друзья, разве только в
государственном смысле -- [как друзья-сограждане]  (politikos).  Конечно,  в
государственном смысле можно со многими быть другом и не будучи угодливым, а
будучи  поистине  добрым. Но дружба во имя добродетели и во имя самих друзей
со многими невозможна: желанно найти и немногих таких друзей.


11 (XI).
     При  удачах или при несчастьях больше нужда в друзьях? Ведь ищут друзей
и в том и в другом случае, потому что неудачники нуждаются  в  поддержке,  а
удачливые  --  в  близких  (synibioi),  которым  будут делать добро, ибо они
желают творить добро. Таким образом, необходимость  в  друзьях  больше  "при
неудачах,  потому  что  в  этом  случае  нуждаются  в полезных [друзьях], по
прекраснее дружба при удачах, недаром тогда в друзья ищут  добрых,  понимая,
что  оказывать  благодеяния  таким  и проводить с ними время скорее достойно
избрания.

     Даже  само присутствие друзей доставляет удовольствие и при удачах, и в
несчастьях, так как страдание облегчается, когда другие разделяют наше горе.
Вот поэтому можно, пожалуй, задать вопрос: снимают ли [друзья с  нас  горе],
словно  тяжесть[56],  или же происходит не это, но их присутствие доставляет
удовольствие и  сознание  того,  что  они  разделяют  наше  горе,  уменьшает
страдание?  Вопрос  о  том, по этой причине или, по какой-то другой приходит
облегчение, отложим; очевидно, во всяком случае, что происходит  именно  то,
что сказано.

     Похоже,  однако,  что  присутствие  [друзей,  когда у нас горе], -- это
какая-то  смесь  [удовольствия  и  страдания]  .  Уже   видеть   друзей   --
удовольствие,   особенно  для  неудачника,  и  это  становится  своего  рода
поддержкой в страданиях (ведь друг, если умеет быть любезным, и видом своим,
и речью приносит утешение,  потому  что  он  знает  нрав  [друга]:  что  ему
доставляет  удовольствие и что -- страдание). С другой стороны, чувство, что
друг страдает из-за наших собственных неудач,  заставляет  страдать,  потому
что  всякий  избегает  быть  для друзей виновником страданий. Именно поэтому
истинные мужи по своей природе остерегаются сострадания к ним самим, и  если
только  они  не сверх всякой меры нечувствительны к страданию, то страданий,
которые они вызывают у друзей, не переносят и вообще  не  допускают  к  себе
плакальщиков,  потому что и сами отнюдь не плакальщики; а женщины и подобные
им мужчины радуются тем, кто рыдает вместе с ними, и питают к ним дружбу как
к друзьям и делящим с ними горе. Ясно, что во всех случаях подражать следует
лучшему.

     А присутствие друзей в дни удач означает  с  удовольствием  проведенное
время.и  сознание,  что  друзья  получают  удовольствие от наших собственных
благ. Наверное, поэтому и считается, что  в  случае  удачи  следует  радушно
звать  к  себе друзей (потому что прекрасно быть благодетельным), а в случае
неудачи --  мешкать  с  этим.  Действительно,  надо  возможно  меньше  своих
несчастий  передавать  [другому],  откуда  и  поговорка:  "Довольно,  что  я
несчастен"[57]. Призывать к себе друзей надо прежде всего  тогда,  когда  им
предстоит, немного обременив себя, оказать нам великую помощь.

     А  приходить,  напротив,  подобает,  наверное,  к тому, у кого неудачи,
причем без зова и с охотой, потому что другу свойственно делать добро,  и  в
первую   очередь  тем,  кто  нуждается,  притом  тогда,  когда  на  него  не
рассчитывали: в этом для обоих больше прекрасного и удовольствия. И в случае
удачи  подобает  охотно  оказывать  содействие  (ибо  и  тогда  нуждаются  в
друзьях),  а  что  касается  принятия благодеяний, тут [можно быть] ленивым,
ведь некрасиво охотно принимать помощь.

     Однако, может быть, следует  остерегаться  прослыть  неприятным  (doxan
aedias) за то, что отталкиваешь [благодеяния], иногда ведь [и так] бывает.

     Итак,  во  всех  положениях  присутствие  друзей,  видимо,  заслуживает
предпочтения.


12 (XII).
     Не  правда  ли,  подобно тому как созерцание любимого -- для влюбленных
самая большая радость и  они  предпочитают  это  чувство  всему  остальному,
потому  что  существование и возникновение влюбленности обусловлено в первую
очередь этим [удовольствием от созерцания], так и друзья всему  предпочитают
жизнь  сообща?  Ибо  дружба -- это общность, и, как относятся к самому себе,
так и к другу; а раз чувство собственного бытия в нас заслуживает  избрания,
то и чувство бытия друга -- тоже; между тем деятельное проявление (energeia)
этого [чувства] возникает при жизни сообща, так что друзья, конечно, тянутся
к  ней.  И чем бы ни было для каждого отдельного человека бытие, и ради чего
бы он ни предпочитал жизнь (to dzen),  живя,  он  хочет  проводить  время  с
друзьями.  Вот  почему  одни  вместе  поют,  другие  играют  в кости, третьи
занимаются гимнастикой, охотой или философией: каждый проводит  свои  дни  с
друзьями  именно в тех занятиях, какие он любит больше всего в жизни, потому
что, желая жить сообща с друзьями, люди делают то и в том принимают участие,
в чем и мыслят себе жизнь сообща.

     Итак,  у  дурных  дружба  портится  (ведь, шаткие [в своих устоях], они
связываются (koinonoysi) с дурным" и  становятся  испорченными,  уподобляясь
друг  другу);  а  дружба  добрых  даже  возрастает  от общения, ведь принято
считать, что такие друзья становятся лучше  благодаря  воздействию  друг  на
друга  и  исправлению  друг друга; они, конечно, заимствуют друг у друга то,
что им нравится, откуда [изречение]: "От добрых добро" [58].

     Итак, будем считать, что о дружбе сказано. Следом можно  рассказать  об
удовольствии.
Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама