Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Ярославцев С. Весь текст 434.64 Kb

Экспедиция в преисподнюю (А. Стругацкий)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 38
монет и драгоценных камней. которую держала у себя  в  защечных  мешках  и
частично в желудке. А крошечное тело Ятуркенженсирхива,  профессионального
шпиона,  которого  носят  с  собой,  было  до   ушей   набито   инстинктом
самосохранения.
     Что же касается Двуглавого Юла, то он,  конечно,  знал  все,  но  все
отрицал, и никакие увещевания, угрозы и воззвания к остаткам  его  совести
так и не смогли сломить его упорства. Никаких Великих Спрутов,  Искусников
Крэгов и Мхтандов он в глаза не видел и впервые о них  слышит;  обличающий
рассказ Гали он объявил бредом несвоевременно заболевшей девчонки с самого
начала и до самого конца; штурманскую машину он уничтожил вовсе не потому,
что  она  взбунтовалась  и  остановила  корабль,  а  из  вполне  понятного
стремления сохранить в тайне координаты родной планеты, которую  он  желал
оградить  от  вторжения  агрессивных  землян;  в  краже   участка   земной
территории  с  населением,  животными  и  растительным  миром  он   охотно
сознается, но...
     - Взгляните на разумных существ, с которыми я вынужден иметь дело!  -
патетически   орал   он,   указывая   на   испуганных   Ка,   Ки,   Ку   и
Ятуркенженсирхива. - Взгляните на них, и вы представите себе, насколько  я
был всегда одинок. Я истосковался по носителям разума,  похожим  на  меня,
хотя бы и не с тем числом голов. Я искал их по всей обозримой Вселенной, и
я испытал огромное удовлетворение, обнаружив их  на  Земле.  Да,  я  украл
тысячу человек. Но для чего? Я хотел перевезти их на свою родную  планету,
под кроваво-красную Протуберу и мертвенно-синюю Некриду, и спокойно зажить
среда них мирной и счастливой жизнью...
     Словом, он нагло врал, и толку от него не было никакого. В довершение
всего, когда врать ему наскучило, он пригрозил откусить себе оба языка,  и
от него отступились. Флагман, посовещавшись  с  Землей,  отдал  приказ  на
возвращение.
     Дни пошли своим чередом. Украденная половина Зеленой долины  со  всем
ее населением,  животными  и  растительным  миром  была  водворена  на  ее
исконное место и зажила, как прежде, счастливо. "Черную  Пирайю",  очистив
от многовековой грязи и дряни, отбуксировали к Луне и установили в  центре
кратера  Архимеда  под  прозрачным  колпаком   из   спектролита;   сначала
специалисты интересовались ею, пытаясь проникнуть  в  тайну  разгромленной
разрывными пулями штурманской машины, затем отступились.  Двуглавого  Юла,
продержав положенное время в психическом  карантине,  определили  жить  на
небольшой островок вулканического происхождения, где он и остается до  сих
пор, предаваясь составлению разного  рода  новых  кулинарных  рецептов  из
серы, вулканического пепла и пемзы; поговаривают, будто он коротко сошелся
с  местными  тюленями  и  любит  рассказывать  им  о   своих   необычайных
похождениях. Ка, Ки и Ку попросились на Марс и не без успеха выступают  на
эстраде  в  доме  культуры  одного  тамошнего  городка;  вскоре  после  их
появления  с  соседней  птицефермы  стали  частенько  пропадать  куры,  но
добродушные марсиане смотрят на это сквозь пальцы.
     Однажды (это было уже год спустя после  описанных  событий)  в  яркий
солнечный день по обочине широкого шоссе,  пересекающего  Зеленую  долину,
мимо цветущих садов и зеленеющих лугов,  мимо  уютных  домиков  и  ажурных
павильонов, через ручьи и реки по горбатым мостикам, и прямо вброд скакали
три всадника. Впереди с Ятуркенженсирхивом на плече  летела  Галя,  следом
мчались Атос и Арамис, и  один  за  другим  уносились  назад  километровые
столбы с черными цифрами на белых эмалированных  дощечках:  117...  118...
119...
     У столба на сто двадцатом километре они  осадили  коней  и  с  минуту
постояли, глядя на обелиск черно-красного мрамора перед  зарослями  акаций
напротив, а затем шагом двинулись дальше. Галя, смахнув  слезу  с  ресниц,
легонько щелкнула Ятуркенженсирхива по носу и проговорила:
     - Все началось здесь, не так ли, маленький негодяй?
     Ятуркенженсирхив обиженно пропищал:
     - Я вовсе не негодяй. Я давно исправился.
     Некоторое время они ехали молча. Потом Арамис произнес своим  обычным
тихим голосом:
     - Я испытываю настоятельную необходимость посетить Планету Негодяев.
     - Я не успокоюсь, пока не побеседую с Великим  Спрутом  и  Искусником
Крэгом, - отозвался сквозь зубы Атос.
     Галя обернулась к ним.
     - Поехали скорее, -  сказала  она.  -  Дедушка  не  любит,  когда  мы
опаздываем...
     Они пустили коней в галоп, и через минуту столб с цифрой 121  остался
позади.




                    ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОПЕРАЦИЯ "ИТАЙ-ИТАЙ"


                                    1

     На краю краев великолепной суровой страны, где океан вот уже миллионы
лет безуспешно штурмует несокрушимые скалы, а  подземный  огонь  время  от
времени бессильно грозится подпалить набухшие дождями и снегом тучи, вдали
от проезжих дорог и хлопотливых гаваней стоит старинная таверна  "Одинокий
ландыш". Никто уже не знает, да и не  интересуется,  когда  и  зачем  было
построено  это  неказистое  сооружение  из  бетона,  заляпанного  мхом   и
лишайниками, с узкими длинными окнами по углам, со ржавой железной трубой,
торчащей из середины плоской крыши. Но уютно сияет в промозглом тумане и в
ночном   мраке   золотистая   вывеска.   Промерзший   скиталец   -   пилот
дирижабля-лесовоза  или  китовый  пастух,  заскучавший  в  тесноте   своей
субмарины, суровый  геолог  или  падающий  от  усталости  турист,  бродяга
живописец или таежный  ветеринар  -  спускается  по  вырубленным  в  скале
широким ступеням, распахивает дубовую дверь и вступает  в  залитую  светом
комнату; потирая закоченевшие  ладони,  он  оглядывает  обшитые  выцветшим
коричневым пластиком стены,  вытертый  красный  ковер  на  полу,  потолок,
расписанный под бездонно-синее небо. Взгляд его невольно задерживается  на
очаге, в котором весело потрескивает жаркое пламя, на  простых  деревянных
столах и деревянных табуретках, на буфетных полках, заставленных стеклом и
фарфором; ноздри его озябшего  носа  раздуваются,  втягивая  необыкновенно
вкусные запахи  свежеиспеченного  хлеба  и  ванильного  печенья,  бараньей
похлебки с чесноком и жареной свинины, всевозможных солений и маринадов. А
тут из-за лиловой  портьеры  появляется  хозяин,  дядюшка  Витема,  бывший
смотритель   термоядерной   станции,   -    огромный,    доброжелательный,
улыбающийся, - разводит в  знак  приветствия  могучие  руки  и  произносит
глубоким басом:
     - Добро пожаловать, милости просим. Раздевайтесь, садитесь к огоньку,
а я вам для начала стаканчик горячего глинтвейна...
     Да, друзья мои. Жизнь прекрасна. Слов нет, как славно после обильного
ужина посидеть у пылающего очага, рассеянно  прислушиваясь  к  вою  ночной
вьюги в трубе и глухому реву вечного прибоя, а  потом,  отчаянно  зевая  и
протирая слипающиеся глаза, спуститься в  спальню  и  забраться  в  мягкую
постель, под хрустящие, пахнущие свежим  сеном  простыни.  Дядюшка  Витема
чрезвычайно гостеприимен и не скрывает этого.
     В тот день, когда начались  необычайные  события,  описанные  в  этой
части нашей правдивой сказки, в тот ненастный осенний день дядюшке  Витеме
повезло совершенно особенно. Гость валом  валил  в  "Одинокий  ландыш".  И
какой гость! Первым явился  старый  приятель  дядюшки  Витемы,  разъездной
хирург Старик Саша; бухая  гигантскими  сапожищами,  ввалился  в  таверну,
швырнул в угол блестящий от осенней влаги плащ с капюшоном и, не говоря ни
слова, устремился напрямик к очагу, - сопя и  отдуваясь,  принялся  сушить
перед огнем промокшую бороду. Дядюшка Витема встал у  него  за  плечом  со
своеобычным стаканом наготове. Когда от бороды клубами повалил пар, Старик
Саша распушил ее обеими пятернями в последний раз, откинулся на деревянную
спинку и произнес:
     - Ух ты!
     Дядюшка Витема немедленно сунул ему в руку стакан. Старик Саша  одним
глотком спровадил в пищевод огненную жидкость и произнес во второй раз:
     - Ух ты!
     В третий раз он произнес эту чисто эмоциональную фразу, когда  уселся
за стол и заглянул в глиняный горшок, наполненный аппетитнейшей  мешаниной
из тушеной телятины, картошки и морской капусты.
     - Погодка нынче, дядюшка Витема, доложу я вам! - объявил он, опростав
горшок наполовину. - Злая погодка!
     - Где же это ты был, Саша? - осведомился дядюшка Витема.
     - Да опять на Черной Скале, у этого  двухголового  уголовника.  Опять
ему плохо.
     Дядюшка Витема сочувственно поцокал языком и  поставил  перед  гостем
глиняную кружку с игристым квасом собственного изготовления.  Старик  Саша
отхлебнул из кружки и продолжал:
     - Вам, говорит, землянам, меня не вылечить.  Я,  говорит,  у  вас  на
Земле помру, будете тогда знать. Мне, говорит, умереть ничего не стоит,  а
вас совесть замучает.
     Дядюшка Витема опять поцокал языком и спросил:
     - А что, собственно, с ним такое? Еще на той неделе ко  мне  заходил,
целое ведро уксусной эссенции вылакал...
     -  Вот-вот.  Тюлени  его  плавать  научили,  вот  он  и  обрадовался.
Налакался уксусу, нырнул поглубже, и будто бы кто-то его там,  в  глубине,
треснул чем-то твердым по правой голове, как раз по той, у которой  и  так
одного  глаза  нет.  Так  он  утверждает.  Врет,  по-моему.  Сам  о  скалу
какую-нибудь треснулся. Я осмотрел - действительно, опухоль на  мозге  под
теменной костью...
     - Ну-ну?
     - Надо бы оперировать, конечно, но у него же анатомия совсем  другая,
чем у нас с вами. У него и кровь зеленая, и кость черная, и сердец у  него
три, и мало ли что еще... Буду консилиум  созывать,  так  что  готовьтесь:
днями здесь у вас весь цвет планетной медицины и ветеринарии  соберется...
И даже, может быть, инопланетной.
     - Я буду очень рад, разумеется. Но, может быть, проще  его  в  Москву
отвезти... или в Калькутту, скажем?
     Старик Саша допил квас и помотал головой.
     - Не желает. Я уже предлагал, упрашивал, грозил даже. Ни в какую.  На
Черной Скале, говорит, я по вашей милости три годика  страдал,  на  Черной
Скале и умру. В окружении, говорит, моих единственных друзей - благородных
тюленей...
     В эту самую секунду дверь вновь распахнулась, и на  пороге  в  облаке
дождевых  капель  возник  высокий  худой  человек  в  длинной,  до  пяток,
непромокаемой накидке, с узким  костистым  лицом,  покрытым  тем  странным
серо-коричневым  загаром,  по  которому  безошибочно  опознают   работника
Глубокого  космоса.  И  действительно,  когда  незнакомец  поздоровался  и
сбросил накидку, под нею обнаружилась черная с серебром форма Космического
флота. При виде шеврона на правом плече и значка в виде флажка  над  левым
нагрудным карманом Старик Саша почтительно привстал из-за стола: перед ним
был флагман Космического флота и член Всемирного совета.
     -  Здравствуйте,  друзья!  -  звучным  голосом  произнес  незнакомец,
приглаживая ладонями седые волосы. -  Позвольте  представиться  -  флагман
Макомбер, командующий третьей космической эскадрой. Не помешал?
     - Что вы, что вы... - засмущался Старик Саша, а дядюшка Витема только
руками  замахал  и  бросился  наливать  прославленному  флагману  горячего
глинтвейна.
     - Не помните меня, дядюшка Витема? -  спросил  космолетчик,  принимая
стакан. - Тридцать лет... нет, тридцать два года назад я  потерпел  аварию
во время тренировочного полета, вынужден был катапультироваться и свалился
в тайге километрах в сорока отсюда. Насилу тогда до  вас  добрался,  и  вы
меня здесь два дня выхаживали... Не помните?
     - Да разве вас всех упомнишь? - благодушно отозвался дядюшка  Витема.
- Тридцать лет! За это время столько вас здесь с  неба  насваливалось,  из
океана навыползало, из тайги набредало, что никакой  памяти  не  хватит...
Садитесь, флагман, и будьте как дома. И скажите лучше, чем вас угостить?
     -  Совершенно  безразлично.  Впрочем,  одну  минутку...  Если  у  вас
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 38
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама