Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Леонид Андреев Весь текст 124.38 Kb

Иуда Искариот

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11
Петром, и  сел  поближе.  Но ученики были  молчаливы и  необычно  задумчивы.
Образы  пройденного пути: и солнце, и камень, и трава, и Христос, возлежащий
в шатре,  тихо плыли в голове, навевая  мягкую задумчивость, рождая смутные,
но сладкие грезы  о каком-то вечном  движении под солнцем.  Сладко  отдыхало
утомленное тело, и все оно думало о чем-то загадочно-прекрасном и большом,--
и никто не вспомнил об Иуде.
     Иуда вышел.  Потом вернулся. Иисус говорил, и  в молчании  слушали  его
речь ученики.  Неподвижно,  как  изваяние, сидела у ног его Мария и, закинув
голову,  смотрела в его лицо. Иоанн, придвинувшись  близко, старался сделать
так,  чтобы  рука  его  коснулась одежды  учителя,  но  не  обеспокоила его.
Коснулся -- и замер. И громко и сильно дышал Петр, вторя дыханием своим речи
Иисуса.
     Искариот   остановился  у   порога  и,  презрительно  миновав  взглядом
собравшихся, весь огонь  его сосредоточил  на  Иисусе.  И по мере  того  как
смотрел,  гасло  все  вокруг него, одевалось  тьмою  и безмолвием,  и только
светлел Иисус с  своею поднятой рукою. Но вот и он словно поднялся в воздух,
словно растаял и сделался  такой, как будто  весь  он состоял из надозерного
тумана, пронизанного светом заходящей луны, и мягкая речь его звучала где-то
далеко-далеко и нежно. И,  вглядываясь в колеблющийся призрак, вслушиваясь в
нежную мелодию далеких и призрачных слов. Иуда  забрал в железные пальцы всю
душу  и  в  необъятном  мраке  ее,  молча, начал  строить  что-то  огромное.
Медленно, в глубокой тьме, он поднимал  какие-то  громады, подобные горам, и
плавно  накладывал одна на другую, и снова поднимал,  и  снова накладывал, и
что-то росло во мраке,  ширилось беззвучно, раздвигало  границы. Вот куполом
почувствовал  он голову свою,  и в непроглядном мраке  его продолжало  расти
огромное,  и  кто-то  молча  работал:  поднимал   громады,  подобные  горам,
накладывал одну на другую и снова поднимал... И нежно звучали где-то далекие
и призрачные слова.
     Так стоял  он, загораживая дверь, огромный и черный, и говорил Иисус, и
громко  вторило его  словам прерывистое  и  сильное дыхание Петра. Но  вдруг
Иисус  смолк -- резким  незаконченным  звуком, и  Петр,  точно  проснувшись,
восторженно воскликнул:
     -- Господи!  Тебе  ведомы  глаголы  вечной жизни!  Но  Иисус  молчал  и
пристально глядел  куда-то. И  когда последовали за его взором, то увидели у
дверей  окаменевшего Иуду с раскрытым ртом и остановившимися  глазами. И, не
поняв, в чем  дело, засмеялись. Матфей же, начитанный в Писании, притронулся
к плечу Иуды и сказал словами Соломона:
     -- Смотрящий  кротко --  помилован будет, а встречающийся  в воротах --
стеснит других.
     Иуда  вздрогнул  и даже  вскрикнул  слегка от  испуга, и все у  него --
глаза, руки  и  ноги  -- точно побежало в разные  стороны, как  у животного,
которое внезапно увидело над собою глаза  человека. Прямо к Иуде шел Иисус и
слово какое-то нес на устах своих -- и прошел  мимо Иуды в открытую и теперь
свободную дверь.
     Уже в середине ночи обеспокоенный Фома  подошел  к ложу Иуды, присел на
корточки и спросил:
     -- Ты плачешь. Иуда?
     -- Нет. Отойди, Фома.
     -- Отчего же ты стонешь и скрипишь зубами? Ты нездоров?
     Иуда помолчал, и  из уст  его, одно  за  другим,  стали  падать тяжелые
слова, налитые тоскою и гневом.
     --  Почему он не любит  меня? Почему он любит тех? Разве я не красивее,
не  лучше,  не  сильнее  их?  Разве не я  спас  ему  жизнь,  пока те бежали,
согнувшись, как трусливые собаки?
     -- Мой бедный друг, ты не совсем  прав. Ты вовсе не красив, и язык твой
так же неприятен, как и твое лицо. Ты  лжешь и злословишь постоянно, как  же
ты хочешь, чтобы тебя любил Иисус?
     Но Иуда точно не слышал его и продолжал, тяжело шевелясь в темноте:
     -- Почему он не с Иудой, а  с теми, кто его не любит? Иоанн принес  ему
ящерицу -- я  принес  бы ему ядовитую  змею. Петр бросал камни -- я  гору бы
повернул  для него!  Но  что такое ядовитая змея?  Вот вырван  у нее зуб,  и
ожерельем  ложится  она вокруг шеи. Но  что такое гора, которую  можно срыть
руками и ногами потоптать? Я дал бы ему Иуду,  смелого, прекрасного Иуду!  А
теперь он погибнет, и вместе с ним погибнет и Иуда.
     -- Ты что-то странное говоришь. Иуда!
     -- Сухая смоковница, которую нужно порубить секирою,--  ведь это я, это
обо мне он сказал. Почему же он  не рубит? он не смеет, Фома. Я его знаю: он
боится  Иуды! Он прячется от  смелого, сильного, прекрасного Иуды!  Он любит
глупых, предателей, лжецов. Ты лжец, Фома, ты слыхал об этом?
     Фома  очень  удивился и  хотел возражать,  но подумал, что Иуда  просто
бранится, и только покачал в темноте головою. И еще сильнее затосковал Иуда,
он стонал,  скрежетал зубами,  и слышно  было, как  беспокойно  движется под
покрывалом все его большое тело.
     -- Что так болит у Иуды? Кто приложил огонь к его телу? Он сына  своего
отдает собакам! Он дочь свою отдает разбойникам на  поругание,  невесту свою
--  на  непотребство. Но  разве  не нежное сердце у Иуды? Уйди, Фома,  уйди,
глупый. Пусть один останется сильный, смелый, прекрасный Иуда!

IV

     Иуда утаил несколько динариев, и это  открылось благодаря Фоме, который
видел  случайно,  сколько было дано денег. Можно было предположить, что  это
уже  не в  первый раз  Иуда совершает кражу,  и  все пришли  в  негодование.
Разгневанный Петр схватил Иуду за ворот его платья и почти волоком  притащил
к Иисусу, и испуганный, побледневший Иуда не сопротивлялся.
     -- Учитель, смотри! Вот он --  шутник! Вот он -- вор! Ты ему поверил, а
он крадет наши деньги. Вор! Негодяй! Если ты позволишь, я сам...
     Но Иисус молчал. И, внимательно взглянув на него, Петр быстро покраснел
и разжал руку,  державшую ворот. Иуда стыдливо оправился, искоса поглядел на
Петра и принял покорно-угнетенный вид раскаявшегося преступника.
     -- Так вот  как! -- сердито сказал Петр и громко хлопнул дверью, уходя.
И  все  были  недовольны  и говорили,  что ни за что не  останутся  теперь с
Иудою,-- но Иоанн что-то быстро сообразил и проскользнул в дверь, за которою
слышался тихий и как будто даже ласковый голос Иисуса. И когда по прошествии
времени вышел оттуда,  то был бледный, и потупленные глаза  его краснели как
бы от недавних слез.
     --  Учитель  сказал...  Учитель  сказал,  что Иуда может  брать  денег,
сколько он хочет.
     Петр сердито засмеялся.  Быстро, с  укором взглянул на  него  Иоанн  и,
внезапно  загоревшись  весь, смешивая  слезы с  гневом,  восторг со слезами,
звонко воскликнул:
     -- И никто не должен считать, сколько  денег получил Иуда. Он наш брат,
и все деньги его,  как  и наши,  и если ему нужно много, пусть  берет много,
никому не говоря и ни с кем не советуясь. Иуда наш брат, и  вы тяжко обидели
его -- так сказал учитель... Стыдно нам, братья!
     В  дверях стоял бледный,  криво  улыбавшийся Иуда,  и легким  движением
Иоанн приблизился и трижды поцеловал его. За ним, оглядываясь друг на друга,
смущенно  подошли  Иаков, Филипп  и  другие,--  после каждого  поцелуя  Иуда
вытирал  рот,  но  чмокал  громко,  как  будто  этот   звук  доставлял   ему
удовольствие. Последним подошел Петр.
     -- Все  мы тут глупые, все слепые. Иуда. Один  он видит, один он умный.
Мне можно поцеловать тебя?
     -- Отчего же? Целуй! -- согласился Иуда.
     Петр крепко поцеловал его и на ухо громко сказал:
     -- А я тебя чуть не  удушил! Они хоть так, а я  прямо за горло! Тебе не
больно было?
     -- Немножко.
     -- Пойду к нему и все  расскажу. Ведь я и на него рассердился,-- мрачно
сказал Петр, стараясь тихонько, без шума, отворить дверь.
     --  А что  же  ты,  Фома?  --  строго  спросил  Иоанн,  наблюдавший  за
действиями и словами учеников.
     -- Я еще не знаю. Мне нужно  подумать. И  долго думал  Фома, почти весь
день. Разошлись по  делам своим  ученики,  и  уже где-то за стеною громко  и
весело кричал Петр,  а он  все соображал. Он сделал  бы это быстрее, но  ему
несколько  мешал  Иуда, неотступно следивший  за ним  насмешливым взглядом и
изредка серьезно спрашивавший:
     -- Ну как, Фома? Как идет дело?
     Потом  Иуда  притащил  свой  денежный ящик и громко,  звеня монетами  и
притворно не глядя на Фому, стал считать деньги.
     -- Двадцать один,  двадцать  два, двадцать  три... Смотри,  Фома, опять
фальшивая монета. Ах, какие все люди  мошенники, они даже жертвуют фальшивые
деньги...  Двадцать  четыре... А  потом  опять  скажут,  что  украл  Иуда...
Двадцать пять, двадцать шесть...
     Фома решительно подошел к нему -- уже к вечеру это было -- и сказал:
     -- Он прав, Иуда. Дай я поцелую тебя.
     -- Вот  как? Двадцать девять, тридцать. Напрасно. Я опять  буду красть.
Тридцать один...
     --  Как  же можно  красть, когда нет  ни своего,  ни чужого.  Ты просто
будешь брать, сколько тебе нужно, брат.
     -- И это столько времени тебе понадобилось, чтобы  повторить только его
слова? Не дорожишь же ты временем, умный Фома.
     -- Ты, кажется, смеешься надо мною, брат?
     -- И подумай,  хорошо  ли ты  поступаешь, добродетельный Фома, повторяя
слова его? Ведь это он сказал -- "свое",-- а не ты. Это он поцеловал меня --
вы же только осквернили мне рот. Я и до сих пор чувствую, как ползают по мне
ваши  мокрые  губы.  Это так  отвратительно, добрый  Фома. Тридцать  восемь,
тридцать девять, сорок. Сорок динариев, Фома, не хочешь ли проверить?
     -- Ведь он наш учитель. Как же нам не повторять слов учителя?
     -- Разве отвалился ворот у Иуды? Разве он теперь голый  и его не за что
схватить?  Вот  уйдет  учитель из дому,  и опять  украдет  нечаянно Иуда три
динария, и разве не за тот же ворот вы схватите его?
     -- Мы теперь знаем. Иуда. Мы поняли.
     -- А  разве не у всех учеников плохая память?  И разве не всех учителей
обманывали их ученики? Вот поднял учитель розгу -- ученики кричат: мы знаем,
учитель!  А ушел  учитель спать,  и говорят  ученики:  не  этому ли учил нас
учитель? И тут. Сегодня утром ты назвал меня: вор. Сегодня вечером ты зовешь
меня: брат. А как ты назовешь меня завтра?
     Иуда  засмеялся  и,  легко  поднимая  рукою  тяжелый,  звенящий   ящик,
продолжал:
     -- Когда дует сильный ветер, он поднимает сор. И глупые люди смотрят на
сор и  говорят: вот ветер! А это только сор, мой добрый Фома, ослиный помет,
растоптанный ногами. Вот встретил он стену и тихо лег у подножия ее. а ветер
летит дальше, ветер летит дальше, мой добрый Фома!
     Иуда предупредительно показал рукой через стену и снова засмеялся.
     -- Я рад, что тебе  весело.-- сказал Фома.-- Но очень жаль, что в твоей
веселости так много зла.
     -- Как же не быть веселым человеку, которого столько целовали и который
так  полезен? Если бы  я не  украл  трех динариев, разве узнал бы Иоанн, что
такое восторг? И  разве не приятно  быть  крюком,  на который вывешивает для
просушки: Иоанн -- свою отсыревшую  добродетель, Фома -- свой ум,  поеденный
молью?
     -- Мне кажется, что лучше мне уйти.
     -- Но ведь я же шучу. Я шучу, мой добрый Фома,-- я  только хотел знать,
действительно ли  ты  желаешь  поцеловать  старого, противного  Иуду,  вора,
который украл три динария и отдал их блуднице.
     -- Блуднице? -- удивился Фома.-- А об этом ты сказал учителю?
     -- Вот  ты опять сомневаешься, Фома. Да,  блуднице. Но если бы ты знал,
Фома, что это была за несчастная женщина. Уже два дня она ничего не ела...
     -- Ты это знаешь наверное? -- смутился Фома.
     -- Да, конечно. Ведь я сам два дня был с нею и видел, что она ничего не
ест и пьет только  красное вино. Она шаталась от истощения, и я падал вместе
с нею...
     Фома быстро встал и, уже отойдя на несколько шагов, кинул Иуде:
     --  По-видимому,  в  тебя вселился  сатана.  Иуда. И,  уходя, слышал  в
наступивших сумерках, как  жалобно  позванивал в руках Иуды тяжелый денежный
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама