Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Леонид Андреев Весь текст 124.38 Kb

Иуда Искариот

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11
     Произошел  некоторое   время  спустя  и  еще  один  случай,  в  котором
опять-таки  правым оказался  Иуда. В одном  иудейском  селении,  которое  он
настолько не хвалил,  что даже советовал обойти его стороною, Христа приняли
очень враждебно, а после проповеди его и обличения лицемеров пришли в ярость
и хотели побить камнями его и учеников. Врагов было много, и, несомненно, им
удалось бы осуществить свое пагубное намерение, если бы не Иуда из Карио-та.
Охваченный  безумным страхом  за Иисуса,  точно видя уже капли крови  на его
белой  рубашке.  Иуда яростно  и слепо бросался  на толпу,  грозил,  кричал,
умолял  и лгал, и  тем  дал  время и  возможность уйти  Иисусу  и  ученикам.
Разительно проворный,  как будто он бегал на десятке ног, смешной и страшный
в своей ярости и мольбах, он бешено  метался  перед  толпою  и очаровывал ее
какой-то странной силой. Он кричал, что вовсе не одержим  бесом Назарей, что
он просто обманщик,  вор, любящий  деньги, как и  все его ученики, как и сам
Иуда,-- потрясал  денежным ящиком,  кривлялся и  молил, припадая  к земле. И
постепенно  гнев толпы  перешел в смех и отвращение, и опустились поднятые с
каменьями руки.
     --  Недостойны  эти  люди,  чтобы умереть от  руки честного,-- говорили
одни, в то  время как другие задумчиво провожали глазами быстро удалявшегося
Иуду.
     И  снова ожидал Иуда поздравлений, похвал и  благодарности, и выставлял
на вид свою изодранную одежду, и  лгал, что били его,-- но и на этот раз был
он непонятно  обманут. Разгневанный  Иисус шел большими шагами  и молчал,  и
даже Иоанн с  Петром  не  осмеливались  приблизиться  к нему,  и  все,  кому
попадался на глаза Иуда в изодранной одежде, с своим счастливо-возбужденным,
но все  еще  немного  испуганным  лицом, отгоняли  его  от  себя короткими и
гневными восклицаниями. Как будто не он спас их всех, как будто не  он  спас
их учителя, которого они так любят.
     -- Ты  хочешь  видеть глупцов?  --  сказал он Фоме,  задумчиво  шедшему
сзади.-- Посмотри: вот идут  они  по дороге,  кучкой,  как стадо  баранов, и
подымают  пыль. А  ты,  умный  Фома,  плетешься  сзади,  а  я,  благородный,
прекрасный  Иуда, плетусь  сзади, как грязный раб, которому не место рядом с
господином.
     -- Почему ты называешь себя прекрасным? -- удивился Фома.
     -- Потому  что я красив,--  убежденно ответил Иуда и рассказал,  многое
прибавляя, как  он обманул врагов Иисуса и  посмеялся над ними и  их глупыми
каменьями.
     -- Но ты солгал! -- сказал Фома.
     --  Ну да, солгал,--  согласился спокойно Искариот.--  Я им дал то, что
они просили,  а они вернули то, что мне нужно. И что такое  ложь,  мой умный
Фома? Разве не большею ложью была бы смерть Иисуса?
     -- Ты поступил нехорошо. Теперь я верю, что отец твой -- дьявол. Это он
научил тебя, Иуда.
     Лицо  Искариота побелело и вдруг  как-то быстро  надвинулось на Фому --
словно белое  облако нашло и закрыло дорогу  и Иисуса. Мягким движением Иуда
так  же  быстро  прижал его к  себе, прижал  сильно, парализуя  движения,  и
зашептал в ухо:
     -- Значит, дьявол научил меня? Так, так, Фома. А я спас Иисуса? Значит,
дьявол любит Иисуса, значит, дьяволу нужен Иисус  и  правда? Так, так, Фома.
Но ведь мой отец не  дьявол, а  козел. Может, и козлу нужен Иисус? Хе? А вам
он не нужен, нет? И правда не нужна?
     Рассерженный  и  слегка испуганный Фома с  трудом  вырвался  из  липких
объятий  Иуды  и быстро зашагал вперед,  но  вскоре замедлил шаги,  стараясь
понять происшедшее.
     А Иуда  тихонько  плелся сзади и  понемногу  отставал. Вот  в отдалении
смешались в пеструю кучку  идущие,  и уж нельзя было рассмотреть, которая из
этих маленьких фигурок Иисус. Вот и маленький Фома превратился в серую точку
-- и внезапно все  пропали за поворотом. Оглянувшись,  Иуда сошел с дороги и
огромными скачками  спустился в  глубину каменистого  оврага.  От быстрого и
порывистого бега  платье  его  раздувалось и руки  взмывали вверх,  как  для
полета. Вот  на обрыве он поскользнулся и быстро серым комком скатился вниз,
обдираясь о камни, вскочил и гневно погрозил горе кулаком:
     -- Ты еще, проклятая!..
     И,  внезапно  сменив   быстроту  движений  угрюмой   и  сосредоточенной
медленностью,  выбрал место у большого камня и сел неторопливо.  Повернулся,
точно ища  удобного положения,  приложил  руки, ладонь  с ладонью, к  серому
камню  и тяжело прислонился  к ним головою.  И так  час и  два  сидел он, не
шевелясь и  обманывая птиц, неподвижный  и  серый,  как сам  серый камень. И
впереди его,  и сзади,  и  со всех  сторон  поднимались стены оврага, острой
линией  обрезая края  синего  неба,  и  всюду,  впиваясь  в землю,  высились
огромные серые  камни --  словно прошел здесь  когда-то каменный дождь  и  в
бесконечной думе  застыли  его  тяжелые капли. И на опрокинутый, обрубленный
череп  похож был этот  дико-пустынный овраг,  и каждый  камень в нем был как
застывшая мысль, и их было много, и все они думали --  тяжело,  безгранично,
упорно.
     Вот дружелюбно проковылял возле Иуды  на своих  шатких ногах  обманутый
скорпион.  Иуда  взглянул  на  него, не  отнимая от  камня  головы, и  снова
неподвижно остановились на чем-то  его  глаза, оба неподвижные, оба покрытые
белесою  странною мутью, оба точно слепые и страшно зрячие. Вот из земли, из
камней,  из  расселин  стала  подниматься  спокойная  ночная  тьма,  окутала
неподвижного  Иуду и быстро поползла вверх -- к светлому побледневшему небу.
Наступила ночь с своими мыслями и снами.
     В эту  ночь Иуда не  вернулся на ночлег, и ученики,  оторванные от  дум
своих хлопотами о пище и питье, роптали на его нерадивость.

III

     Однажды, около полудня,  Иисус  и ученики его проходили по каменистой и
горной дороге, лишенной тени, и так как уже более пяти  часов  находились  в
пути, то начал Иисус жаловаться на усталость. Ученики остановились, и Петр с
другом своим  Иоанном разостлали  на  земле  плащи  свои и других  учеников,
сверху же укрепили  их между двумя высокими камнями, и таким образом сделали
для Иисуса как  бы  шатер. И он возлег в  шатре, отдыхая от солнечного зноя,
они  же  развлекали его  веселыми речами  и шутками.  Но, видя,  что и  речи
утомляют  его,  сами  же  будучи мало  чувствительны  к  усталости  и  жару,
удалились на  некоторое  расстояние  и предались  различным занятиям. Кто по
склону  горы между камнями разыскивал съедобные  корни  и,  найдя,  приносил
Иисусу,  кто, взбираясь все выше и выше,  искал  задумчиво границ голубеющей
дали и,  не находя, поднимался на новые островерхие камни. Иоанн нашел между
камней красивую, голубенькую ящерицу и в нежных ладонях, тихо смеясь, принес
ее Иисусу, и  ящерица смотрела  своими выпуклыми,  загадочными глазами в его
глаза,  а  потом быстро  скользнула холодным  тельцем  по его теплой руке  и
быстро унесла куда-то свой нежный, вздрагивающий хвостик.
     Петр же, не любивший тихих удовольствий, а с ним  Филипп занялись  тем,
что отрывали от горы большие камни и пускали их вниз,  состязаясь в силе. И,
привлеченные их громким  смехом, понемногу собрались вокруг  них остальные и
приняли участие  в игре. Напрягаясь, они  отдирали от земли старый, обросший
камень,  поднимали его высоко обеими руками и пускали по склону. Тяжелый, он
ударялся коротко и тупо и на мгновение задумывался, потом нерешительно делал
первый скачок -- и  с каждым прикосновением к  земле, беря от нее быстроту и
крепость,  становился  легкий,  свирепый, всесокрушающий.  Уже не  прыгал, а
летел он  с  оскаленными  зубами, и  воздух,  свистя,  пропускал  его тупую,
круглую тушу. Вот край,--  плавным последним движением камень взмывал кверху
и спокойно, в  тяжелой  задумчивости, округло  летел вниз, на дно  невидимой
пропасти.
     --  Ну-ка, еще один!  --  кричал  Петр.  Белые зубы  его сверкали среди
черной  бороды и усов, мощная  грудь  и  руки обнажились, и  старые сердитые
камни, тупо удивляясь  поднимающей их силе, один за другим покорно уносились
в  бездну. Даже хрупкий  Иоанн  бросал  небольшие камешки и, тихо  улыбаясь,
смотрел на их забаву Иисус.
     --  Что же  ты. Иуда?  Отчего  ты не  примешь участия  в  игре,--  это,
по-видимому, так  весело?  -- спросил Фома, найдя  своего странного  друга в
неподвижности, за большим серым камнем.
     -- У меня грудь болит, и меня не звали.
     -- А разве нужно звать?  Ну, так вот я  тебя зову, иди. Посмотри, какие
камни бросает Петр.
     Иуда  как-то  боком  взглянул  на  него,  и  тут  Фома  впервые  смутно
почувствовал,  что  у  Иуды из Кариота  -- два  лица. Но не  успел  он этого
понять,  как  Иуда сказал  своим  обычным тоном,  льстивым  и в то  же время
насмешливым:
     --  Разве  есть кто-нибудь  сильнее Петра? Когда он кричит,  все ослы в
Иерусалиме думают,  что пришел их Мессия, и тоже  поднимают крик. Ты  слышал
когда-нибудь их крик, Фома?
     И,  приветливо  улыбаясь и  стыдливо  запахивая одеждою грудь, поросшую
курчавыми рыжими волосами. Иуда вступил в круг играющих. И так как всем было
очень весело, то встретили  его с радостью и громкими шутками, и даже  Иоанн
снисходительно  улыбнулся,  когда  Иуда, кряхтя и притворно охая,  взялся за
огромный камень.  Но  вот он легко поднял  его и  бросил, и  слепой,  широко
открытый глаз  его, покачнувшись, неподвижнно уставился  на Петра, а другой,
лукавый и веселый, налился тихим смехом.
     -- Нет, ты  еще  брось! -- сказал  Петр обиженно. И вот  один за другим
поднимали они  и бросали гигантские  камни,  и,  удивляясь,  смотрели на них
ученики.  Петр бросал  большой  камень,--  Иуда  еще больше. Петр,  хмурый и
сосредоточенный, гневно ворочал обломок скалы, шатаясь, поднимал его и ронял
вниз,-- Иуда,  продолжая  улыбаться,  отыскивал глазом еще больший  обломок,
ласково впивался в него длинными пальцами, облипал его, качался вместе с ним
и, бледнея, посылал его  в пропасть.  Бросив  свой камень, Петр  откидывался
назад и так следил за его падением,-- Иуда же наклонялся вперед, выгибался и
простирал  длинные  шевелящиеся  руки, точно  сам хотел улететь  за  камнем.
Наконец оба они, сперва Петр, потом Иуда, схватились за старый, седой камень
-- и не могли его поднять, ни  тот, ни другой. Весь красный, Петр решительно
подошел к Иисусу и громко сказал:
     -- Господи! я не  хочу, чтобы Иуда был сильнее меня. Помоги мне поднять
тот камень и бросить.
     И  тихо  ответил  ему  что-то  Иисус. Петр  недовольно  пожал  широкими
плечами, но ничего не осмелился возразить и вернулся назад со словами:
     -- Он сказал:  а кто  поможет Искариоту?  Но  вот взглянул он  на Иуду,
который,  задыхаясь и  крепко стиснув  зубы, продолжал  еще обнимать упорный
камень, и весело засмеялся:
     -- Вот так больной! Посмотрите, что делает наш больной, бедный Иуда!
     И  засмеялся  сам  Иуда,  так  неожиданно  уличенный  в  своей  лжи,  и
засмеялись  все остальные,-- даже Фома слегка раздвинул улыбкой свои прямые,
нависшие  на  губы,  серые  усы. И  так,  дружелюбно болтая  и  смеясь,  все
двинулись в  путь, и Петр, совершенно  примирившийся с победителем, время от
времени подталкивал его кулаком в бок и громко хохотал:
     -- Вот так больной!
     Все хвалили  Иуду, все признавали, что  он победитель,  все  дружелюбно
болтали с ним, но Иисус,-- но Иисус и на этот раз не захотел похвалить Иуду.
Молча шел  он  впереди,  покусывая сорванную травинку, и  понемногу  один за
другим  переставали  смеяться  ученики и  переходили к  Иисусу. И  в  скором
времени опять вышло так, что все они  тесною  кучкою шли впереди, а Иуда  --
Иуда-победитель -- Иуда сильный -- один плелся сзади, глотая пыль.
     Вот они остановились, и Иисус положил руку на плечо Петра, другой рукою
указывая  вдаль,  где  уже показался  в дымке Иерусалим.  И широкая, могучая
спина Петра бережно приняла эту тонкую, загорелую руку.
     На  ночлег  они  остановились в Вифании, в  доме  Лазаря.  И когда  все
собрались для  беседы.  Иуда подумал, что теперь вспомнят о его  победе  над
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама