Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Василий Шукшин Весь текст 90.73 Kb

До третьих петухов

Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6 7  8
     - Утютюсеньки, - ласково сказал  Горыныч.  -  Маленький...
Что  же  ты  папе  не улыбаешься? Мамочке улыбаешься, а папе не
хочешь. Ну-ка, улыбнись, Ну-ка?
     - Мне не смешно, - скачал Иван.
     - А-а, мы, наверно, того?.. Да, маленький?
     - По-моему, да, - признался Иван.
     - Мамочка! - позвал Горыныч. - Иди, сыночек обкакался.
     Дочь Бабы-Яги уронила  на  пол  сковородку  с  яишенкой...
Остолбенела. Молчала.
     - Ну,  что  же вы? Чего же не радуетесь? Папочка пришел, а
вы грустные. - Горыныч улыбался  всеми  тремя  головами.  -  Не
любите   папочку?  Не  любят,  наверно,  папочку,  не  любят...
Презирают. Тогда папочка будет вас жратеньки. Хавать вас  будет
папочка...  С  косточками!  -  Горыныч  перестал улыбаться. - С
усами! С какашками! Страсти разыгрались?! - загремел он  хором.
- Похоть свою чесать вздумали?! Игры затеяли?! Представления?..
Я проглочу весь этот балаган за один раз!
     - Горыныч, - почти безнадежно сказал Иван, - а ведь у меня
при себе  печать... Я заместо справки целую печать добыл. Эт-то
ведь... того... штука! Так что ты не ори тут. Не ори! - Иван от
страха, что ли, - стал  вдруг  набирать  высоту  и  крепость  в
голосе.  -  Чего ты разорался? Делать нечего? Схавает он... Он,
видите ли, жратеньки нас будет! Вон она, печать-то,
     - глянь! Вон, в штанах. Глянь, если не веришь!  Припечатаю
на три лба, будешь тогда...
     Тут  Горыныч  усмехнулся и изрыгнул из одной головы огонь,
опалил Ивана. Иван смолк... Только еще сказал тихо:
     - Не балуйся с огнем. Шуточки у дурака.
     Дочь Бабы-Яги упала перед Горынычем на колени.
     - Возлюбленный мои, - заговорила она, - только пойми  меня
правильно: я же тебе его на завтрак приготовила. Хотела сюрприз
сделать. Думаю: прилетит Горыныч, а у меня для него что-то есть
вкусненькое... тепленькое, в простынках,
     - Вот  твари-то!  -  изумился Иван. - Сожрут и скажут: так
надо, так задумано. Во, парочка собралась! Тьфу!.. Жри, прорва!
Жри, не тяни время! Проклинаю вас! И только Горыныч изготовился
хамкнуть Ивана, только открыл  свои  пасти,  в  избушку  вихрем
влетел донской Атаман из библиотеки.
     - Доигрался, сукин сын?! - закричал он на Ивана.
- Допрыгался?! Спеленали!  Горыныч  весь  встрепенулся, вскинул
головы...
     - Эт-то что еще такое? - зашипел он.
     - Пошли  на  полянку,  -  сказал  ему Атаман, вынимая свою
неразлучную сабельку.
     - Там будет способней биться.  -  Он  опять  посмотрел  на
Ивана,.. Укоризненно сморщился.
     - Прямо подарок в кулечке. Как же ты так?
     - Оплошал,  Атаман..  -  Ивану  совестно  было  глядеть на
донца, - Маху дал.. Выручи, ради Христа.
     - Не горюй, - молвил казак.  -  Не  таким  оглоедам  кровя
пускали,  а  этому-то...  Я ему враз их смахну, все три. Пошли.
Как тебя? Горыныч? Пошли, цапнемся. Ну и уродина!.
     - Какой у меня завтрак сегодня! - воскликнул Горыныч. - Из
трех блюд. Пошли.
     И они пошли биться.
     Скоро послышались с  полянки  тяжелые  удары  и  невнятные
возгласы.  Битва  была  жестокая.  Земля  дрожала.  Иван и дочь
Бабы-Яги ждали.
     - А чего это он про три  блюда  сказал?  -  спросила  дочь
Бабы-Яги,  -  Он что, не поверил мне? Иван молчал. Слушал звуки
битвы.
     - Не поверил, - решила дочь Бабы-Яги. - Тогда  он  и  меня
сожрет: я как десерт пойду.
     Иван молчал. Женщина тоже некоторое время молчала.
     - А  казак-то!..  -  льстиво  воскликнула  она.  - Храбрый
какой. Как думаешь, кто одолеет?
     Иван молчал.
     - Я за казака, - продолжала женщина. - А ты за кого?
     - О-о, - застонал Иван. - Помру. От разрыва сердца.
     - Что, плохо? - участливо  спросила  женщина.  -  Давай  я
распеленаю тебя. - И она подошла было, чтобы распеленать Ивана,
но  остановилась  и задумалась. - Нет, подождем пока... Черт их
знает, как там у них? Подождем.
     - Убей меня! -  взмолился  Иван.  -  Приткни  ножом...  Не
вынесу я этой муки.
     - Подождем, подождем, - трезво молвила женщина. - Не будем
пороть горячку. Тут важно не ошибиться.
     В это время на поляне сделалось тихо. Иван и дочь Бабы-Яги
замерли в ожидании... Вошел, пошатываясь, Атаман.
     - Здоровый  бугай,  -  сказал  он.  - Насилу одолел. А где
эта... А-а, вот она, краля! Ну, чего  будем  делать?  Вслед  за
дружком отправить тебя, гадину?
     - Тю,  тю,  тю,  - замахала руками дочь Бабы-Яги. - О, мне
эти казаки! Сразу на горло брать. Ты хоть узнай сперва, что тут
было-то!
     - А то я не знаю вас! - Атаман распеленал  Ивана  и  опять
повернулся к женщине: - Что же тут было?
     - Да  ведь  он  чуть  не изнасиловал меня! Такой охальник,
такой охальник!.. Заласкаю, говорит, тебя до умопомрачения... И
приплод, мол, оставлю: назло Горынычу.  Такой  боевитый,  такой
боевитый  -  так  и  обжигает!..  -  И  дочь Бабы-Яги нескромно
захихикала.
     - Прямо огонек!
     Атаман удивленно посмотрел на Ивана.
     - Иван...
     - Слушай ее больше! - воскликнул Иван горько. -  И  правда
бы,  убить  тебя,  да  греха  на  душу брать неохота - и так уж
там... невпроворот всякого. Хоть счас бы не крутилась!
     - Но какой он ни боевитый, - продолжала женщина, словно не
слыша Ивана, - а все же  боевитее  тебя,  казак,  я  мужчин  не
встречала.
     - А  что,  тебе  так  глянутся  боевитые? - игриво спросил
Атаман, И поправил ус.
     - Брось! - сказал Иван. - Пропадем. Не слушай ее, змею.
     - Да ну, зачем  пропадать...  Мы  ее  в  плен  возьмем.  -
Пойдем,  Атаман:  у  нас  времени  вовсе  нету.  Вот-вот петухи
грянут.
     - Ты иди, - велел Атаман,  -  а  я  тебя  догоню.  Мы  тут
маленько...
     - Нет,  -  твердо  сказал  Иван.  -  С  места  без тебя не
тронусь. Что нам Илья скажет?
     - Мх-х, - огорчился казак. - Ну, ладно. Ладно... Не  будем
огорчать  Муромца.  До  другого разочка, краля! Ишь ты, усатая.
Ох, схлестнемся мы с тобой когда-нибудь... усы на усы! - Атаман
громко засмеялся. - Пошли, Ивашка.  Скажи  спасибо  Илье  -  он
беду-то почуял. А ведь он остерегал тебя, чего не послухал?
     - Да вот.. вишь, мы какие боевитые... Не послухал.
     Иван с Атаманом ушли.
     А дочка Бабы-Яги долго сидела на лавочке, думала.
     - Ну,  и кто же я теперь? - спросила она сама себя. И сама
же себе ответила:
     - Вдова не  вдова  и  не  мужняя  жена.  Надо  кого-нибудь
искать.

     x x x

     В библиотеке Ивана и донца встретили шумно и радостно.
     - Слава богу, живы - здоровы.
     - Ну, Иван, напужал ты нас! Вот как напужал!..
     - Ванюша! - позвала Бедная Лиза. - А, Ванюша!
     - Погоди,  девка,  не  егози,  -  остановил ее Илья, - дай
сперва дело узнать: как сходил-то, Ванька? Добыл справку?
     - Целую печать добыл - вот она. - И Иван отдал печать.
     Печать  долго  с  удивлением  разглядывали,  крутили  так,
этак...  Передавали  друг  другу. Последним, к кому она попала,
был Илья; он тоже долго вертел  в  огромных  пальцах  печать...
Потом спросил всех:
     - Ну, так... А чего с ней делать?
     Этого никто не знал.
     - И  зачем  было  посылать  человека  в  такую даль? - еще
спросил Илья.
     И этого тоже теперь никто не  знал.  Только  Бедная  Лиза,
передовая Бедная Лиза, хотела выскочить с ответом:
     - Как это ты говоришь, дядя Илья...
     - Как  я  говорю? - жестко перебил ее Муромец. - Я говорю:
зачем надо было посылать человека в такую даль? Вот - печать...
Что дальше?
     Этого и Бедная Лиза не знала.
     - Садись, Ванька, на место и сиди, - велел Илья.  -  А  то
скоро петухи грянут.
     - Нам бы не сидеть, Илья! - вдруг чего-то вскипел Иван.
-Не рассиживаться бы нам!..
     - А  чего  же?  -  удивился Илья. - Ну, спляши тогда. Чего
взвился-то? - Илья усмехнулся и внимательно посмотрел на Ивана.
 - Эка... какой пришел.
     - Какой? - все не унимался Иван. - Такой и пришел - кругом
виноватый. Посиди тут!..
     - Вот и посиди и подумай, - спокойно молвил Илья.
     - А пошли на Волгу! - вскинулся и  другой  путешественник,
Атаман.  Он  сгреб  с  головы шапку и хлопнул ее об пол. - Чего
сидеть?! Сарынь!..
     Но не успел он крикнуть свою  "сарынь",  раздался  трубный
глас  петуха:  то  ударили третьи. Все вскочили на свои полки и
замерли. - Шапка-то! - вскрикнул Атаман.  -  Шапку  оставил  на
полу.
     - Тихо! - приказал Илья. - Не трогаться! Потом подберем...
Счас нельзя.
Маша, уборщица. Вошла и стала убираться.
     - Шапка какая-то... - увидела она. И подняла шапку. -  Что
за  шапка?!  Чудная  какая-то.  -  Она  посмотрела  на  полки с
книгами. - Чья же это?
     Персонажи  сидели  тихо,  не  двигались...  И Атаман сидел
тихо, никак не показал, что это его шапка. Тетя  Маша  положила
шапку на стол и продолжала убираться. Тут и сказке нашей конец.
Будет,  может  быть,  другая ночь... Может быть, тут что-то еще
произойдет... Но это будет уже другая сказка. А этой  -  конец.
Предыдущая страница
1 2 3 4 5 6 7  8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама