Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Василий Шукшин Весь текст 90.73 Kb

До третьих петухов

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8
монастыре - видно, устали черти, передых взяли.  Монахи  отошли
от забора... И тут вдруг вылез из канавы стражник-монах и пошел
с пьяных глаз на свое былое место.
     - Ну-ка, брысь! - сказал он черту. - Ты как здесь?
     Черт-стражник снисходительно улыбался.
     - Иди, иди, дядя, иди проспись. Отойди!
     - Эт-то  што  такое?! - изумился монах. - По какому такому
праву? Как ты здесь оказался?
     - Иди проспись, потом я тебе объясню твое право. Пшел!
     Монах полез было на черта, но тот  довольно  чувствительно
ткнул его пикой.
     - Пшел,  говорят!  Нальют  глаза-то и лезут... Не положено
подходить! Вон инструкция висит: подходить к воротам  не  ближе
десяти метров.
     - Ах   ты,  харя!  -  заругался  монах.  -  Ах  ты,  аборт
козлиный!.. Ну, ладно, ладно... Дай, я в  себя  приду,  я  тебе
покажу инструкцию. Я тебя самого повешу заместо инструкции!
     - И  выражаться не положено, - строго заметил черт. - А то
я тебя быстро определю - там будешь выражаться, сколько влезет.
Обзываться он будет! Я те по - обзываюсь!
     Иди отсюда, пока я те... Иди  отсюда!  Бочка  пивная.  Иди
отсюда!
     - Агафангел!  -  позвали монаха. - Отойди... А то наживешь
беды. Отойди от греха.
     Агафангел, покачиваясь, пошел восвояси. Пошел и загудел:
     По диким степям Забайкалья,
     Где золото роют в горах,
     Бродяга, судьбу проклиная...
     Черт-стражник захихикал ему в спину.
     - Агафангел... - сказал он, смеясь. -  И  назовут  же!  Уж
скорей-"Агавинус". Или просто-"Вермут".
     - Што же это, братцы, случилось-то с вами? - спросил Иван,
подсаживаясь к монахам. - Выгнали?
     - Выгнали,  - вздохнул один седобородый. - Да как выгнали!
Пиночьями, вот как выгнали! Взашей попросили.
     - Беда, беда, - тихо молвил другой.  -  Вот  уж  беда  так
беда: небывалая. Отродясь такой не видывали.
     - Надо  терпеть,  -  откликнулся  совсем ветхий старичок и
слабо высморкался. - Укрепиться и терпеть.
     - Да  что  же  терпеть-то?!  -  воскликнул  Иван.  -   Что
терпеть-то?! Надо же что-то делать!
     - Молодой  ты,  - урезонили его. - Потому и шумишь. Будешь
постарше - не будешь шуметь. Што делать?  Што  тут  сделаешь  -
вишь,  сила  какая!  -  Это  нам  за грехи наши. - За грехи, за
грехи... Надо терпеть. - Будем терпеть.
     Иван с силой, зло,  стукнул  кулаком  себя  по  колену.  И
сказал горько:
     - Где  была  моя  голова  дурная?! Где она была, тыква?! Я
виноватый, братцы, я виноватый! Я подкузьмил вам. На мне грех.
     - Ну, ну, ну, - стали его успокаивать. - Что ты? Эка,  как
тебя сграбастало. Чего ты?
     - Эх-х!.. - сокрушался Иван. И даже заплакал. - Сколько же
я на душу взял... за один-то поход! Как же мне тяжко!..
     - Ну, ну... Не казнись, не надо. Что теперь сделаешь? Надо
терпеть, милок.
     Тут вышел из ворот Изящный черт и обратился ко всем.
     - Мужички,   -  сказал  он,  -  есть  халтура!  Кто  хочет
заработать?
     - Ну? А чего такое? - зашевелились монахи. - Чего надо-то?
     - У вас там портреты висят... в несколько рядов...
     - Иконы.
     - А?
     - Святые наши, какие портреты?
     - Их надо переписать: они устарели.
     Монахи опешили.
     - И кого же заместо их писать? - тихо спросил самый старый
монах.
     - Нас.
     Теперь уж все смолкли. И долго молчали.
     - Гром  небесный,  -  сказал  старик  монах.  -  Вот  она,
кара-то.
     - Ну?  -  торопил  Изящный  черт. - Есть мастера? Заплатим
прилично...
     Все равно ведь без дела сидите.
     - Бей их! - закричал вдруг один монах. И несколько человек
вскочило... И кинулись на черта, ко тот быстро вбежал в ворота,
за стражника. А к стражнику в момент подстроились другие  черти
и выставили вперед пики. Монахи остановились.
     Какие  вы все же... грубые, - сказал им Изящный черт из-за
частокола. - Невоспитанные. Воспитывать да  воспитывать  вас...
Дикари.  Пошехонь.  Ничего,  мы за вас теперь возьмемся. - И он
ушел. И только он  ушел,  в  глубине  монастыря  опять  грянула
музыка...  И  послышался  звонкий перестук копыт по булыжнику -
черти били на площади массовую чечетку. Иван взялся за голову и
пошел прочь.

     x x x

     Шел он по лесу, а его все преследовала, догоняла,  стегала
окаянная  музыка, чертячий пляс. Шел Иван и плакал - так горько
было на душе, так мерзко. Сел он на ту же поваленную лесину, на
какой сидел прошлый раз. Сел и задумался. Сзади подошел Медведь
и тоже присел.
     - Ну, сходил? - спросил он.
     - Сходил, - откликнулся Иван. - Лучше бы не ходил...
     - Что? Не дали справку?
     Иван только рукой махнул, не стал говорить -  больно  было
говорить.  Медведь  прислушался к далекой музыке... И все понял
без слов.
     - Эти... - сказал он. - Все пляшут?
     - Где пляшут-то? В монастыре пляшут-то!
     - Ох, мать честная! - изумился Медведь. - Прошли?
     - Прошли.
     - Ну, все, - сказал Медведь обреченно, - надо  уходить.  Я
так и знал, что пройдут.
     Они помолчали.
     - Слушай,  - заговорил Медведь, - ты там ближе к городу...
Какие условия в цирке?
     - Вроде ничего...  Я,  правда,  не  шибко  знаю,  но  так,
слышно, ничего.
     - Как насчет питания, интересно... Сколькиразовое?
     - Шут его знает. Хочешь в цирк?
     - Ну,  а  что  делать-то? Хочешь не хочешь - пойдешь. Куда
больше?
     - Да... - вздохнул Иван. - Дела.
     - Сильно безобразничают? - спросил Медведь,  закуривая.  -
Эти-то?
     - А что же... смотреть, что ли, будут!
     - Это уж... не для того старались. Погарцуют теперь. Тьфу,
в душу мать-то совсем!.. -
     Медведь  закашлялся.  Долго с хрипом кашлял. - Еще откажут
вот... в цирке-то -  собрался.  Забракуют.  Легкие  как  тряпки
стали.  Бывало, пробку вышибал - с оглоблю толщиной вылетала, а
давеча за  коровой  погнался...  кхо,  кхо,  кхох...  с  версту
пробежал и язык высунул. А там небось тяжести надо подымать.
     - Там надо на задних лапах ходить, - сказал Иван.
     - Зачем? - не понял Медведь.
     - Да  что  же  ты, не знаешь, что ли? Тех и кормят, кто на
задних лапах умеет.
     Любая собака знает...
     - Да какой интерес-то?
     - Это уж я не знаю.
     Медведь задумался. Долго молчал. - Ну и ну, - сказал.
     - У тебя семья-то есть? - поинтересовался Иван
     - Где!.. - горько, с отчаянием воскликнул Михаило Иваныч.
-Разогнал.
     Напился, начал  буянить-то  -  они  все  разбежались.  Где
теперь,  сам  не  знаю.  -  Он  еще  помолчал.  И вдруг встал и
рявкнул: - Ну, курва! Напьюсь водки,  возьму  оглоблю  и  пойду
крушить монастырь!
     - Зачем же монастырь-то?
     - Они же там!
     - Нет,  Михаило  Иваныч...  не  надо.  Да ты и не попадешь
туда.
     Михаило Иваныч сел и трясущимися лапами стал закуривать.
     - Ты не пьешь? - спросил.
     - Нет.
     - Зря, - зло сказал Михаило Иваныч.. -  Легче  становится.
Хошь, научу?
     - Нет,  -  решительно  сказал  Иван.  -  Я  пробовал - она
горькая.
     - Кто?
     - Водка-то.
     Михаило Иваныч оглушительно захохотал... И  хлопнул  Ивана
по плечу.
     - Эх, дите ты, дите!.. Чистое дите, ей-богу. А то научу?
     - Нет. - Иван поднялся с лесины. - Пойду: время осталось с
гулькин нос. Прощай.
     - Прощай,  -  сказал  Медведь.  И  они  разошлись в разные
стороны.

     x x x

     И пришел Иван к избушке Бабы-Яги. И  хотел  уж  было  мимо
протопать, как услышал - зовут:
     - Иванушка, а Иванушка! Что ж мимо-то?
     Оглянулся Иван - никого.
     - Да   здесь   я,  -  опять  голос,  -  в  сортире!  Видит
Иван-сортир, а на двери - замок пудовый. А голос-то  -  оттуда,
из сортира.
     - Кто там? - спросил Иван.
     - Да я это, дочка Бабы-Яги... усатая-то, помнишь?
     - Помню, как же. А чего ты там? Кто тебя?
     - Выручи   меня   отсюда,  Иванушка...  Открой  замок.  На
крылечке, под половиком,  ключ,  возьми  его  и  открой.  Потом
расскажу все.
     Иван  нашел  ключ,  открыл  замок.  Усатая  дочь  Бабы-Яги
выскочила из сортира и стала шипеть и плеваться.
     - Вот как нынче с невестами-то!.. Ну, змей!.. Я тебе этого
не прощу, я тебе устрою...
     - Это Горыныч тебя туда законопатил?
     - Горыныч.., Тьфу, змей! Ладно, ладно... чердак в кубе,  я
тебе тоже придумаю гауптвахту, гад. - За что он тебя? - спросил
Иван.   -  Спроси  у  него!  Воспитывает.  Полковника  из  себя
изображает - на гауптвахту посадил.  Слова  лишнего  не  скажи!
Дубина такая.
     - Дочка Бабы-Яги вдруг внимательно посмотрела на Ивана.
-Слушай,   - сказала она,  -  хочешь стать моим любовником? А? Иван
оторопел  поначалу,  но  невольно   оглядел   усатую   невесту:
усатая-то  она  усатая,  но  остальное-то  все  при ней, и даже
больше  -  и грудь, и все такое. Да и усы-то... это  ведь...  что
значит усы? Темная полоска на губе, какие это, в сущности, усы,
это не усы, а так  -  признак.
     - Я  что-то  не  понял...  - замялся Иван. - Как-то это до
меня... не совсем... не того...
     - Ванька, смотри! - раздался вдруг голос Ильи Муромца.
-Смотри, Ванька!
     - Начинается! - поморщился Иван. - Заванькал.
     - Что начинается?  -  не  поняла  невеста;  она  не  могла
слышать голос Ильи: не положено.
     - Можно  подумать,  что  тебе  то  и  дело  навяливаются в
любовницы.
     - Да нет, - сказал Иван, - зачем? Я в том  смысле,  что...
значит, это... дело-то такое...
     - Чего ты мямлишь-то? Вот мямлит стоит, вот крутит. Да так
да, нет  -  нет,  чего  тут  крутить-то?  Я другого кого-нибудь
позову. - А Баба-Яга - то?
     - Она в гости улетела. А Горыныч на войне.
     - Пошли, - решился  Иван.  -  У  меня  полчаса  есть  еще.
Побалуемся.
     Вошли  они  в избушку... Иван скинул лапоточки и вольготно
прилег пока на кровать.
     - Устал, - сказал он. - Ох, и устал же! Где только не был!
И какого я только сраму не повидал и не натерпелся...
     - Это тебе не  на  печке  сидеть.  Что  лучше:  салат  или
яишенку?
     - Давай чего-нибудь на скорую руку... Время-то - к свету.
     - Успеешь.  Лучше  мы  яишенку, с дороги-то - по-сытней. -
Дочь Бабы-Яги развела на шестке огонек под таганком,  поставила
сковородку.
     - Пусть пока разогревается... Ну-ка, поцелуй меня - как ты
умеешь?   -  И  дочь  Бабы-Яги  навалилась  на  Ивана  и  стала
баловаться и резвиться.
     - О - о, да ты не умеешь ничего! А лапти снял!
     - Кто не умеет? - взвился Иван соколом. - Я не умею? Да  я
тут  счас  так размахнусь, что ты... Держи руку! Руку держи! Да
мою руку-то, мою, держи, чтоб не тряслась. Есть? Держи  другую,
другую держи!.. Держишь?
     - Держу? Ну?..
     - Отпускай-ай, - заорал Иван.
     - Погоди, сковородка перекалилась, наверно, - сказала дочь
Бабы-Яги.
     - Ты смотри, какой ты! А ребеночка сделаешь мне?
     - Чего  же  не  сделать? - вовсю раздухарился Иван. - Хоть
двух. А сумеешь ты с ним, с ребеночком-то? С имя ведь возни  да
возни... знаешь сколько!
     - Я уже пеленать умею, - похвасталась дочь Бабы-Яги.
-Хошь, покажу? Счас яишенку поставлю... и покажу.
     Иван засмеялся:
     - Ну, ну...
     - Счас увидишь. - Дочь Бабы-Яги поставила на огонь яичницу
и подошла к Ивану. - Ложись.
     - Зачем я-то?
     - Я тебя спеленаю. Ложись.
     Иван лег... И дочь Бабы-Яга стала пеленать его в простыни.
     - Хол°сенький мой, - приговаривала она, - маленький мой...
Сынуленька  мой.  Ну-ка,  улыбнись мамочке. Ну ка, как мы умеем
улыбаться? Ну-ка?..
     - У-а-а, у-а-а,  -  поплакал  Иван.  -  Жратеньки  хочу-у,
жратеньки хочу-у!..
     Дочь Бабы-Яги засмеялась:
     - А-а,   жратеньки   захотели?   Жратеньки   захотел   наш
сынуленька... Ну, вот... мы и спеленали нашего маленького. Счас
мы ему жратеньки дадим... все дадим. Ну-ка,  улыбнись  мамочке.
Иван улыбнулся "мамочке".
     - Во-от...  -  Дочь Бабы-Яги опять пошла в куть. Когда она
ушла, в окно, с улицы,  прямо  над  кроватью,  просунулись  три
головы  Горыныча.  И  замерли,  глядя на спел°натого Ивана... И
долго молчали. Иван даже зажмурился от жути.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама