Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Барбара Хэмбли Весь текст 1096 Kb

Дарват 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 94
к съестному. Он легко спрыгнул с  повозки,  и  толпа  попятилась  от  того
места, куда он  встал.  Они  отошли  явно  не  из  страха,  а  из-за  того
благоговения, которое они, пожалуй, и не смогли бы объяснить. Ему даже  не
пришлось проталкиваться через толпу к ступенькам.
     Если бы Джил не смотрела  на  него,  провожая  его  глазами,  она  бы
полностью упустила все, что произошло после. Человек в капюшоне, одетый  в
красное, стоял, ожидая его, на ступенях  Городского  Зала,  держа  в  руке
скрученный пергамент. Он подал его Ингольду и выхватил меч.
     Джил видела, как Ингольд прочитал то, что было написано,  и  взглянул
вверх. Она почувствовала даже на таком  расстоянии  ярость  и  возмущение,
натянувшие каждый мускул  его  тела,  гнев,  исходивший  от  него.  Дюжина
человек в красном тихо вышли из тени и окружили его. У всех были  обнажены
мечи.
     Одно мгновение ей казалось, что он будет сражаться.
     "Мой Бог, тут будет погром", -  подумала  она,  и  странная  холодная
ярость прошла ледяным огнем по ее жилам.
     Некоторые из красных воинов,  очевидно,  думали  то  же,  потому  что
отпрянули от него. Джил вспомнила, что, помимо колдовства, он  славился  и
как прекрасный фехтовальщик. Потом Ингольд поднял  рука,  чтобы  показать,
что они пусты, и люди обступили его. Один взял его посох, другой - меч,  и
все исчезли в тени дверей Городского Зала.
     Ошеломленная, она повернулась  посмотреть,  видит  ли  это  Янус,  но
начальник стоял к  ней  спиной,  его  внимание  было  обращено  на  толпу.
Стражники все еще работали: носили зерно, куски бекона, мешки с картофелем
и хлебом вверх по ступеням особняка, исчезая во мраке  охраняемых  дверей.
Она сомневалась, что кто-нибудь, кроме нее, видел арест.
     "Они рассчитали это по времени, - внезапно подумала она,  -  и  учли,
что  он  даст  себя  взять  тихо,   а   не   спровоцирует   погром   своим
сопротивлением".
     Страх уступил место  ярости,  когда  Джил,  еще  раз  обернувшись  на
ступеньки,  не  нашла  там  никого...  Все  было  так,  словно  ничего  не
случилось. Колдун просто исчез.



                                    6

     "Умирающая цивилизация, Земля в поисках страха. Мир,  проваливающийся
в сумбур безнадежного хаоса перед врагом, с которым надо бороться. И  куча
людей,  стоящих  по  уши  в  канализационной  трубе  перед  приближающимся
потоком", - думал Руди,  прогуливаясь  по  замшелым,  мощенным  булыжником
улицам Карста в холодном солнечном свете мягкого полудня.
     "Если бы Карст не был так забит людьми, это был бы милый  городок,  -
рассуждал он. - Это так, если есть внутренний водопровод  и  что-то  вроде
центрального отопления и улицы,  на  которых  не  очень  рискуешь  сломать
ногу".
     Улица была относительно пустой и тихой. Она брала начало от городской
площади,  а  затем  терялась  в  лесах;  она  была   вымощена   бугорчатым
первоклассным  булыжником,  и  вдоль  стен  густо   покрыта   ярко-зеленым
лишайником; небо отражалось в серебряных лужицах.
     Руди так и не выспался в душном и полном блох чулане на третьем этаже
Городского Зала и провел остаток  утра  и  полдень,  слоняясь  по  Карсту,
пытаясь  достать  еды  и  воды,  знакомясь   с   беженцами,   стражниками,
служителями Церкви и осматривая город. Он пришел к заключению,  что,  если
Алвир не примет срочных мер, все они скоро перемрут, как мухи.
     Город был слишком перенаселен. Джил и Ингольд все-таки правы, что  бы
там ни говорил канцлер.
     Вопреки утверждениям большинства учителей в школе, Руди не был тупым,
его явно недооценила система публичных школ. Он слушал Совет прошлой ночью
- при той тесноте в зале не подслушать было трудно - и сегодня видел,  что
делалось в Карсте.  Он  шел  через  лагеря  в  лесах  -  убогие,  грязные,
разнузданные. Он был свидетелем семи драк: трех по обвинению  в  воровстве
еды, двух - воды и двух  -  без  видимой  причины.  Он  слышал  самозваных
проповедников и  ораторов,  предлагавших  разное  решение  проблемы  -  от
самоубийства до спасения, видел уродливого старика,  которого  забрасывала
камнями шайка детей и нескольких старших, потому  что  его  подозревали  в
союзе с Тьмой - как будто можно было  что-то  получить  от  Дарков,  чтобы
вступить в союз с ними. Большей частью Руди чувствовал напряжение, которое
пронизывало город, как натянутая струна, и чувствовал с тревогой  близость
с той гранью, что отделяла порядок  от  анархии.  Он  видел  жалкую  кучку
стражников,  оставшихся  в  городе,  пытавшихся  поддержать  какой-никакой
порядок среди паникующей толпы. Как ни странно, он чувствовал  симпатию  к
полиции, хотя сам не хотел бы быть копом в этом сумасшедшем доме.
     Дым костров, на которых готовилась пища, заставлял трепетать ноздри и
вызывал зверский аппетит. Теперь, когда Руди повернул обратно  к  площади,
тени поползли вверх по каменным стенам маленькой улицы, которые  заглушали
далекий шум голосов на  площади,  превращая  его  в  бессмысленный  ропот,
похожий на далекий звук церковных колоколов.  Несмотря  на  голод,  угрозу
чумы, страх перед  Тьмой,  Руди  неожиданно  почувствовал  себя  в  полной
гармонии с миром и собственной душой.
     Справа за стеной он услышал голоса двух  женщин.  Та,  что  постарше,
говорила:
     - И не позволяй ему совать в ротик всякую дрянь.
     Мягкий и серьезный голос девушки отвечал:
     - Да, тетушка.
     - И не позволяй ему лазить повсюду, он может пораниться; как  следует
следи за ним, моя девочка.
     Руди узнал эмблему  на  полуоткрытой  решетке  из  ржавого  железа  в
отверстии  стены  -  три  черных  звезды,  которые,  как  кто-то   сказал,
принадлежали Дому Бес, возглавляемому канцлером Алвиром. Руди задержался у
ворот. Если это была вилла Алвира, женщины, вполне  возможно,  говорили  о
Тире.
     За воротами в стене он увидел пологий сад, некогда зеленый, а  теперь
порыжевший от холода и надвигающегося мороза, а за ним  -  каменную  стену
террасы, примыкавшей  сзади  к  серой  громаде  роскошного  особняка.  Две
женщины стояли в огромных сводчатых дверях дома, расстилая, судя по всему,
ковер из медвежьей шкуры в  последних  бледно-золотых  лучах  солнца.  Это
делала толстая женщина в красном, торопясь и сердясь, а стройная девушка в
белом стояла в классической, извечно женской позе - с ребенком на руках.
     Толстуха продолжала ворчать:
     - Следи, чтобы он не простудился.
     - Да, Медда, конечно.
     - И сама смотри не простудись!
     Голос у нее был суровый и властный. Потом она так же торопливо  зашла
обратно в дом.
     Руди нырнул в ворота и пошел по пустой тропинке, обрамленной увядшей,
бурой живой изгородью. Над ним  дрожали  в  водянистой  голубизне  воздуха
сморщенные желтые листья. Даже умирающий осенний  сад  был  ухожен.  Руди,
задержавшись  в  его  лабиринте,  чтобы  сориентироваться  в   направлении
надменной громады особняка, удивился, кто здесь каждый  день  в  состоянии
поддерживать в порядке изгороди.
     Молодая няня сидела на медвежьей шкуре рядом с принцем. Она испуганно
смотрела, как Руди пролезал через балюстраду, чтобы присоединиться к ним.
     - Здравствуй, - сказала она немного робко.
     Руди улыбнулся ей, вложив в эту улыбку все свое обаяние.
     - Привет. Рад видеть, что ты  вынесла  его  сюда,  -  я  боялся,  что
придется  спрашивать  разрешения  у  каждого  стражника  в   доме,   чтобы
посмотреть, как он поживает.
     Девушка расслабилась и, облегченно вздохнув, улыбнулась.
     - Я давно должна была забрать его в дом, - извинилась она, - но  это,
может быть, один из последних теплых дней.
     У нее был  тихий  голос  и  застенчивый  вид,  Руди  дал  бы  ей  лет
восемнадцать-двадцать. Ее иссиня-черные  волосы  были  заплетены  в  косы,
спускавшиеся до бедер.
     - Т_е_п_л_ы_х_? - Как калифорниец, Руди здесь просто  мерз.  -  О,  у
меня тут весь день зуб на зуб не попадает. Что же тогда  у  вас  считается
холодом?
     Она удивленно подняла на него глаза, они были прозрачными, как  озеро
Кратер в летний полдень.
     - О! - улыбнулась она. - Ты приятель Ингольда, из тех, кто помог  ему
спасти Тира!
     И как бы в подтверждение ее слов Тир вдруг,  неуклюже  переваливаясь,
двинулся к Руди через медвежью шкуру, путаясь в черном и белом шелке своей
одежды. Руди сел, скрестив ноги, рядом с девушкой  и  посадил  ребенка  на
колено.
     -  Понимаешь,  -  сказал   он,   чуть   смущенный   благоговением   и
благодарностью в ее глазах, - я просто-напросто влип в это дело. Я имею  в
виду, что надо было или идти с ним, или умереть, другого выбора у  нас  не
было.
     - Скромность, конечно, украшает человека... - улыбнулась она ему.
     - Ну... да, - покраснев, согласился он, - но поверь мне,  если  бы  я
знал тогда, в чем дело, я бы сбежал. Это если честно.
     Девушка засмеялась.
     - Впавший в героизм, - она мягко подтрунивала над ним.
     Руди отодвинул исследующие руки Тира от своего воротника и порылся  в
карманах  в  поисках  кольца  с  ключами,  которые  ребенок  в   блаженном
очаровании опять попытался съесть.
     - Ты и представить себе не можешь, -  продолжил  он  через  несколько
минут, - насколько умиляет меня во всем этом радость ребенка. После всего,
что он пережил с тех пор, как Ингольд забрал его из Гея,  и  до  тех  пор,
когда мы вернулись сюда, ты бы наверняка  предположила,  что  он  будет  в
шоке. А он? Ничего подобного! Дети такие маленькие, что  кажется,  вот-вот
сломаются в твоих руках, как... цветы, а они...
     - ...они крепкие, - улыбнулась девушка, - человеческая раса давно  бы
погибла, если бы дети были такими  хрупкими,  какими  кажутся.  Часто  они
крепче, чем их родители. -  Ее  пальцы  рассеянно  скручивали  колечки  из
черных волос на маленькой розовой шее Тира.
     Руди вспомнил, что говорилось в зале, и другие разговоры этого дня.
     - Как его мать? - спросил он. - Я слышал, что королева больна. С  ней
будет все в порядке?
     Лицо девушки омрачилось.
     - Они говорят, королева поправится, - ответила она ему тихо. -  Но  я
не уверена. Сомневаюсь, что она будет такой же, какой была прежде.
     Девушка передвинулась на  ковре  и  забросила  косу  за  плечо.  Руди
остановился с другим вопросом, застывшим на губах,  внезапно  задумавшись,
как и при каких обстоятельствах эта девушка сама бежала из Гея.
     - А твоя подруга? - девушка сделала усилие и переменила  разговор.  -
Другая спутница Ингольда?
     - Джил? - спросил Руди. - Наверное, она утром пошла со стражниками  в
Гей. По крайней мере, это они мне сказали. Ты бы не нашла меня  и  за  сто
миль от того места.
     - Ты в десяти милях, - тихо сказала девушка.
     Руди пожал плечами.
     - Я могу сказать тебе, что продвинусь намного дальше  еще  до  захода
солнца.
     - Я не знаю, - сказала девушка, играя косой, - говорят, что стражники
- безумцы, что надо быть безумцем, чтобы стать стражником. Я верю этому. Я
бы лично никогда не вернулась, а стражники - они люди редкой породы, они -
лучшее, отборное войско на Западе Мира. Их жизнь - сражаться  и  постоянно
готовиться к войне. Стражники говорят, что нет ничего кроме, и для них так
и есть, нет ничего кроме. Я не понимаю этого.  Но  и  никто  не  понимает.
Только другие стражники.
     "Футболисты поймут, - подумал  Руди,  -  и  мастера  боевых  искусств
высокого класса". Он припомнил некоторых обладателей черных поясов каратэ,
которых знал дома.
     - Бог поможет тому, - сказал Руди, - кто берет на службу таких людей.
Ингольд тоже с ними. Они одержимые.
     - О, Ингольд... - тихо повторила девушка.
     - Ты хорошо знаешь Ингольда?
     - Нет... не совсем.  Я...  я  встречала  его,  конечно,  -  она  чуть
нахмурилась. - Но всегда немного боялась его. Говорят, что  он  коварен  и
опасен, хотя и кажется таким... таким безобидным.  И  конечно,  существует
мнение - и оно старо как мир, - что колдуны - слуги зла.
     - Зла? И это ты про Ингольда?  -  Руди  был  слегка  ошарашен.  Более
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 94
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама