Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Алан Дин Фостер Весь текст 604.56 Kb

Военные трофеи

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 52
отпечаток на ее поведение.  Она  больше  не  казалась  опасной  и  несущей
смерть, как на поле боя. Теперь это была просто самка приматов, с  плоским
лицом, скованно ожидающая возобновления разговора.
     "Что за вид такой", - подумала Лалелеланг.
     - Вам очень повезло, что вы выжили, - без необходимости выдала гид.
     - Знаю. - Во всем теле ощущалась усталость. - А сколько  я  была  без
сознания?
     - Пару дней. Вы меня там до смерти напугали. Вместе с вами пришел  бы
конец моей карьере.
     Какое примитивное, первобытное невежливое  словоизлияние,  размышляла
Лалелеланг. А ведь, без сомнения, другому представителю рода человеческого
оно показалось бы разумным, а то  и  остроумным.  Естественно,  она  всего
этого не высказала.
     - Но с вами все в порядке, так что обошлось без последствий. -  Умеки
улыбнулась, обнажив острые клыки и резцы. Хорошо еще, что продолжалось это
недолго. - Вы ведь, надеюсь, не намерены выбраться еще разок?
     - Мне кажется, на какое-то время мне хватит информации из первых рук.
     Женщина явно расслабилась и мягко засмеялась.
     - Вы же с Вейса. Вы все поняли.
     - А что с моим рекордером? - внезапно спросила она.
     - Лучше, чем с вами. - Умеки показала на шкаф. - Он  там,  вместе  со
всей вашей экипировкой. Будет вам о чем вспомнить,  когда  посмотрите.  Вы
ведь домой отправитесь, я правильно полагаю? -  Голос  ее  так  и  сочился
ожиданием.
     - Полагаю, да. Я надеюсь, мой скорый отъезд не очень вас огорчит?
     - Вы ведь не хотите, чтобы я вам солгала? Да и какой  смысл,  вы  все
равно нас видите насквозь. Ваш народ слишком хорошо владеет языками. - Она
повернулась к двери. - Тут кое-кто  хотел  бы  попрощаться.  У  него  мало
времени... хотя не думаю, что у  вас  с  ним  найдется  тема  для  долгого
разговора.
     Она открыла дверь и обратилась к кому-то  за  пределами  поля  зрения
Лалелеланг. Через мгновение дверь распахнулась, и появился солдат, спасший
ей жизнь. В повседневной униформе он выглядел не  менее  массивно,  чем  в
защитном боекомплекте.
     Быстро и беззвучно повторяя заученное, она поборола дрожь.
     Теперь, когда обстоятельства были иными, она смогла рассмотреть его в
свете своих долгих штудий. Роста и веса он был  чуть  выше  среднего  (для
самца человека). Он подошел к койке и навис над ней. На этот раз она  даже
не поморщилась.
     Голос у него был робкий и неуверенный.
     - Мне сказали, что вам очень плохо стало от моего вида. Я же  это  не
нарочно.
     - Вы спасли мне жизнь, - быстро  перебила  его  Лалелеланг,  стараясь
предупредить его  дальнейшие  неловкие  фразы.  У  большинства  людей  для
межличностных связей были только их неадекватные слова.  Удивительно  еще,
как при таких условиях они еще ухитряются спариваться и продолжать род.
     Она заставила себя протянуть кончик правого крыла. Самец  удивился  и
протянул  руку,  намереваясь  схватить  ее  мощными  пальцами.   Она   вся
напряглась, но он был осторожен и не сделал ей больно.
     Рука вернулась на место.
     - Я просто пришел сказать, что очень рад, что  вам  уже  лучше.  -  В
пальцах другой руки солдат сжимал форменную кепку. Она смотрела, а он взял
кепку уже обеими руками и стал неловко мять ее, будто не знал, что  делать
со  своими  конечностями.  Такого  рода  непреднамеренная  моторика  часто
встречалась у представителей Человечества. - Лейтенант  сказала  мне,  что
вы, вроде, профессор, и нас изучаете. - Он улыбнулся почти робко. - Мне не
хотелось  бы,  чтобы  вы  составили  обо  мне  какое-то  там  неправильное
впечатление.
     - На самом деле, я историк. И впечатление о вас у меня сложилось... в
точности такое, какого я и ожидала.
     Он явно почувствовал облегчение.
     - Очень рад слышать. Эй, а что же, значит, я  это...  в  какой-нибудь
там учебник по истории попаду, или еще чего?
     - Может, и еще чего, - непроизвольно пробормотала она.
     - Моя фамилия - Кузька, -  шепнул  он,  будто  расставаясь  с  чем-то
драгоценным и потаенным. - Кэ, у...  Впрочем,  вы  же  из  вейсов,  у  вас
проблем с правописанием не будет.
     - Не должно быть.
     - Михаил Кузька. Я живу на Четвертой планете Токугавы.
     - Запомню. У меня отличная память на имена.
     - Да уж лучше наверняка,  чем  у  меня.  Я  -  что,  я  -  пехота.  -
Лалелеланг узнала старинное земное слово, которым  солдаты-мужчины  любили
называть себя. Истинное его значение трудно было угадать  под  наслоениями
психологического     подтекста,     образовавшегося     за     тысячелетия
непрекращающихся войн.
     - Вы только поспокойнее теперь. Ведь вы, кана... вы,  вейсы,  не  так
скоро выздоравливаете.
     - Да, - пролепетала она. - У нас не  такая  мощная  восстановительная
система. Но ведь ни у кого из разумных существ ее нет.
     Он ушел, махнув на прощание гигантской ладонью, - примитивный, но все
же впечатляющий жест... по-своему, по-грубому.
     - Он очень не хотел, чтобы вы улетели с неверным о нем  впечатлением,
- сказала Умеки, подойдя  к  койке  с  гнездом.  -  Благодаря  необычности
обстоятельств, ему удалось получить  достаточно  длительное  увольнение  и
дождаться вас.
     - Я тронута. А теперь он куда отправится?
     - Вернется в часть. Будет дальше воевать.
     - Конечно, - пробормотала Лалелеланг. - Там ему будет хорошо.
     Умеки с интересом рассмотрела самодельное гнездо посреди койки.
     - А вы своего рода исключение, раз вам удалось пережить  все,  что  с
вами случилось. Любой другой вейс на вашем месте так  и  не  вышел  бы  из
кататонии, вероятно, уже никогда.
     Лалелеланг приняла позу поудобнее.
     - За многие годы я сделалась знатоком в этой области. И я разработала
собственный комплекс упражнений - как  физических,  так  и  умственных,  -
позволяющий мне справляться с экстремальными ситуациями.
     - И все-таки, - Умеки ненадолго умолкла. - Может, мне еще  удастся  с
вами поговорить до отлета вашего челнока, а может, и нет. Я просто  хотела
бы сказать, что очень надеюсь, что вы получили здесь то, зачем приехали.
     - Даже больше, чем я смела мечтать.
     - Это точно. - Умеки мягко усмехнулась сама себе и отошла от кровати.
На полдороге к двери она остановилась и с полупоклоном указала на нее.
     - Я не поняла, что означает ваш жест в контексте нашего разговора.
     - Этот жест характерен для нашего племени, а не  для  всего  вида,  -
объяснила Умеки. - Жест уважения  к  моим  предкам.  Из  них  многие  были
бойцами и поняли бы.
     - Все ваши предки были бойцами, - отозвалась Лалелеланг. - Именно это
и характеризует ваш вид.
     -  Ну,  значит,  я  хотела  сказать,   что   многие   из   них   были
профессиональными воинами, солдатами.
     Лалелеланг тестом показала, что  поняла  разницу.  Она  еще  очень  о
многом могла бы поговорить, многое обсудить с этой в высшей мере  полезной
женщиной, но она очень устала, мозг и тело были истощены.
     Она готова была улететь, да.  Готова  вернуться  в  мир  и  благодать
знакомой обстановки утонченного Махмахара.  Но  при  всем  этом,  какая-то
извращенная, иррациональная часть ее существа готова была  снова  и  снова
пережить все это.
     "Разница между преданностью и фанатизмом, -  напомнила  она  себе,  -
измеряется диаметром зрачков." Она не стала просить зеркало.
     Она прикинулась спящей, но один глаз держала  чуть-чуть  приоткрытым,
пока  женщина-офицер  не  удалилась.  Может  быть,  Умеки  и  ее  гид,  ее
спасительница, но все равно, она прежде всего  человек,  и  Лалелеланг  не
могла расслабиться, пока не осталась в комнате одна. Предосторожность  эта
не привела к угрызениям совести. Ведь нельзя доверять человеку, даже  если
кажется, что на него можно положиться.
     Как можно доверять им, когда  на  протяжении  всей  своей  записанной
истории они сами себе не доверяли?


     По возвращении домой ее не встречали  ни  фанфарами,  ни  праздничным
салютом. Да  и  не  отнеслась  бы  она  благосклонно  к  таким  откровенно
безыскусным проявлениям. Но и остракизму ее как будто не подвергли. Просто
у нее, как у единственного представителя  расы,  побывавшего  в  настоящем
бою, возник уникальный статус. А это значит,  что  для  нее  потребовалось
создать особую социальную  под-нишу,  в  результате  чего  общения  с  ней
одновременно искали и избегали.
     Ее это не беспокоило. Она всегда была  своего  рода  одиночкой,  даже
среди полагающейся сестринской  триады,  в  которую  входила.  Подруги  по
триаде  же  одновременно  огорчались,  что  она  так  мало   участвует   в
общественной  жизни,  и  радовались  ее  свершениям.  Лалелеланг  хотелось
надеяться, что одно другое уравновешивает.
     Самым непосредственным результатом  ее  экспедиции  явилось  то,  что
посещение ее презентаций утроилось - конечно, количественно, а не в  плане
энтузиазма. По мере же потускнения новизны впечатлений от ее  путешествия,
пропорционально упала и посещаемость. Она считала это неизбежным и  только
глубоко задумывалась над подоплекой того факта, что большинством новичков,
приходивших на ее лекции, двигало извращенное любопытство, а вовсе не тяга
к знаниям. Но даже и дилетанты волей-неволей из ее рассказов что-то должны
были почерпнуть.
     Это ее мало волновало, потому что основной  упор  она  делала  не  на
просвещение, а на  научные  исследования  и  публикации.  Тем  более,  что
прерогатива такая полностью совпадала с целями администрации.  Преподавать
может  кто  угодно,  а  вот  переживания,  о  которых   она   одна   могла
распространяться, - единственны в своем роде и заслуживают гораздо большей
аудитории.
     Милостью  одного-единственного   путешествия,   она   стала   ведущим
экспертом в своей области.
     Существовала горстка избранных специалистов, с которыми она регулярно
обменивалась информацией, - несколько гивистамов и о'о'йанов, один юланец,
да еще один собрат-вейс. Многие разделяли ее интересы,  но  ни  одному  не
хватало ни откровенности, ни  преданности  делу,  чтобы  поддержать  самые
радикальные из ее гипотез. Лалелеланг  знала,  что  временами  ступает  на
опасную теоретическую почву, - туда, куда даже самые яркие и смелые ученые
боятся заглянуть. Например, ее доклад на тему "Необоримая жажда крови, как
основа традиционных развлечений" был не просто не принят, а откровенно  не
понят  подавляющим  большинством  ученых.  Они  пытались   разобраться   с
подобными  предположениями  абстрактно,   что   соответственно   полностью
низводило эффективность ее формулировок.
     Лалелеланг старалась выработать исторический подход к  сравнительному
анализу   человеческого   поведения,   но   большинство   ее   коллег    и
корреспондентов не проявляли к  этому  направлению  никакого  интереса.  И
исправить это было нельзя. Как преданный сторонник  эмпирического  метода,
она была безнадежно приговорена и дальше следовать по этому опасному пути.
     Чем глубже она  погружалась,  чем  пристальнее  изучала,  тем  больше
убеждалась, что находится на грани чего-то жизненно важного не только  для
нее, не только для своего народа, но и для всех народов  Узора.  Это  было
нечто настолько очевидное и, в то же время,  настолько  ускользающее,  что
весь Узор предпочитал этого не замечать, дабы не пришлось копнуть глубже.
     Еще одно боевое испытание могло все  окончательно  кристаллизировать,
но к этому она готова не была. Воспоминания о ее предыдущем  знакомстве  с
полями сражений были настолько свежи в памяти, настолько легко представали
перед внутренним взором... Она подумывала некоторое время, не посетить  ли
ей Землю - колыбель Человечества, - но решила, что и для нее - со всеми ее
специальными упражнениями и богатым опытом - есть предел  разумного.  Сама
мысль о том, что она окажется в полном  одиночестве  на  планете,  целиком
населенной  людьми,  каждый  из  которых  психически   неуравновешен,   и,
следовательно, она окажется объектом их всеобщего внимания и  любопытства,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама