Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| Unexpected meeting
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 477.65 Kb

Полдень, XXII век

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 41
     - Куда? - спросил он.
     - На Дальний Восток.
     - Налей мне вина, Итиро, - сказал Поль. У него пересохло в горле.
     - А ты будешь работать у нас? - спросил Итиро. - Сашка говорил, что у
тебя светлая голова.
     - Светлая голова, - пробормотал Поль. - Высокий ясный лоб и спокойные
глаза....
     Итиро засмеялся.
     - Не грусти, - сказал он. - Нам всего по двадцать пять лет.
     - Нет, - сказал Поль, в отчаянии тряся головой. - Чего ради  я  здесь
останусь? Конечно, я здесь не останусь... Я поеду на Дальний Восток...
     Тяжелая рука опустилась ему на плечо, и мощный бас Лина осведомился:
     - Это кто здесь поедет на Дальний Восток?
     - Лин, слушай, Лин, - сказал Поль жалобно. - Ну  почему  мне  так  не
везет? А?
     - Ирина, - сказал Итиро и поднялся.
     Лин сел на его место и придвинул к себе блюдо с холодным мясом.  Лицо
у него было усталое. Поль смотрел на него со страхом  и  надеждой,  совсем
как  в  старые  времена,  когда  соседи  по  этажу,   бывало,   устраивали
общешкольную облаву, чтобы изловить хитроумного Либер Полли и научить  его
не быть слишком хитроумным.
     Лин прожевал огромный кусок мяса и сказал  басом,  покрывшим  шум  на
веранде:
     - Крестьяне! Пришел новый каталог изданий на русском языке.  Желающих
просят в клуб.
     Все повернулись к нему.
     - А что там есть?
     - Миронов есть, Сашка?
     - Есть, - сказал Лин.
     - А "Железная башня"?
     - Есть. Я уже выписал.
     - А "Чистый как снег"?
     - Есть. Там восемьдесят шесть названий, я не помню всего.
     Веранда стала быстро пустеть. Ушел Алан. Ушел  Итиро.  Ушла  Ирина  с
длинноносым Жорой. Она ничего не знала.  Она  даже  не  заметила.  И  она,
конечно, ничего не помнила. И не вспомнит.  "Жору  вспомнит.  Двухголового
теленка вспомнит. А меня не вспомнит..."
     Лин сказал:
     -  Несчастная  любовь  активизирует.  Но  она  коротка,   Полли.   Ты
останешься здесь. Я присмотрю за тобой.
     - А может быть, я все-таки поеду на Дальний Восток? - сказал Поль.
     - Зачем? Ты будешь ей только мешать и путаться  под  ногами.  Я  знаю
Ирину, и знаю тебя. Ты на пятьдесят лет глупее ее героя.
     - А может быть...
     - Нет, - сказал Лин. - Останься со мной. Разве твой Лин  когда-нибудь
обманывал тебя?
     И Поль подчинился. Он ласково  потрепал  Лина  по  необъятной  спине,
встал и подошел к балюстраде. Солнце зашло,  на  ферму  опустились  теплые
прозрачные сумерки. Где-то близко играли на пианино и очень  красиво  пели
на два голоса. "Эхе-хе!" - подумал Поль. Он перегнулся через балюстраду  и
тихонько испустил вопль гигантского ракопаука, потерявшего след.



                               2. ДЕСАНТНИКИ

     Спутник был огромен. Это был  тор  в  два  километра  в  поперечнике,
разделенный  внутри  массивными  переборками  на  множество  помещений.  В
кольцевых коридорах было пусто  и  светло,  треугольные  люки,  ведущие  в
пустые светлые помещения, были распахнуты  настежь.  Спутник  был  покинут
невероятно давно, может быть миллионы лет назад, но  шершавый  желтый  пол
был чист, и Август Бадер сказал, что не видел здесь ни одной пылинки.
     Бадер шел впереди, как и полагается  первооткрывателю  и  хозяину,  и
Горбовский и Валькенштейн видели его большие оттопыренные  уши  и  светлый
хохолок на макушке.
     - Я ожидал увидеть здесь запустение, - неторопливо рассказывал Бадер.
Он говорил по-русски, старательно выговаривая каждую букву. - Этот спутник
заинтересовал нас прежде всего. Это было десять лет назад. Я сказал  себе:
"Август, ты увидишь картину ужасающего  бедствия  и  разрушения".  Я  даже
сказал жене остаться на корабле. Я боялся найти  здесь  мертвые  тела,  вы
понимаете.
     Он остановился перед каким-то люком, и Горбовский чуть не налетел  на
него. Валькенштейн, который немного отстал, догнал их и остановился рядом,
насупившись.
     - Абер здесь было пусто, - сказал Бадер. - Здесь было  светло,  очень
чисто и совершенно пусто. Прошу вас, взгляните. - Он сделал  плавный  жест
рукой. - Я склонен полагать, что здесь была диспетчерская спутника.
     Они протиснулись в помещение с куполообразным  потолком  и  с  низкой
полукруглой  стойкой  посередине.  Стены  были  ярко-желтые,   матовые   и
светились  изнутри.  Горбовский  потрогал  стену.  Она  была   гладкая   и
прохладная.
     - Похоже на янтарь, - сказал он. - Попробуй, Марк.
     Валькенштейн попробовал и кивнул.
     - Все демонтировано, - сказал Бадер. - Но в стенах  и  переборках,  а
равно и в тороидальной оболочке спутника  остались  скрытые  пока  от  нас
источники света. Я склонен полагать...
     - Мы знаем, - быстро сказал Валькенштейн.
     - Вот как? - Бадер посмотрел на Горбовского. - Но что вы читали?  Вы,
Марк, и вы, Леонид?
     - Мы читали серию ваших статей, -  Август,  -  сказал  Горбовский.  -
"Искусственные спутники Владиславы".
     Бадер наклонил голову.
     - "Искусственные, неземного происхождения спутники планеты Владислава
звезды ЕН 17", - поправил он. - Да. В таком случае, разумеется, я могу  не
излагать вам свои соображения по поводу источников света.
     Валькенштейн пошел вдоль стены, озираясь.
     - Странный материал, - сказал он издали. - Металлопласт, наверное. Но
я никогда не видел такого металлопласта.
     - Это не металлопласт,  -  сказал  Бадер.  -  Не  забывайте,  где  вы
находитесь. Вы, Марк, и вы, Леонид.
     - Мы не забываем, - сказал Горбовский. - Мы бывали на Фобосе,  и  там
действительно совсем другой материал.
     Горбовский и Валькенштейн бывали на Фобосе. Это был спутник Марса,  и
долгое  время  его  считали  естественным  спутником.   Но   он   оказался
четырехкилометровым  тором,  окутанным  металлической   противометеоритной
сетью. Густая сеть была изъедена метеоритной коррозией и местами прорвана.
Но сам спутник уцелел. Внешние люки его были открыты, и гигантский  бублик
был пуст точно так же, как этот. По изношенности  противометеоритной  сети
подсчитали, что он был выведен на  орбиту  вокруг  Марс  по  крайней  мере
десять миллионов лет назад.
     - О, Фобос! - Бадер покачал головой. -  Фобос  -  это  одно,  Леонид,
Владислава - это отнюдь другое.
     - Почему? - осведомился Валькенштейн подходя. Он думал иначе.
     - Например, потому, что от Солнца и  от  Фобоса  до  Владиславы,  где
находимся сейчас мы, триста тысяч астрономических единиц.
     -  Мы  покрыли  это  расстояние  за   полгода,   -   сердито   сказал
Валькенштейн. - _О_н_и_ могли сделать то же. И потом, спутники  Владиславы
и Фобос имеют много общего.
     - Но это следует доказать, - сказал Бадер.
     Горбовский проговорил, лениво усмехаясь:
     - Вот мы и попробуем доказать.
     Некоторое время Бадер размышлял и затем изрек:
     - Фобос и земные спутники тоже имеют много общего.
     Это был ответ в стиле Бадера - очень веско и на полметра мимо.
     - Ну хорошо, - сказал Горбовский. - А что здесь есть еще, кроме  этой
диспетчерской?
     - На этом спутнике, - важно сказал Бадер, -  имеются  сто  шестьдесят
помещений размером от пятнадцати до пятисот квадратных  метров.  Мы  можем
осмотреть их все. Но они пусты.
     - Раз они пусты, - сказал Валькенштейн,  -  нам  лучше  вернуться  на
"Тариэль".
     Бадер поглядел на него и снова повернулся к Горбовскому:
     - Мы называем этот спутник Владя. Как вам известно, у Владиславы есть
еще один спутник, тоже искусственный и тоже  неземного  происхождения.  Он
меньше  по  размерам.  Мы  называем  его  Слава.  Вы  понимаете?   Планета
называется "Владислава". Естественно назвать два  ее  спутника  "Владя"  и
"Слава". Не так ли?
     - Да, конечно, - сказал Горбовский. Это изящное рассуждение было  ему
знакомо. Он слышал его в третий раз. - Это вы очень остроумно  предложили,
Август. Владя и Слава - Владислава. Прекрасно!
     - У вас на Земле, -  продолжал  Бадер  неторопливо,  -  эти  спутники
называют "Игрек-один" и "Игрек-два", соответственно - Владя и Слава. Но мы
- мы называем их иначе. Мы называем их Владя и Слава.
     Он строго поглядел на Валькенштейна. Валькенштейн играл желваками  на
скулах. Насколько было известно Валькенштейну, "мы" - это был сам Бадер  и
только Бадер.
     - Что же касается состава этого желтого материала, который отнюдь  не
является металлопластом и который я называю янтарин...
     - Очень удачно, - вставил Валькенштейн.
     - Да... Неплохо... Но состав его пока неизвестен. Он остается тайной.
     Наступило молчание.  Горбовский  рассеянно  оглядывал  помещение.  Он
пытался представить себе тех, кто строил  этот  спутник  и  потом  работал
здесь когда-то очень давно. Это были другие люди. Они пришли  в  Солнечную
систему и ушли, оставив возле Марса покинутые  космические  лаборатории  и
большой город вблизи северной полярной шапки. Спутники были пусты, и город
был пуст - остались только странные здания, на много этажей  уходящие  под
почву. Затем - или, может быть, до того - они пришли в систему  звезды  ЕН
17, построили возле Владиславы два искусственных спутника и тоже  ушли.  И
здесь, на Владиславе, тоже должен быть покинутый город.  Почему  и  откуда
они приходили? Почему и куда они ушли? Впрочем, ясно почему: они, конечно,
были великие исследователи. Десантники другого мира.
     - Теперь, - сказал Бадер, - мы пойдем и осмотрим помещение, в котором
я нашел предмет, названный мною условно пуговицей.
     - Он и сейчас там? - спросил Валькенштейн, оживившись.
     - Кто - он? - спросил Бадер.
     - Предмет.
     - Пуговица, - веско сказал Бадер, - находится в настоящий  момент  на
Земле, в распоряжении  Комиссии  по  изучению  следов  деятельности  иного
разума в Космосе.
     - А, - сказал Валькенштейн, - у следопытов. Но я собирал  материал  о
Владиславе, и мне не показали эту вашу пуговицу.
     Бадер задрал подбородок.
     - Я отправил ее с капитаном Антоном Быковым четыре  локальных  месяца
назад.
     С Быковым они разминулись в пути. Он  должен  был  прибыть  на  Землю
спустя два месяца после старта "Тариэля" к звезде ЕН 17.
     - Так,  -  сказал  Горбовский.  -  Осмотр  пуговицы,  таким  образом,
откладывается.
     - Но мы осмотрим помещение, где я ее нашел,  -  сказал  Бадер.  -  Не
исключено, Леонид, что в  гипотетическом  городе  на  поверхности  планеты
Владислава вы обнаружите аналогичные предметы.
     Он полез в люк. Валькенштейн сказал сквозь зубы:
     - Надоел он мне, Леонид Андреевич...
     - Надо терпеть, - сказал Горбовский.
     До помещения, где Бадер нашел пуговицу, оказалось полкилометра. Бадер
показал место, где пуговица лежала, и подробно рассказал, как он  пуговицу
обнаружил. (Он наступил на нее и раздавил.)  По  мнению  Бадера,  пуговица
была аккумулятором, имевшим  первоначально  сферическую  форму.  Она  была
сделана из полупрозрачного серебристого материала, очень мягкого.  Диаметр
- тридцать восемь и шестнадцать сотых  миллиметра...  плотность...  вес...
расстояние до ближайшей стены...
     В  комнате  напротив,  по  другую  сторону  коридора,  сидели   среди
приборов, расставленных прямо на полу, двое молодых парней в синих рабочих
куртках. Они работали, поглядывая в сторону Горбовского и Валькенштейна, и
переговаривались вполголоса:
     - Десантники. Прилетели вчера.
     - Умгу. Вон тот, длинный, - Горбовский.
     - Знаю.
     - А другой, беловолосый?
     - Марк Ефремович Валькенштейн. Штурман.
     - А-а, слыхал.
     - Они начнут завтра.
     Бадер наконец кончил объяснять и спросил, все ли  понятно.  "Все",  -
сказал Горбовский и услыхал, как в комнате напротив хихикнули.
     - Теперь мы вернемся домой, - сказал Бадер.
     Они вышли в коридор, и Горбовский кивнул парням в синем. Парни встали
и поклонились с улыбками.
     - Желаем удачи, - произнес один.
     Другой молча улыбался, крутя в руках моток многоцветного провода.
     - Спасибо, - сказал Горбовский.
     Валькенштейн тоже сказал:
     - Спасибо.
     Отойдя шагов на сто,  Горбовский  обернулся.  Двое  в  синих  куртках
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 41
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама