Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 372.95 Kb

Жук в муравейнике

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 32
вообще.
     И был в папке еще один отчет Абалкина - о его  операции  на  Гиганде.
Операция, впрочем,  была,  на  мой  взгляд,  пустяковая:  егермейстер  его
высочества герцога Алайского пристраивал курьером в  банк  своего  бедного
родственника. Егермейстером был Лев  Абалкин,  а  бедным  родственником  -
некий Корней Яшмаа.  Как  мне  показалось,  материал  этот  был  для  меня
совершенно бесполезен. Кроме Корнея Яшмаа, насколько я  мог  заметить  при
беглом просмотре, в нем не содержалось ни одного земного  имени.  Мелькали
какие-то  Зогги,  Нагон-Гиги,  шталмейстеры,  сиятельства,   бронемастеры,
конференц-директора, гофдамы... Я взял на заметку  этого  Корнея,  хотя  и
было ясно, что  он  вряд  ли  мне  понадобится.  Всего  во  втором  отчете
содержалось двадцать четыре страницы, и больше  отчетов  Льва  Абалкина  о
своей работе в папке не  оказалось.  Это  показалось  мне  странным,  и  я
положил  себе  подумать  как-нибудь   в   дальнейшем:   почему   из   всех
многочисленных отчетов профессионального Прогрессора  в  папку  07  попали
только два, и именно эти два.
     Оба отчета были выполнены в  манере  "лаборант"  и,  на  мой  взгляд,
сильно смахивали на школьные сочинения в жанре "Как я  провел  каникулы  у
дедушки". Писать такие отчеты - одно удовольствие, читать их, как правило,
- сущее мучение. Психологи  (засевшие  в  штабах)  требуют,  чтобы  отчеты
содержали не столько объективные  данные  о  событиях  и  фактах,  сколько
сугубо субъективные ощущения, личные впечатления и поток сознания  автора.
При этом манеру отчета ("лаборант", "генерал", "артист") автор не выбирает
-   ему   ее   предписывают,   руководствуясь   какими-то    таинственными
психологическими соображениями. Воистину, есть ложь, беспардонная  ложь  и
статистика, но не будем, друзья, забывать и о психологии!
     Я не психолог, во всяком случае не профессионал, но я  подумал,  что,
может быть, и мне удастся извлечь из этих отчетов  что-нибудь  полезное  о
личности Льва Абалкина.
     Просматривая содержимое папки, я то и дело обнаруживал  однообразные,
я бы сказал, просто одинаковые  и  совершенно  мне  непонятные  документы:
синеватые листы плотной бумаги с зеленым обрезом и выдавленной  в  верхнем
левом углу монограммой, изображающей  то  ли  китайского  дракона,  то  ли
птеродактиля. На каждом таком листе уже знакомым мне размашистым  почерком
иногда стилом, иногда  фломастером,  а  пару  раз  почему-то  лабораторным
электродным карандашом было написано: "Тристан 777". Ниже  стояли  дата  и
все та же замысловатая подпись. Насколько  можно  было  судить  по  датам,
такие листки закладывались в папку с 60-го года примерно раз в три месяца,
так что папка на четверть состояла из них.
     И еще  двадцать  две  страницы  занимала  переписка  Абалкина  с  его
руководством. Переписка эта навела меня на некоторые размышления.
     В октябре 63-го года Абалкин направляет в КОМКОН-1 рапорт, в  котором
выражает пока еще кроткое недоумение по поводу того, что операция "Голован
в Космосе" свернута без консультации с ним, хотя операция эта  развивалась
вполне успешно и обещала богатую перспективу.
     Неизвестно, какой ответ получил Абалкин на этот  свой  рапорт,  но  в
ноябре того же года он пишет совершенно отчаянное письмо Комову с просьбой
возобновить операцию "Голован  в  Космосе"  и  одновременно  очень  резкое
письмо в КОМКОН, в котором протестует против направления его, Абалкина, на
курсы  переподготовки.  (Заметим,  что  все  это  он  почему-то  делает  в
письменной форме, а не обычным порядком.)
     Как явствует из дальнейших событий, переписка эта  никакого  действия
не возымела, и Абалкин отправляется работать на Гиганду. Три года  спустя,
в ноябре 66-го, он снова пишет в КОМКОН с Пандоры и просит  направить  его
на Саракш для продолжения работы с Голованами. На  этот  раз  его  просьбу
удовлетворяют, но только отчасти: его посылают на Саракш, но не на Голубую
Змею, а в Хонти унионистом-подпольщиком.
     С курсов переподготовки в феврале и августе 67-го года он еще  дважды
пишет в КОМКОН  (Бадеру,  а  потом  и  самому  Горбовскому),  указывая  на
нецелесообразность использования его, хорошего специалиста по Голованам, в
качестве  резидента.  Тон  его  писем   становится   все   резче,   письмо
Горбовскому,  например,  я  иначе,  как  оскорбительным,  не  назвал   бы.
Любопытно мне было бы узнать, что ответил душка Леонид Андреевич  на  этот
взрыв ярости и презрительного негодования.
     И уже будучи  резидентом  в  Хонти,  в  октябре  67-го  года  Абалкин
посылает Комову  свое  последнее  письмо:  развернутый  план  форсирования
контактов с Голованами, включающий обмен постоянными миссиями, привлечение
Голованов к зоопсихологическим работам, проводящимся на Земле,  и  т.д.  и
т.п. Я никогда специально не следил за работой в этой  области, но у  меня
сложилось такое впечатление, что этот план сейчас принят и осуществляется.
А если это  так,  то  положение  парадоксальное:  план  осуществляется,  а
инициатор его торчит резидентом то в Хонти, то в Островной Империи.
     В общем эта переписка оставила у меня какое-то тягостное впечатление.
Ну, ладно, пусть в проблеме Голованов я не специалист, мне трудно  судить,
вполне возможно, что план Абалкина  совершенно  тривиален,  и  употреблять
такие громкие слова, как инициатор, не имеет смысла. Но дело не  только  и
не   столько   в   этом!   Парень,   видимо,   прирожденный   зоопсихолог.
"Профессиональные  склонности:  зоопсихология,  театр,  этнолингвистика...
Профессиональные показания: зоопсихология, теоретическая ксенология..."  И
тем не менее из парня делают Прогрессора. Не спорю, существует целый класс
Прогрессоров, для которых зоопсихология - хлеб насущный. Например, те, кто
работает с леонидянами или  с  теми  же  Голованами.  Так  нет  же,  парню
приходится работать с гуманоидами, работать резидентом, боевиком, хотя  он
пять лет кричит на весь КОМКОН: "Что вы со  мной  делаете?"  А  потом  они
удивляются, что у него психический спазм!
     Конечно, Прогрессор - это такая профессия, где железная, я бы сказал,
военная  дисциплина  совершенно  неизбежна.  Прогрессор  сплошь  и   рядом
вынужден делать не то, что ему хочется, а то что приказывает КОМКОН. На то
он и Прогрессор. И, наверное, резидент Абалкин много ценнее  для  КОМКОНа,
нежели зоопсихолог Абалкин. Но  все-таки  есть  в  этой  истории  какое-то
нарушение меры, и недурно было бы поговорить на эту тему с Горбовским  или
с Комовым... И что бы там не натворил  этот  Абалкин  (а  он  явно  что-то
натворил), я ей-богу на его стороне.
     Впрочем, все это, по-видимому, к моей задаче отношения не имеет.
     Еще я заметил, что не  хватает  трех  пронумерованных  страниц  после
первого отчета Абалкина, двух страниц - после его второго  отчета  и  двух
страниц - после последнего письма Абалкина Комову. Я  решил  не  придавать
этому значения.



         1 ИЮНЯ 78-ГО ГОДА. ПОЧТИ ВСЕ О ВОЗМОЖНЫХ СВЯЗЯХ ЛЬВА АБАЛКИНА

     Я составил предварительный список возможных связей Льва  Абалкина  на
Земле,  и  оказалось  у  меня  в  этом  списке  всего  восемнадцать  имен.
Практически для меня  представляли  интерес  только  шесть  человек,  и  я
расставил их в  порядке  убывания  вероятности  (по  моим  представлениям,
конечно) того, что Лев Абалкин посетит их. Выглядело это так:
     Учитель Сергей Павлович Федосеев
     Мать Стелла Владимировна Абалкина
     Отец Вячеслав Борисович Цюрупа
     Наставник Эрнст-Юлий Горн
     Наблюдающий врач школы Прогрессоров Ромуальд Крэсеску
     Наблюдающий врач школы-интерната Ядвига Михайловна Леканова.
     Во втором эшелоне у меня оставались Корней Яшмаа, Голован Щекн,  Яков
Вандерхузе и еще человек пять, как правило - Прогрессоров. Что же касается
таких персон, как Горбовский, Бадер, Комов, то я  выписал  их  скорее  для
проформы. Обращаться к ним нельзя было уже хотя бы потому, что их никакими
легендами не проймешь, а разговаривать впрямую я не имел права, даже  если
бы они сами обратились ко мне по этому делу.
     В   течении   десяти   минут   информаторий   выдал   мне   следующие
малоутешительные сведения.
     Родители Льва Абалкина не существовали - по крайней  мере  в  обычном
смысле этого слова. Возможно, они не существовали вообще. Дело в том,  что
сорок с лишним лет  назад  Стелла  Владимировна  и  Вячеслав  Борисович  в
составе  группы  "Йормала"  на  уникальном  звездолете  "Тьма"   совершили
погружение в Черную Дыру ЕН 200056. Связи с ними не было, да  и  не  могло
быть по современным  представлениям.  Лев  Абалкин,  оказывается,  был  их
посмертным ребенком. Конечно,  слово  "посмертный"  в  этом  контексте  не
совсем точно: вполне можно было допустить, что родители  его  еще  живы  и
будут  жить  еще  миллионы  лет  в  нашем  времяисчислении,  но,  с  точки
землянина, они, конечно, все равно что мертвы. У них  не  было  детей,  и,
уходя навсегда из нашей вселенной, они, как и многие супружеские  пары  до
них  и  после  них  в  подобной  ситуации,  оставили  в  институте   жизни
материнскую яйцеклетку, оплодотворенную  отцовским  семенем.  Когда  стало
ясно,  что  погружение  удалось,  что  они  более  не   вернутся,   клетку
активировали, и вот на свет появился Лев Абалкин -  посмертный  сын  живых
родителей. По крайней мере, теперь мне стало понятно, почему в  листе  N_1
родители Абалкина не упоминались вовсе.
     Эрнста-Юлия Горна, Наставника Абалкина по школе Прогрессоров, уже  не
было в живых. В 72-м году он  погиб  на  Венере  при  восхождении  на  пик
Строгова.
     Врач Ромуальд Крэсеску пребывал на  некоей  планете  Лу,  совершенно,
по-видимому, вне пределов досягаемости. Я никогда даже не слышал  о  такой
планете,  но   поскольку   Крэсеску   является   Прогрессором,   следовало
предположить, что планета эта обитаема. Любопытно,  однако,  что  старикан
(сто шестнадцать лет!)  Оставил  в  БВИ  свой  последний  домашний  адрес,
сопроводив его таким характерным посланием: "Моя внучка и  ее  муж  всегда
будут рады  принять  по  этому  адресу  любого  из  моих  питомцев".  Надо
полагать, питомцы любили своего старикана и частенько  навещали  его.  Мне
следовало иметь в виду это обстоятельство.
     С остальными двумя мне повезло.
     Сергей Павлович Федосеев, учитель Абалкина,  жил  и  здравствовал  на
берегу Аятского озера в усадьбе с предостерегающим  названием  "Комарики".
Ему тоже уже было за сто, и был он, по-видимому, человек либо  чрезвычайно
скромный, либо замкнутый, потому что  не  сообщал  о  себе  ничего,  кроме
адреса. Все остальные данные были  официальные:  окончил  то-то  и  то-то,
археолог, учитель. Все. Как говорится яблочко от яблони... Весь  в  своего
ученика Льва Абалкина. А между тем, когда я послал в  БВИ  соответствующий
дополнительный запрос, выяснилось,  что  Сергей  Павлович  -  автор  более
тридцати статей по археологии, участник восьми археологических  экспедиций
(Северо-Западная Азия) и  трех  евразийских  конференций  Учителей.  Кроме
того, он у себя в "Комариках" организовал  регионального  значения  личный
музей по палеолиту Северного Урала. Такой  вот  человек.  Я  решил  с  ним
связаться в ближайшее же время.
     А вот с Ядвигой Михайловной Лекановой меня ожидал небольшой  сюрприз.
Врачи-педиатры редко меняют свою профессию, и  я  как-то  уже  представлял
себе этакую старушку -  божий  одуванчик,  согнувшуюся  под  невообразимым
грузом специфического и, по сути, самого ценного в мире  опыта,  бодренько
семенящую все по той же территории Сыктывкарской  школы.  Черта  с  два  -
семенящую! Некоторое время она действительно педиаторствовала и  именно  в
Сыктывкаре, но потом она переквалифицировалась в этнолога, и мало  того  -
она    занималась    последовательно:    ксенологией,     патоксенологией,
сравнительной психологией и левелометрией, и во всех этих не так уж  тесно
связанных между собой науках она явно преуспела, если судить по количеству
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 32
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама