Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Смуров А. Весь текст 100.51 Kb

Рассказ о плавающем острове

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
   А. Смуров. 
   Рассказ о плавающем острове. 
 
 
   Потому что без полночных сказок
   Нет житья ни людям, ни зверям.
   В. Луговской
 
   Еще до революции мне пришлось съездить в Старосельск, городок, отстоявший
примерно на сто километров  от  Железной  дороги.  Ямщик  торопился  попасть
засветло, но мы проехали заставу, только  когда  на  черном  небе  уже  ярко
зажглись северные звезды  и  в  морозном  воздухе  гулко  звенели  церковные
колокола,  призывая  ко  всенощной.  Из  неплотно   прикрытых   ставень   на
заснеженные улицы падали красноватые полоски огня топившихся  печей.  Тишина
субботнего вечера навевала покой и дрему.
   Резко скрипнув полозьями  и  последний  раз  прозвеня  бубенцами,  тройка
остановилась у серого бревенчатого дома  с  тяжелой  одностворчатой  дверью,
обитой ржавыми железными полосами.
   - Вот вы, барин, и  приехали,  -  ласково  улыбнулся  рыжебородый  ямщик,
доставая мой чемодан. - Через часок и я залягу на печку.
   Встретила нас хозяйка дома, сухонькая  старушка  с  приветливым  лицом  и
руками, вымазанными тестом.
   - А мой-то Иван Дмитрич в церковь ушел. Извините уж его:  он  вас  раньше
дожидался. Придется вам поскучать в гостиной, пока я по хозяйству управлюсь.
С дорожки-то, может быть, закусите до ужина?
   От еды  я  категорически  отказался  и,  сняв  шубу,  прошел  в  большую,
устланную  половиками  комнату.  Запах  сдобного  теста   сменился   крепким
смешанным запахом старого дерева, лампадного масла и  восковых  свечей.  При
свете бронзовой керосиновой лампы, подвешенной над круглым столом,  блестели
подлокотники полужесткого орехового дивана,  обитого  коричневым  репсом,  и
таких же тяжелых кресел с овальными  спинками.  В  простенках  высились  два
трюмо с  потускневшими  зеркалами.  Передний  угол  был  занят  божницей  со
старинными  иконами  и   восьмигранной   лампадой   рубинового   стекла.   В
противоположном углу пестрели узорчатые кафели печи с ярко начищенной медной
дверкой. На дверях и на  окнах  застыли  складки  портьер  темно-коричневого
сукна. Фикусы и столетники на высоких подставках  полускрывали  висевшие  на
стенах гравюры с изображением старинных кораблей.
   Па вязаной скатерти стола покоилась  толстая  книга  в  потертом  кожаном
переплете.
   К ужину вернулся Иван Дмитриевич, плотный старичок с дымчатой бородой  по
пояс.
   Прежде всего он позаботился, чтобы меня, по его словам, не убила скука:
   - Как человеку ученому, хочу подарить  вам  вот  эту  книгу,  пространное
заглавие которой с  точностью  объясняет  самую  суть:  "Манускрипт,  сиречь
рукопись, князя Всеволода Глебовича  Белозерского,  в  коем  собственноручно
собраны  различные  занимательные  епизоды,  до  морских  и  сухопутных  дел
касающиеся, не без исторического значения оных". Сам я, кроме библии, других
книг не читаю, занятый строительством моделей морских судов. А  вам  в  знак
родства и особой приязни вручаю данный труд: ваша матушка двоюродной сестрой
мне приходится. И, пожалуйста, не протестуйте и не возражайте. А сейчас пока
берите вашу рюмку с прекрасной калганной настойкой  и  пейте.  Замечательное
средство против простуды.
   Так я сделался обладателем "манускрипта". Этот тяжелый фолиант закован  в
прочную броню из свиной кожи, натянутой на деревянные  дощечки.  В  нем  три
сотни листов тряпичной бумаги бледно-голубого цвета, исписанной похожими  на
тушь не выцветшими  от  времени  чернилами  Я  передам  вам  своими  словами
записанный в нем рассказ о плавающем острове.
   Когда я, гостя в Старосельске, сидел в теплой комнате, слушал вой  метели
за  окном  и  спокойно  перелистывал  страницы   объемистого   труда   князя
Белозерского, мне, сознаюсь вам откровенно, приятно  было  чувствовать,  что
беспокойные и мрачные  годы,  описанные  в  особенно  заинтересовавшем  меня
морском "епизоде", унеслись, как уносятся мокрые снежинки, гонимые  западным
ветром. Старомодная обстановка комнаты  как  нельзя  лучше  гармонировала  с
описанным. Понятнее воспринималась эпоха, в которую жил отец автора,  мичман
флота князь Глеб Борисович  Белозерский.  эпоха  доносов  и  арестов,  эпоха
процветания всяких проходимцев, взлелеянных любимцем императрицы, заносчивым
выскочкой Бироном.
   Итак, начнем рассказ.
   Мичман Белозерский прибыл в Архангельск часов  в  семь  утра  и,  наскоро
закусив  горячим  рыбником,  отправился,  как  было  приказано,  на   остров
Соломбаль.
   В просторной избе у  входа  в  Адмиралтейство  его  ожидал  Генрих-Готлиб
Гольденберг,  назначенный   императрицей   Анной   руководителем   Восточной
экспедиции. Вошедшего в комнату мичмана приветствовал легким кивком  бледный
человек с бесцветными глазами и белесыми, как у телят,  ресницами.  Сидя  за
чисто выскобленным столом, он не то смахнул трубочный пепел с черного рукава
суконного кафтана, не то пригласил гостя садиться  на  единственную  скамью,
приютившуюся у квадратного окна.
   Мичман сказал:
   - Здравия желаю! -  протянул  запечатанный  конверт  и  сел  на  середину
скамьи.
   Гольденберг  медленно  потушил  трубку,  вскрыл  конверт,   стараясь   не
повредить печать, и несколько раз перечитал письмо, далеко отставляя его  от
себя и снова  поднося  к  длинному,  искривленному  влево  носу,  как  будто
определяя по запаху его подлинность.
   - О,  майи  готт!  Это  есть  высокая  честь  иметь  поручение  от  самой
императрицы. Но никакой высокой чести командовать русскими  мужиками.  -  Он
потер узловатые пальцы с обкусанными ногтями. - Вы, господин мичман, как мой
ближайший помощник, также не совсем довольны этим?
   Белозерский презрительно скривил губы:
   - Мне, как моряку, случалось разное. Бывало, и на  чисто  отмытую  палубу
сверху летела всякая дрянь. Я привык ко всему.
   Смех Гольденберга был похож на кваканье лягушки:
   - Как вы сказали?  Бывало,  и  снизу  дрянь  и  сверху  дрянь.  Вы  очень
остроумный молодой человек. Я думаю,  что  по  окончании  рейса  буду  иметь
счастье отлично аттестовать вас  его  сиятельству  герцогу  Курляндскому.  В
вашем роду не было немцев?
   На обветренных щеках мичмана вспыхнул багровый румянец.
   - Я, государь  мой  милостивый,  имею  честь  принадлежать  к  одному  из
стариннейших русских княжеских родов, ведущих начало от самого Рюрика.
   Гольденберг понимающе закивал головой:
   - О, Рюрик, Рюрик! Этот северный  рыцарь.  Колоссаль!  Мы  с  вами  будем
завтракать вместе.
   - Благодарствую, - холодно ответил мичман.- Я уже позавтракал.
   - В таком случае, дело - прежде всего. Я сам не буду завтракать, пока  мы
не примем нашего шкипера.
   И, отодвинув окно с натянутым на раме бычьим пузырем, крикнул во двор:
   - Позвать господина Рубцова! Живо!
   Через несколько минут дверь широко распахнулась, и почти половину комнаты
заполнил широкоплечий великан  в  Крытой  домашним  сукном  шубе.  Тщательно
расчесанная русая  борода  и  подстриженные  в  кружок  волосы,  насмешливые
голубые глаза и чистое румяное лицо без слов говорили о  его  происхождении.
Предки Рубцова покоились не в  монастырских  усыпальницах,  не  в  фамильных
склепах, даже не под березовыми, крестами сельского кладбища.  Их  последний
сон охраняли холодные волны Белого моря, родовой могилы смелых поморов.
   - Почто меня  спрашивал,  господин  начальник?,  -  пробасил  Рубцов,  не
выражая особой почтительности к сидевшему за столом немцу.
   Тот кивнул в сторону гостя:
   - Вот это есть второй твой начальник - князь...
   - Мичман флота князь Глеб  Борисов  Белозерский.  Будем  вместе  с  тобой
заправлять морем, поскольку господин  Гольденберг  в  корабельных  делах  не
наторел и только дюж командовать,-улыбнулся мичман.
   Гольденберг значительно сказал:
   - Сейчас мы будем осматривать наш корабль. Если князь не  найдет  в  нем,
как говорится, изъянов, то завтра выходим в море. Я имею строгий  приказ  от
самой государыни. - Он поднял указательный палец. - Едем на корабль.
   У причала высилось  трехмачтовое  судно  с  округлыми  боками  яйцевидной
формы. На первый взгляд казались неуклюжими и  его  темные  бока,  и  низкие
надпалубные  постройки,  и  маленькие  надтрюмные  иллюминаторы,  и  тяжелая
.носовая часть. Что-то в нем напоминало топор, обращенный вперед не лезвием,
а  обухом.  При  этом  даже  с  первого  взгляда  чувствовалась  его  особая
прочность.
   - Как вам нравится подобный деревенский башмак? -  Поднимаясь  по  трапу,
Гольденберг презрительно ткнул ногою в одну из дубовых досок правого борта.
   Мичман пожал плечами:
   - Имея подобные башмаки, можно пешком исходить полсвета. На таком корабле
во льдах плавать не страшно. С древних времен поморы округлой формой  бортов
от ледяного давления спасаются. В России  известны  такие  суда,  раньшинами
называемые.
   - О, вы, русские, любите оригинальничать! Ни в  Англии,  ни  в  Голландии
таких судов не строят.
   В разговор вступил шкипер:
   ~  Невысоко  ценил  корабельное  искусство  иноземцев  покойный  государь
император Петр Алексеевич. Возвратясь из  Голландии,  он  самолично  изволил
сказать моему деду, что тамошние мастера строят просто по  навыку  и  опыту,
без всяких хитростных чертежей.
   Гольденберг нетерпеливо потряс рукой:
   -Да-да-да. Может быть... Но готово ли судно к плаванию?
   - Вполне,-сказал Белозерский.
   - Можно выходить хоть сейчас, - подтвердил шкипер.
   - Тогда я занимаю эту каюту и завтра с рассветом Прибуду на судно. У меня
еще есть дела в городе. А вы, князь?
   - Я сейчас переберусь сюда. На берег сходить не буду.  Тебе-то,  господин
шкипер, есть с кем проститься...
   - Нет, ваше сиятельство. Семья моя осталась в Старо-сельске, откуда и сам
я родом. Мой дом - на корабле.
   - В Старосельске? - удивился мичман. - Верстах в сорока  от  него  имение
наше находится... Рубцов широко улыбнулся:
   - Был раз в имении  вашем.  По  заказу  вашего  батюшки  речную  пристань
оборудовал.
   Гольденберг искоса поглядел на обоих:
   - О майн готт! Значит, старые знакомые. Вечером шкипер постучался в каюту
мичмана:
   - Простите меня, ваше сиятельство, если совет  дам.  Будьте  подальше  от
господина Гольденберга. Наслышан я: пакостник он великий и Тайной канцелярии
доносчик. К самому герцогу вхож.
   Белозерский похлопал Рубцова по плечу:
   - Спасибо, Дмитрий Ефимыч. Только я и сам не жалую господина начальника и
дружбы его чураюсь.
   Начальник экспедиции прибыл на судно с зарею. Лицо его было синее, как  у
утопленника. Шатающейся походкой он доплелся до дверей каюты и  еле  слышным
голосом приказал вызвать к себе мичмана.
   - Я совсем заболел от горя, князь. Вчера вечером при заключении сделки со
знакомым купцом я получил письмо из  дома.  Родители  моей  невесты  требуют
крупный залог в обеспечение нашего счастья.
   Белозерский сочувственно посмотрел на немца:
   - Что же вы решили, господин Гольденберг?
   - Буду несколько дней сидеть в каюте  и  думать,  как  раздобыть  деньги.
Командуйте пока вы. Мичман поклонился:
   - Приложим силы  к  благополучному  завершению  экспедиции.  Не  горюйте,
сударь!
   Зашуршали распущенные паруса, и корабль повернулся кормой к городу.
   Шли, отклоняясь в стороны. Северо-восточный ветер  не  давал  возможности
полностью использовать полезную площадь парусов.
   За дни плавания по Белому морю Белозерский хорошо ознакомился  с  судовой
командой.  Все  матросы  показали  себя  опытными  моряками,  способными   и
закреплять снасти и стоять у штурвала. Это были пожилые поморы, с  полуслова
понимающие приказания шкипера. К Рубцову они относились, как к родному отцу.
Сам шкипер частенько захаживал в свободное время в каюту мичмана,  любившего
послушать неторопливые рассказы бывалого человека.
   Подчиненные знали взаимоотношения начальников. Как-то, проходя по верхней
палубе, мичман слышал отрывок разговора двух матросов:
   - Князь да Дмитрий Ефимов немцу не чета.
   - С такими по морю ходить можно.
   Гольденберг начал задыхаться в прокуренной каюте. Было  душно,  и  сильно
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама