Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Эллис Питерс Весь текст 419.48 Kb

Роковой обет

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 26 27 28 29 30 31 32  33 34 35 36
возможно, пробуждением к новой жизни".
     Отряд   медленно   потянулся   к   дороге,  разбойники  со
связанными руками семенили за всадниками.  Факельщики  покинули
прогалину,  и она погрузилась во тьму. Скоро коленопреклоненная
фигура Сиарана пропала из виду, как будто была поглощена  тенью
огромного бука. Хью и монах, выехав на тропу, повернули к дому.
     --  Знаешь,  Хью,  --  позевывая,  проворчал  Кадфаэль, --
похоже, я становлюсь совсем старым. Ты и  представить  себе  не
можешь, как меня тянет на боковую.

     Глава 15

     Когда  Кадфаэль и Хью въехали через монастырские ворота на
залитый лунным светом большой двор  аббатства,  из  церкви  уже
доносились  звуки  полуночной службы. По дороге они не торопили
коней и почти не разговаривали, довольные  и  тем,  что  просто
едут рядом после удачно завершенного дела, как бывало и прежде.
Стражники, охранявшие схваченных разбойников, поотстали -- ведь
пленники  шли  пешком,  -- но не приходилось сомневаться в том,
что еще до исхода ночи Симон Поер и  его  приятели  окажутся  в
подземелье Шрусберийского замка.
     --   Я   подожду   окончания  службы,  --  промолвил  Хью,
соскакивая с седла возле  сторожки.  --  Отец  аббат  наверняка
захочет  узнать,  как  у нас дела. Правда, я надеюсь, что он не
заставит нас прямо сейчас, ночью, выкладывать все подробности.
     -- Коли ты остаешься здесь, пойдем-ка со мной в конюшню. Я
хочу проследить, чтобы этого доброго скакуна поставили в стойло
и задали ему овса. Меня всегда учили сначала заботиться о коне,
а потом уж о себе, и эта привычка осталась на всю жизнь.
     Над конюшенным двором ярко светила луна, и  друзья  вполне
могли   обойтись  без  факелов  и  фонарей.  Ночь  была  тихая,
безветренная, и возле конюшни был отчетливо слышен каждый  звук
церковной   службы.   Кадфаэль  сам  расседлал  своего  коня  и
позаботился о том, чтобы  разгоряченное  животное  поставили  в
стойло   и  накрыли  легкой  попоной  --  вдруг  ночь  выдастся
прохладной.  В  последние  годы  монаху  не   часто   случалось
ухаживать  за  конями,  и,  выполняя  этот  обряд,  он невольно
вспомнил былое: лошадей,  на  которых  ему  случалось  скакать,
дальние  дороги  и  битвы, далеко не всегда заканчивавшиеся так
счастливо, как сегодняшняя маленькая, но отчаянная стычка.
     Хью  стоял,  склонив  голову  набок,  и  прислушивался   к
церковному  пению.  Неожиданно  он  увидел на освещенной лунным
светом земле стройную тень и обернулся. В  воротах  конюшенного
двора, не решаясь войти, стояла Мелангель.
     --  Дитя, -- участливо промолвил Кадфаэль, -- что ты здесь
делаешь в такой час? Почему не спишь?
     -- Разве я могу заснуть? -- отвечала девушка. --  Никто  и
не заметил, что я ушла. Все давно спят.
     Мелангель  держалась  просто  и говорила ровным, спокойным
голосом, будто это не она совсем недавно заливалась  слезами  в
сарайчике Кадфаэля и сетовала на судьбу. Сейчас ее тяжелые косы
были   аккуратно   уложены  вокруг  головы,  а  лицо  выглядело
сосредоточенным и собранным.
     -- Вы нашли его? -- спросила она.
     Когда  монах  с  ней  расстался,  Мелангель   была   почти
ребенком, а сейчас он видел перед собой взрослую женщину.
     -- Да, -- отвечал Кадфаэль, -- мы нашли их обоих. Ни с тем
ни с другим  не  случилось  ничего дурного. Эти двое расстались
навсегда. Сиаран пошел своим путем -- и пошел один.
     -- А Мэтью, -- допытывалась Мелангель, -- что с ним?
     -- С ним все хорошо, он  встретил  доброго  друга.  Мы  их
опередили, но они обязательно придут сюда.
     "Теперь,  --  подумал  монах,  -- ей придется называть его
другим именем, но об этом пусть она узнает от него самого".
     Будущее не обещало быть безоблачным ни  для  нее,  ни  для
Люка  Мевереля,  но  ведь  эти  двое  и  познакомились-то  лишь
благодаря удивительному стечению обстоятельств. Возможно, к  их
встрече   приложила   руку   Святая   Уинифред.   После   всего
случившегося брат Кадфаэль вполне готов был в  это  поверить  и
положиться  во  всем на святую -- уж она-то непременно приведет
дело к благополучному завершению.
     -- Он вернется, -- повторил Кадфаэль, встретив вопрошающий
взгляд девушки. В глазах ее ныне не было и намека на слезы.  --
Непременно  вернется,  можешь не беспокоиться. Но помни, что он
перенес сильное потрясение, и в голове у него сейчас сумбур. Ты
должна быть терпеливой и осмотрительной. Не приставай к нему  с
расспросами  --  со  временем он сам все тебе расскажет. И ни в
чем его не укоряй...
     -- Боже упаси! -- воскликнула девушка. -- Как я  могу  его
укорять?  И  в  чем?  Это  ведь  я  его подвела, значит, сама и
виновата!
     -- Вовсе нет. Ты ведь ни о чем не догадывалась.  Но  когда
он  вернется,  ничему не удивляйся. Просто радуйся тому, что он
рядом, так же как он будет радоваться тебе.
     -- Я подожду его, -- промолвила Мелангель.
     --  Лучше  бы  тебе  лечь  в  постель  т   выспаться,   --
посоветовал  монах. -- Он утомлен, измучен, а потому ждать его,
возможно, придется долго. Но он обязательно придет.
     Девушка покачала головой.
     -- Нет, брат, я буду ждать столько,  сколько  потребуется,
--  заявила  она  и неожиданно улыбнулась, а потом, не проронив
больше  ни  слова,  повернулась  и  ушла   по   направлению   к
странноприимному дому.
     --  Это  та  самая  девушка,  о которой ты рассказывал? --
спросил Хью, с интересом глядя  ей  вслед.  --  Сестра  чудесно
исцеленного юноши, которая приглянулась Люку Меверелю.
     --  Она  самая,  -- подтвердил Кадфаэль, закрывая за собой
дверь конюшни.
     -- А тетушка ее, стало быть, имеет ткацкую мастерскую?
     -- Точно. Девица почитай что бесприданница и уж  вовсе  не
родовита, -- невозмутимо, но с пониманием ответил монах. Но что
с того? Я ведь и сам не из знати. И мне кажется, что для такого
человека,   как  Люк,  столько  пережившего  и  почитай  заново
родившегося на свет, такие вещи  не  имеют  большого  значения.
Надеюсь,  что  леди  Джулиана  еще не присмотрела ему в невесты
наследницу какого-нибудь соседнего манора, потому  как  сдается
мне,  что  этих двоих ей все равно не разлучить -- чего-чего, а
упорства парню не занимать. К  тому  же,  на  мой  взгляд,  что
манор,  что  мастерская,  не  так  уж  важно  -- был бы человек
честным и знающим свое дело.
     -- Так или иначе, -- откровенно признал Хью, --  эта  твоя
простолюдиночка так хороша собой, что достойна стать украшением
любого  замка  и  ни в чем не уступит многим высокородным леди,
которых  мне  доводилось  встречать.  Но  послушай,   служба-то
подходит к концу. Пойдем-ка встретим отца аббата.

     Когда  по  окончании  службы  аббат  Радульфус, как всегда
невозмутимый  и  хладнокровный,  вышел  из  церкви,  он  увидел
дожидавшихся  его  Кадфаэля  и  Берингара.  Стояла великолепная
ночь, достойно завершавшая день чудес. С бархатного, усыпанного
мерцающими звездами неба проливала свой бледный  свет  луна,  и
света  этого оказалось достаточно, чтобы аббат заметил на лицах
монаха  и  шерифа  спокойное,  безмятежное  выражение,   скрыть
которое не могли даже явные признаки усталости.
     --   Вот   вы  и  вернулись,  --  промолвил  Радульфус  и,
приглядевшись, добавил: --  Но,  я  вижу,  не  все.  Мессир  де
Бретань  еще  не  появлялся  в  обители.  Вы  его,  случаем, не
встречали?
     -- Да, отец аббат, -- ответил Хью, -- мы его видели. С ним
все в порядке. Он нашел того, кого  искал,  и  они  вернутся  в
обитель вместе.
     --  Но ведь ты, брат Кадфаэль, боялся, что может пролиться
кровь...
     -- Слава Богу, отец аббат, -- откликнулся монах, --  этого
не   случилось.  Сегодняшняя  ночь  не  принесла  неприятностей
никому, кроме разве что трех разбойников, прятавшихся в  Долгом
Лесу.  Их  изловили  и  под  стражей  ведут  в замок. Убийство,
которого я так страшился, удалось предотвратить, и теперь  беда
миновала.  Я  говорил  тебе,  отец  аббат,  что  чем быстрее мы
нагоним этих молодых людей, тем лучше будет для одного из  них,
а  то  и  для  обоих.  Так  оно  и вышло. Мы нагнали их как раз
вовремя, и это принесло пользу обоим.
     -- И все же, с сомнением заметил Радульфус, -- мы с  тобой
оба  видели  кровавый  след  на рубахе. И ты сам сказал, что мы
приветили под своим кровом убийцу. Ты по-прежнему так считаешь?
     -- Да, отец аббат. Однако дело обстоит не совсем так,  как
ты  полагаешь.  Думаю,  что все окончательно разъяснится, когда
вернутся Оливье де Бретань и Люк Меверель, а пока еще  остаются
кое-какие  вопросы.  Но  одно  я  могу  сказать с уверенностью:
сегодня  вечером  все  разрешилось  наилучшим  образом,  и  нам
остается лишь благодарить Всевышнего.
     -- Стало быть, все закончилось хорошо?
     --Лучше и быть не могло, отец аббат.
     -- В таком случае с подробностями можно подождать до утра.
Вам обоим надобно отдохнуть. Может быть, прежде чем отправитесь
спать, вы зайдете ко мне, подкрепитесь и освежитесь вином?
     --  Искренне  благодарю,  отец аббат, -- деликатно ответил
Хью, -- но я и так припозднился. Боюсь, что моя жена уже начала
беспокоиться, а мне не хотелось бы ее волновать.
     Настаивать аббат не стал.
     -- Благослови  тебя  Господь  за  то,  что  ты  так  ловко
отговорился,  -- сказал Кадфаэль, провожая Берингара к воротам,
где тот оставил коня. -- Я  засыпаю  на  ходу,  и  сейчас  даже
хорошее вино меня не взбодрит.

     Луна  уже  не  светила,  однако и солнце еще не взошло над
горизонтом, когда Оливье де Бретань  и  Люк  Меверель  медленно
въехали  в  ворота  аббатства. Они и сами не смогли бы сказать,
далеко ли забредали в своих ночных  скитаниях,  ибо  оба  плохо
знали  здешние  края.  Когда  Оливье  догнал  Люка  и осторожно
попытался заговорить с ним, тот не ответил, а продолжал  брести
по  лесу  наугад,  не  разбирая  дороги,  ничего  не слыша и не
замечая вокруг. Однако  со  временем  где-то  за  гранью  своей
отрешенности    Люк    почувствовал,   что   этот   терпеливый,
неназойливый, но неотступный преследователь не враг ему, а друг
и желает только добра. Когда  Люк,  окончательно  выбившись  из
сил,  повалился в густую траву на опушке леса, Оливье спешился,
привязал в сторонке своего  коня  и  прилег  неподалеку  --  не
слишком  близко, однако же так, чтобы Меверель мог видеть его и
знать, что он терпеливо ждет. После полуночи Люка  сморил  сон,
что  было  для  него  величайшим  благом,  ибо молодой человек,
лишившись цели, поддерживавшей в нем волю к жизни на протяжении
двух последних месяцев, был  полностью  опустошен.  У  него  не
осталось  ничего, кроме неизбывной печали. В таком состоянии он
и  смерть  принял  бы  с  благодарностью,  ибо  не   переставал
терзаться  горькими  воспоминаниями:  его  лорд  умер у него на
руках, и несмываемое кровавое пятно обагрило не только  рубаху,
но  и  сердце  молодого  человека.  Он  хранил рубаху как залог
ненависти и грядущего мщения. Но теперь  все  миновало,  и  сон
должен был принести ему избавление.
     Люк  пробудился  в  тот  таинственный  предрассветный час,
когда  ранние  птицы  только  начинали  оглашать  своим  пением
дремлющий  лес,  и,  открыв  глаза, увидел склонившееся над ним
лицо -- незнакомое, но дружелюбное и доброжелательное.
     --  Я  убил  его?  --  спросил   Люк,   каким-то   образом
догадываясь, что этот незнакомец наверняка знает ответ.
     --  Нет, -- негромко, но отчетливо отвечал Оливье, -- но в
том не было нужды. Для тебя он умер. Ты можешь забыть о нем.
     Люк скорее всего не вполне  понял  сказанное,  но  тем  не
менее  принял  на  веру.  Присев  в густой прохладной траве, он
огляделся.   К   нему   постепенно   возвращалась   способность
воспринимать  мир.  Он  снова  чувствовал сладкий запах земли и
видел,  как  в  бледном,  предрассветном  небе  тают  последние
звезды. Люк внимательно всмотрелся в лицо Оливье, который молча
улыбнулся в ответ.
     -- Я тебя знаю? -- спросил Люк.
     --  Нет,  но  мы сейчас познакомимся. Меня зовут Оливье де
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 26 27 28 29 30 31 32  33 34 35 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама