Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| Unexpected meeting
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Евгений Панаско Весь текст 239.05 Kb

Десант из прошлого

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 21
подходить под ведомство Интерпола. В местной полиции знали, что  в  городе
работает  инспектор-международник,  и  должны   были   при   необходимости
оказывать мне содействие.
     Выяснив, наконец, все,  что  удалось,  я  подошел  к  телефону,  снял
трубку,  набрал  номер  и  назвал  пароль.  Сообщив,  что   взял   мелкого
распространителя, я попросил прислать такси, а не  полицейскую  машину.  У
меня были на то основания.
     Парень,  слышавший  мой  разговор  с  полицией,  посерел  от  страха.
Оказывается, он таки дал маху! Можно продать одну шайку другой, хотя это и
опасно, но это было бы не так опасно, как  сейчас,  когда  он  понял,  что
продал своего босса полиции.
     - Слушай меня. В полиции будешь говорить то, что хочешь. Лучше всего,
если пока что имени босса не назовешь. Понимаешь меня?
     Нет, он не понимал.
     - Меня мало волнуют твои вонючие тайны, и  я  не  сомневаюсь,  что  с
твоей шайкой разберутся местные власти. Ты знаешь, кто жил в этой квартире
и где сейчас этот человек?
     Он не знал. Может быть, знает его босс?  Да,  Умберто  должен  знать,
ведь это он организовал эту  хазу,  этот  притон,  эту  малину.  Так  вот,
втолковывал я дебилу, только это меня и интересует.
     Итак, узнал я мало.  Но  ниточка,  пусть  пока  не  очень  крепкая  и
неизвестно еще куда ведущая, все-таки появилась.

                                  * * *

     Умберто оказался жирным молодым человеком. Как я прикинул,  он  тянул
на 115-120 килограммов. Полчаса  работы  в  компьютерной  картотеке  перед
визитом к нему дали  немного,  но  достаточно:  спекуляция,  не  судим  по
молодости лет, свидетель  по  делу  о  распространении  порнопродукции.  К
наркотикам, судя по картотеке, прежде отношения не имел. Среди его  родных
и друзей, значившихся в картотеке, я выбрал первую  попавшуюся  фамилию  и
начал разговор с Умберто, сославшись на некоего Джузеппе  Локарини.  Он-де
рекомендовал к нему обратиться, потому  что  именно  Умберто  мог  бы  мне
помочь...
     Жирный ассистент сразу  насторожился,  услышав  про  Джузеппе,  потом
внезапно сделался любезен и, сопя, предложил поговорить у него в кабинете.
Кабинет оказался оклеен кинообоями: это была реклама "XXI века". Мельком я
подумал,  что  эта  знаменитая  кинофирма,  полмира   наводнившая   своими
боевиками, фантастически продуктивная, ставшая  притчей  во  языцех  из-за
еженедельно выпускаемых боевиков, в последние  год-полтора  резко  сбавила
активность. Видимо, период процветания у нее кончился,  чего  нельзя  было
сказать о младшем ассистенте Умберто Лаччини: как-то сразу  было  понятно,
что у него все в порядке.
     - Так что вам советовал  Джузеппе?  -  поинтересовался,  с  прищуром,
ассистент Лаччини и рухнул в кресло.
     - Мне нужно найти хорошую работу, - сказал я. - Я очень  талантливый,
могу играть в эпизодах. Могу, если надо, бегать за  водкой.  Джузеппе  мне
сказал:  Умберто,  говорит,  такой   парень,   что   с   ним   вы   всегда
договоритесь...
     - Давайте ближе к делу, - сказал Умберто, скверно улыбаясь.  Он  снял
трубку телефона и снова ее положил, ничего не сказав и не  набрав  номера,
однако в кабинет через полминуты вошли двое парней, наподобие того, с  кем
я уже познакомился давеча.
     - Давайте ближе к делу... И сразу покончим с Джузеппе:  он  давно  в.
тюрьме, я ничего не хочу о нем знать, а он вообще ничего обо мне не знает.
     - Зато я знаю, - сказал я нагло и тоже развалился  в  кресле,  однако
так, чтобы можно было легко принять любую позу. Я уже  видел,  как  пойдет
дело дальше, и меня это устраивало. - Зато я, Умберто, много чего  о  тебе
знаю, и об этом мы сейчас с тобой и поговорим...
     - Да кто ты такой?! - заревел Умберто.
     - Сейчас ты узнаешь, - заверил  я,  -  вот  только  выкину  вон  этих
олигофренов...
     После этого последовал показательный бой,  в  который  Умберто  и  не
подумал  встревать.   Он   поглядел,   с   прищуром,   держась   за   узел
полуразвязанного галстука, как оба его телохранителя кинулись одновременно
и оба попались: один на переворот книзу и другой -  на  простейший  прямой
правой. После этого я взял одного за штаны,  открыл  им  дверь  и  выкинул
наружу, второй, шатаясь, вышел сам.
     Затем я запер двери, снова уселся в кресло и сказал:
     - Ну как, теперь мы познакомились?
     Силу он уважал. И понял, что  за  мной  не  только  владение  каратэ.
Поэтому разговор действительно пошел деловой. Я обрисовал ему перспективы.
Перспективы  были  неважные  в  связи  со   всеобщим   ужесточением   мер,
направленных  против  распространения  наркотиков.  Умберто  Лаччини   вел
рискованную игру и сообразил, что отвертеться не удастся.
     Он зажег сигарету, ломая спички, потом бросил сигарету в  пепельницу,
вынул обширный цветастый платок и принялся вытирать  шею  и  жирный  белый
подбородок. Потом хмуро спросил, к чему этот  шантаж  и  чего  я  все-таки
хочу. Я объяснил, чего хочу. Мне нужно найти  человека  по  имени  Аугусто
Арренио Мендес, он же Гонсалес, в квартире которого он,  Умберто,  устроил
притон, приносящий ему, Умберто, хороший доход.  Умберто  поинтересовался,
отчего я не справлюсь о Гонсалесе в адресном  бюро,  после  чего  я  молча
встал и треснул его по зубам.
     Вот это мне в моей профессии удовольствия не приносило.
     Только что я  ощущал  вполне  здоровый  азарт,  выбрасывая  вон  двух
здоровенных дебилов. Накануне, выбив плечевой сустав давешнему  знакомому,
я не испытывал никаких неприятных чувств и сомнений. Но вот дать по  зубам
человеку, который не нападает на тебя с ножом, а сидит себе  и  просто  не
хочет отвечать на вопросы, мне представляется неприятным. Однако так  меня
учили в Интерполе, и я понимал, что иной раз - увы!  -  можно  действовать
только подобным образом.
     Теперь Умберто унимал платком кровь.  Унял,  отнял  платок  ото  рта,
озабоченно осмотрел потери в  карманное  зеркальце,  спрятал  зеркальце  и
сказал, слегка потеряв в дикции:
     - Ладно. Это лишнее. Пожалуй, если я буду молчать об этом Мендесе, вы
мне пришьете еще и его убийство. Но я не знаю, кто он такой на самом  деле
и где сейчас. Он сценарист... В основном, сценарии военных фильмов, вторая
мировая, Корея, Вьетнам, Афганистан...  Без  всякой  политики  -  сплошное
действие... Знаю, что он как-то связан с этим делом в ИАВ. Но я не имею  к
Мендесу никакого отношения, клянусь матерью, и в первый раз слышу,  что  у
него такой псевдоним - Гонсалес.
     После этого он поинтересовался, осторожно так поинтересовался, что  я
могу ему гарантировать, и я понял, что Умберто может сказать  что-то  еще,
но хочет со мной договориться. Врать я ему не стал и объяснил, что от меня
он может ожидать единственной поблажки: вместо того,  чтобы  сейчас  взять
его в наручники (я вынул их и  показал  Умберто),  я  могу  разрешить  ему
явиться  в  участок  самостоятельно.  Скучным  голосом   я   рассказал   о
действующем временном постановлении, в котором объявлялась полная амнистия
раскаявшимся  преступникам,   добровольно   отказавшимся   от   дальнейших
незаконных действий. При этом можно было не раскрывать всех своих  связей:
главное было в том, чтобы действительно выйти из игры. Эта  статья  давала
возможность многим и многим  мелким  сошкам  мафии  порвать  с  незаконной
деятельностью, не  навлекая  на  себя  обязательной  мести.  Правда,  если
раскаявшийся  бывал  потом  замечен  полицией  вновь,  наказание   скачком
ужесточалось.
     Умберто криво усмехнулся,  выслушав  мою  речь.  Он  хотел,  конечно,
другого: продать  мне  какую-то  информацию  подороже.  Продать  за  право
продолжать свой промысел. Увы, этого я позволить не  мог.  Пауза  тянулась
довольно долго, потом я встал, снова вынул позвякивающие стальные  колечки
и обыденно сказал:
     - Ладно, Умберто, поехали...
     Ох, не хотелось Умберто менять кресло на нары.
     - Хорошо, - сказал он, - я  сделаю  так,  как  вы  мне  посоветовали.
Скажу, что знаю, но это  очень  немного.  О  каком-то  деле,  связанном  с
Институтом времени, я услышал совершенно случайно. В нем участвует... -  И
он назвал фамилию довольно известного в кинематографическом мире человека,
крупного продюсера, одного из тех, кто стоял у  начала  взлета  киностудии
"XXI век". В дальнейшем Умберто именовал его по инициалам - К. П.  Аугусто
Мендес, как один из ведущих сценаристов,  постоянно  бывал  у  него,  пока
однажды К. П., у которого Лаччини был в фаворе, не сказал,  что  ассистент
может пользоваться квартирой Мендеса, как своей. А сам Мендес исчез.
     Говоря о деле, связанном с ИАВ, Умберто ничего не знал о его сути,  и
я понял, что тут он не врет. Ниточка не  оборвалась,  но  вдруг  снова  на
горизонте дела замаячил ИАВ. Как поступить? Несколько секунд я  размышлял.
Потом решил, что Умберто надо дожать.
     Он безо всякого энтузиазма услышал от меня, что именно ему необходимо
сделать и чем скорее, тем лучше. Однако выбор у него был скудный.


                                    5

     Шеф выслушал утром мой  доклад  в  полном  молчании,  и  нельзя  было
понять,  дурака  ли  я  валяю,  по  его  мнению,  или  веду  расследование
нормально, с надеждой на успех.
     - Версии? - потребовал он после изложения всех имевших место событий.
Версий у меня была всего одна, но ослепительная.
     Под делом ИАВ, как я полагал,  имел  место  план  внедрения  в  отряд
темпонавтов человека, и не кого-нибудь, а именно - Аугусто Арренио Мендеса
(он же - Гонсалес), который  в  прошлом  осуществит  диктаторский  вариант
развития. Я чувствовал, что нахожусь в определенной степени  под  влиянием
книги самого Гонсалеса, однако считал, что  вещи  это  взаимосвязанные.  В
сущности, в книге "Десант из прошлого" можно было  выделить  три  момента.
Первое:  осуществление  проекта  "Критерий  истины".  Второе:   подготовка
фашистского путча, с помощью выходцев из  прошлого,  в  сегодняшнем  мире.
Третье: заброска в прошлое человека,  связанного  с  миром  "бывших",  чьи
помыслы,  за  неимением  реальной  возможности  изменить  расстановку  сил
сегодня, направлены на то, чтобы создать по своему вкусу иной мир. К  этой
вот, третьей версии,  я  и  склонялся,  так  как  находил  ее  единственно
реальной. Профессор Леонард Компотов, как я  понял,  свихнулся  на  первом
варианте. Второй, то есть подготовку фашистского  путча  в  настоящем,  не
считали реальным ни я, ни уважаемый Леонард Гаврилович.
     Шеф, однако, заинтересовался именно вторым вариантом. Он при мне,  не
пользуясь услугами Ханнелоры, позвонил по особому каналу начальнику отдела
безопасности ИАВ и попросил у него сделать копию книги  Гонсалеса,  причем
особо срочно. Потом он поинтересовался,  что  я  собираюсь  предпринять  в
дальнейшем. Он произнес это с такой странной интонацией, будто  главное  в
деле Гонсалеса было ему уже понятно и он сам брался за дальнейшее,  а  что
уж там затевал я, дело второе.
     Я сказал, что поручил Умберто собрать компрометирующие сведения о  К.
П. Если таковые окажутся, на него можно  будет  оказать  давление  с  тем,
чтобы продолжить разматывание цепочки,  ведущей  к  Институту  архитектуры
времени.
     - Деятель! - сказал шеф, усмехнувшись. -  Продолжай.  Но  учти:  твоя
версия не имеет под собой никаких оснований. Сдается мне, что здесь зарыта
иная собака. Главное - найти  группу  похитителей  книги  Гонсалеса.  Если
повезет, то не помешает встретиться, конечно, и с автором...
     - Мне что, запрещается интересоваться делом ИАВ?
     - Да нет там наверняка никакого дела,  -  равнодушно  сказал  шеф.  -
Политэкономию надо было изучать получше. Вся твоя версия  основывается  на
том, что сильная, обладающая большими возможностями  организация  "бывших"
все свои помыслы устремила в прошлое, чтобы  заслать  куда-то  там  своего
человека. Между прочим, для того, чтобы проникнуть  в  отряд  темпонавтов,
нужны очень и очень значительные усилия, в этом будь  уверен.  И  что  это
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама