Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Евгений Панаско Весь текст 239.05 Kb

Десант из прошлого

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 21
содержатся более-менее оригинальные идеи, в том числе и в минус-вариантах.
Так что тема проникновения в ИАВ злодея,  преступника,  авантюриста  давно
отработана и продолжает пополняться. Открытия вы не сделали... Заметьте, -
Димчев  подался  вперед,  -  по  каждому  оригинальному  варианту  у   нас
происходит  закрытое  обсуждение...  И  были  случаи,  когда   принимались
дополнительные меры для того,  чтобы  придуманное  не  могло  произойти  в
действительности.
     Он побарабанил пальцами по столу.
     - А вообще я вас понимаю: ведь вы услышали, что есть некое дело  ИАВ.
Не знаю, не знаю, что бы это могло означать... Скорее всего,  ничего.  Это
какой-то блеф. Хочу вам сообщить для сведения, что кандидатуры темпонавтов
в конечном итоге утверждаются тайным голосованием при специальном комитете
ООН. Без утверждения на этом уровне не  может  быть  осуществлен  ни  один
запуск. - Он улыбнулся. - Кстати,  без  соответствующей  процедуры  он  не
может быть и отменен.
     Остаток дня я провел в библиотеке ИАВ. Зайдя в очередной тупик  своей
расследовательской  деятельности,  я  решил  познакомиться   конкретно   с
некоторыми  осуществленными  программами.  Любезное  содействие   в   этом
знакомстве оказывала мне старший библиотекарь Танечка,  хотя,  разумеется,
этот факт к делу не относится...
     Проект "Чугунка", 1769 год, Россия. Темпонавты Иван  Савельев,  Денис
Железняк. Дата запуска: 16 декабря 2028  года.  Тема:  "Кристаллизационная
прогрессизация концентрического типа с железной дорогой в качестве ядра".
     Значило это следующее. Эти двое отправились в прошлое для того, чтобы
досрочно построить железные дороги. Но  железные  дороги  в  этом  проекте
означали, конечно, не просто пути сообщения. Чтобы начали  ходить  поезда,
нужно было построить насыпи, изготовить  шпалы,  сварить  чугун  и  сталь,
построить прокатные станы и  паровозостроительные  предприятия.  С  каждым
годом  это  дело  должно  было  вовлечь  все  больше  и  больше   отраслей
промышленности, все больше и больше людей...
     Эти люди становились строителями, металлургами, железнодорожниками  и
так далее. Но главное,  они  становились  рабочими  будущего.  Потому  что
главной задачей  проекта  было  вовсе  не  желание  убыстрить  технический
прогресс, подарив человечеству  паровоз  на  столетие  раньше.  Главное  в
проекте были сами люди, подготовка и  воспитание  кадров.  И  этой  задаче
служило все: и знания, и техника, и экономика, и политика. Не за год и  не
за десять лет, но управление путей сообщения, создаваемое в  монархической
России, должно было разрастись до той степени,  чтобы  стать  своего  рода
государством в государстве. Железная дорога начинала влиять и на  сельское
хозяйство, откупая прилегающие к ней земли вместе с  крестьянами  и  давая
им, вместе с волею, новые сорта семян  и  агротехнику.  За  три  поколения
должно   было   появиться   невиданное   единство   рабочих,   технической
интеллигенции, крестьянства. Экономика железных дорог становилась  сильнее
экономики всей  феодальной  России.  Старые  институты  власти  постепенно
теряли значение. В стране складывалось два  уклада  жизни.  И  побеждал  -
новый. Из  будущего  принесенный,  как  благо,  детьми  -  родителям.  Как
сыновний долг. Как благодарная память потомков, которых и в том, первичном
мире, не было бы, не будь здесь, в  восемнадцатом  веке,  этих  мужиков  и
девок, и барынь, и генералов, и Ломоносова, и Радищева...
     В  сущности,   должна   была   произойти   революция,   но   не   как
мучительнокровавая страница истории, а как пробуждение  спавшего  гиганта,
легко отряхивающего с себя прелую листву, травинки, приставшую солому... И
тронуть веки спящего, раскрыть ему глаза, помочь подняться должны были эти
двое - Иван Савельев и Денис Железняк. А дальше - уже без  них!  -  пойдет
богатырь по земле-красавице, и разбудит других спящих,  и,  как  взрослый,
разнимет дерущихся детей, и утрет им сопли, и терпеливо расскажет им  все,
и покажет, где восходит солнце...
     А вот та же тема:  "Кристаллизационная  прогрессизация  конвективного
типа", но уже "с армией и флотом  в  качестве  ядра".  1815  год.  Россия.
Имена, дата запуска.
     Это была  такая  же  захватывающая  картина  -  разрастание  армии  в
государстве. Двадцать пять лет рекрутчины заменялись годами  ковки  нового
человека. Часть этих людей возвращалась к родным домам, заряженная идеями,
умением, волей к новой жизни, другие оставались солдатами, инструкторами -
ядром кристаллизации...
     Я полистал несколько толстенных томов с нарочито сухими названиями. В
них  были  заключены  не  только  идеи.  Это  были  подробнейшим   образом
расписанные планы работы - планы, рассчитанные  на  пятьдесят,  на  сто  и
двести лет! Пятьдесят лет,  как  правило,  темпонавт  рассчитывал  активно
работать сам, но главным для него было - готовить последователей.  В  этих
томах давались  ссылки  на  технологические  инструкции,  чертежи  и  тому
подобное, что должно было составить значительный объем даже в микрофишах.
     Но основное было - политика. Громадный и кровавый  исторический  опыт
Земли-1 обретал сугубо практический смысл и был обращен в проектах к одной
цели - не дать разгореться конфликтам. Уберечь народы от войн,  внешних  и
внутренних. Сохранить генофонд, интеллект, культуру. Спасти людей.  Спасти
человека.
     И каждый проект, конечно, разрабатывался темпонавтом не в одиночку  -
самостоятельной была, как правило, только идея воздействия на прогресс или
же обоснование конкретной временной точки ее приложения. Целые  институты,
огромные лаборатории, которые находились тут  же,  на  территории  городка
ИАВ, работали на темпонавтику. Многие их разработки находили применение  и
в настоящем. С огромным удивлением я узнал, например, что часть простых  и
безотказных  вещей,   окружающих   нас,   родилась   здесь,   в   ИАВ,   и
предназначалась   первоначально   для   обеспечения   того    или    иного
хроноархитектурного проекта. В особенности это касалось ряда  экологически
абсолютно чистых производств.
     Не все проекты были  радикальными.  Некоторые  носили  чисто  научный
характер,  как  уже  известный  мне  "Летописец".  Однако  каждый   проект
защищался. И каждый проект, даже не предусматривающий прогрессизации,  был
расписан подробнейшим образом. Это были планы  жизни  тех  людей,  которые
уходили из настоящего. Воспоминанием, мифом становились для них XXI век  и
все их близкие, комиссия ООН и защита проекта... Они уходили в  прошлое  и
оставались с ним один на один. И всей Земли, со всем ее могуществом,  было
недостаточно для того, чтобы прийти к  ним  на  помощь,  если  бы  в  этом
возникла необходимость. И как бы  ни  хотелось  им  доложить  об  успешном
выполнении задания, как бы ни хотелось матери-Земле узнать хоть  что-то  о
своих посланцах - этого не было дано. Они уходили, а Земля  оставалась.  И
было в этом что-то невыносимо тягостное и неизбежное одновременно.
     Просмотрев книги о нескольких осуществленных и  планируемых  реальных
программах, я ознакомился затем с беллетристикой -  несколькими  десятками
плюс- и минус-вариантов,  по  кратким  аннотациям,  разумеется.  Здесь,  в
библиотеке ИАВ, можно было просмотреть видеокартотеку кино- и  телефильмов
на ту же хроноархитектурную тему.
     В кино и литературе  авторы  тоже  были  и  за,  и  против,  и  здесь
сталкивались мнения, кто-то размышлял серьезно, другой забавлялся,  третий
витийствовал, четвертый нагромождал ужасы.
     Я  понял,  что  сегодня  решения  этой  проблемы  нет.  Что  будут  и
сторонники темпонавтики, и  ее  противники.  Всегда  будут  люди,  которые
захотят ценой собственной жизни, ценой потери всего им дорогого и близкого
улучшить жизнь тысяч и  тысяч,  миллионов  других  людей,  двойников  тех,
которые на Земле-1 уже погибли от голода и невежества, от  слабости  и  от
недостатка доброты. Там, на Земле-2, не будет воскрешения тех,  кто  давно
уже сгнил в сегодняшнем теле Земли,  и  пророс  в  нем  вековыми  стволами
деревьев, и вновь лег перегноем в благодатный почвенный  слой.  Там  будут
другие - и все-таки -  те  же,  для  которых  вдруг  гораздо  раньше,  чем
позволено  было  бы  слепой  и  равнодушной  историей,   воссияет   солнце
справедливости, солнце счастья, солнце жизни.
     Но всегда будут и те, кто скажет:  человечеству  доверять  можно,  но
можно ли - одному человеку? Ведь мораль века, человечность,  добро  -  все
имеет смысл и значение  до  тех  пор,  пока  человек  не  останется  один.
Ответственность человек несет не перед самим  собой,  он  несет  ее  перед
обществом. Если ты остаешься один на необитаемом острове без всяких надежд
на спасение, тебе не перед кем нести ответственности.  Для  тебя  исчезает
мораль и все, что с ней связано. А разве не то же самое происходит,  когда
человек уходит в прошлое, уходит в другой мир? Он робинзон, лишенный  даже
надежд на спасение, и ему не перед кем нести ответственность. И то, другое
человечество,  не  станет  ли  оно  для  него  лишь  предметом  изощренных
экспериментов?
     И если реальный Селас Гон уйдет в прошлое, то каким он  его  сделает?
Нет, нам не может быть это все равно.
     В  эту  ночь  мне  снился  вакуум.  Я  видел,  я  ощущал  и   понимал
непостижимый  смысл  квантово-матричной  структуры  времени,   и   силился
проснуться, чтобы тотчас немедленно кому-то рассказать о сути увиденного -
чудовищно сложной и  одновременно  гениально  простой;  но  проснуться  не
удавалось, цветные струи сна обволакивали меня; я был  словно  в  тяжелой,
светящейся толще изумительно прозрачной воды, и в ней беззвучно возникали,
как пузырьки воздуха - вселенные, из ничего, из вакуума -  и  стремительно
росли, вспухали и вдруг исчезали - иные бесследно, как  бы  растворяясь  в
тяжелой мертвой толще, а некоторые - оставив  после  себя  рой  мельчайших
пузырьков,  в  свою  очередь  растущих,  вспухающих  и  растворяющихся,  и
схлопывающихся.
     Мне так все это было ясно, и  надо  было  проснуться,  но  чтобы  это
сделать, надо было выплыть  из  окружавшей  меня  толщи  тяжелой,  чистой,
мертвой воды, но толща эта была всюду, ей не было ни конца ни  края,  и  в
ней не существовало ни вещества, ни времени, ни жизни  -  то  и  другое  и
третье было там, где роились пузырьки вселенных: только в них  шло  время,
творилось  вещество,  в  них  вспыхивали  и  гасли   звезды,   разбегались
галактики, только в них были жизнь и разум, и любовь, и долг...
     Я понимал во сне, что нет в то  же  время  ни  этой  толщи  воды,  ни
пузырьков, что рождающиеся и умирающие вселенные находятся не рядом друг с
другом, а скорее друг в друге, что  они  просто  несоизмеримы  -  и  новая
вселенная может оказаться точкой внутри другой, и нельзя при этом сказать,
которая из этих вселенных больше или меньше, или которая из них  заключает
в себе другую, в которой из них время идет быстрее или  медленнее,  чем  в
другой. Но от некоторых вселенных -  как  и  все,  исчезавших,  как  будто
рассасывавшихся в  жуткой,  неподвижной,  вневременной  толще  вакуума,  -
рассыпалась мелкая дробь новых пузырьков, другие же исчезали совсем.  Одни
оставляли после себя жизнь, другие,  рожденные  непостижимой  флуктуацией,
виртуальным дрожанием вещества, вновь обращались в вакуум, - бесследно.
     Нет, я не мог вспомнить ничего о великом смысле увиденного,  все  мое
ясновидение ушло вместе со  сном,  и  я  испытал  от  этого,  проснувшись,
быстротечную, но глубокую горечь.
     Следом, ни на чем  особо  не  основанное,  пришло  убеждение,  что  в
прошлое уйдет Гонсалес - сам автор книги, дело о таинственном исчезновении
которой я расследую.


                                    6

     Умберто встретил меня до крайности оживленный. Пока мы шли  с  ним  в
его оклеенный кинообоями кабинет, он грубо острил,  хохотал  и  кривлялся.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама