Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Набоков Вл. Весь текст 730.48 Kb

Лолита

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 63
новые расписные окна в нашей церкви), да, в это воскресенье, так
недавно, когда я спросила Господа Бога, что мне делать, мне было
сказано поступить так,  как поступаю теперь. Другого исхода нет.
Я  люблю  вас  с первой минуты,  как увидела вас.  Я страстная и
одинокая женщина, и вы любовь моей жизни.
   А теперь,  мой  дорогой,  мой самый дорогой,  mon cher,  cher
Monsieur,  вы это прочли;  вы теперь знаете. Посему попрошу вас,
пожалуйста,   немедленно   уложить   вещи   и  отбыть.  Это  вам
приказывает  квартирная  хозяйка.  Уезжайте!  Вон!  Departez!  Я
вернусь к вечеру, если буду делать восемьдесят миль в час туда и
обратно - без крушения (впрочем, кому какое дело?) и не хочу вас
застать.  Пожалуйста,  пожалуйста,  уезжайте тотчас,  теперь жe,
даже  не  читайте  этой  смешной  записки  до  конца.  Уезжайте.
Прощайте.
   Положение, mon cheri, чрезвычайно простое. Разумеется, я знаю
с  абсолютной  несомненностью,  что  я  для вас не значу ничего,
ровно ничего.  О да,  вы обожаете болтать со мной (и шутить надо
мною, бедной); вы полюбили наш гостеприимный дом, мне нравящиеся
книги, мой чудный сад и даже проказы моей шумной дочки; но я для
вас - ничто. Так? Так. Совершенное ничто. Но, если, по прочтении
моего "признания",  вы  решили  бы,  как  европеец  и  сумрачный
романтик,  что  я достаточно привлекательна для того,  чтобы вам
воспользоваться моим письмом  и  завязать  со  мной  "интрижку",
тогда  знайте,  это  будет  преступно - преступнее,  чем было бы
насилие над похищенным ребенком.  Видите ли, любимый, если бы вы
решили остаться,  если бы я вас застала тут (чего,  конечно,  не
случится,  и потому могу так фантазировать),  самый факт  вашего
оставания  мог бы быть истолкован только в одном смысле:  что вы
для меня хотите стать тем  же,  чем  я  хочу  стать  для  вас  -
спутником  жизни - и что вы готовы соединить навсегда свою жизнь
с моей и быть отцом моей девочки.
   Позвольте мне  еще чуточку побредить и побродить мыслью,  мой
драгоценнейший;  ведь я знаю, вы уже разорвали это письмо, и его
куски  (неразборчиво)  в водоворот клозета.  Мой драгоценнейший,
mon tres,  tres cher какую гору любви я  воздвигла  для  тебя  в
течение этого магического июня месяца!  Знаю,  как вы сдержанны,
как много в вас "британского".  Возможно, что вашу старосветскую
замкнутость,  ваше  чувство  приличия,  покоробит прямота бедной
американочки!  Вы,  который скрываете  ваши  сильнейшие  порывы,
должны почесть меня бесстыдной дурочкой за то, что раскрываю так
широко свое несчастное раненое сердце.  В былые годы я  испытала
не  мало  разочарований.  Мистер  Гейз  был  прекрасный человек,
надежный и цельный, но, увы, он был на двадцать лет старше меня,
так что - но не будем сплетничать о прошлом.  Мой дорогой,  твое
любопытство  должно  быть  полностью  удовлетворено,   если   ты
пренебрег  моею просьбой и дочитал это письмо до горького конца.
Впрочем,  это неважно.  Уничтожь  его  -  и  уезжай.  Не  забудь
оставить ключи у себя на столе. И хоть какой-нибудь адрес, чтобы
я  могла  вернуть  двенадцать  долларов,  заплаченные  тобой  за
остаток месяца.  Прощай,  дорогой мой.  Молись за меня - если ты
когданибудь молишься".
                                                            Ш.Г.

   Вышеприведенное - это то,  что помню из письма, и помню я это
дословно (включая  исковерканные  французские  термины).  Письмо
было по крайней мере вдвое длиннее.  Я выпустил лирическое место
- которое я тогда более или менее проскочил - относительно брата
Лолиты,  умершего  двух  лет отроду,  когда ей было четыре года:
высказывалось предположение,  что я очень бы его полюбил. Что же
еще  там  было,  дайте  вспомнить.  Да.  Допускаю,  что слова "в
водоворот клозета"  (куда  письмо  в  самом  деле  ушло)  -  мой
собственный  прозаический  вклад.  Она,  вероятно,  умоляла меня
раздуть какой-нибудь специальный огонь для сожжения ее послания.
   Отвращение -  вот  было первое мое чувство в ответ,  и к нему
присоединилось желание смыться.  За этим последовало нечто вроде
ощущения спокойной дружеской руки,  опустившейся ко мне на плечо
и приглашающей  меня  не  спешить.  Я  послушался.  Я  вышел  из
оцепенения  и  увидел,  что  все  еще нахожусь в комнате Лолиты.
Реклама во всю страницу,  вырванная ею из глянцевитого  журнала,
была  приколота  к стене над постелью,  между мордой исполнителя
задушевных песенок и длинными  ресницами  киноактрисы.  На  этом
цветном  снимке  изображен  был  темноволосый  молодой  муж.  Во
взгляде  его  ирландских  глаз  было  что-то   изможденное.   Он
"моделировал"  халат  (такого-то "дома") и держал перед собой за
оба  конца  мостоподобный  поднос  (другой  фирмы)  с   утренним
завтраком  на  две  персоны.  Надпись  взята  была из церковного
гимна,  сочиненного священником Томасом Мореллем:  "Вот идет он,
геройпобедитель".   Следовало,  по-видимому,  предположить,  что
основательно побежденная новобрачная (не показанная  на  снимке)
сидела  среди подушек двуспальной постели,  готовая принять свой
конец подноса,  но каким образом ее постельный партнер  подлезет
сам к ней под этот мост без катастрофы, оставалось неясным. Рука
Лолиты провела шуточную  стрелку  по  направлению  опустошенного
молодого   супруга   и   приписала   большими  буквами:  "Г.Г.";
действительно,  несмотря  на  небольшую  разницу   в   возрасте,
сходство было  поразительным.  Под  этой картинкой была другая -
тоже цветная фотография. На ней известный драматург самозабвенно
затягивался   папиросой   "Дромадер".   Он,  мол,  всегда  курил
"дромки".  Он лишь слегка походил  лицом  на  Г.  Г.  Ниже  была
Лолитина девственная постель,  усеянная лубочными журнальчиками.
Эмаль сошла там  и  сям  с  железных  штанг  изголовья,  оставив
кругловатые  проплешины  на  белом фоне.  Убедившись в том,  что
Луиза ушла восвояси,  я забрался  в  постель  Лолиты  и  перечел
письмо.

     17

   Господа присяжные!   Не   могу   поклясться,   что  некоторые
действия,  относившиеся так сказать - простите за выражение - до
синицы  в  руке,  не  представлялись  и  прежде  моему рассудку.
Рассудок не удержал их в какой-либо логической форме. Но не могу
поклясться,  повторяю, что я этих представлений не ласкал бывало
(если позволите употребить и такое выражение) в тумане мечтаний,
в темноте наваждения. Были случаи, не могли не быть случаи (я-то
хорошо Гумберта  знаю!),  когда  я  как  бы  вчуже  рассматривал
возникавшую  идею жениться на перезрелой вдовушке - (скажем,  на
Шарлотте Гейз),  а именно на такой,  у которой не оставалось  бы
никакой  родни  во  всем мире,  широком,  сером - с единственной
целью забрать ее маленькую дочь (Ло, Лолу, Лолиту). Я даже готов
сказать  моим истязателям,  что может быть,  иной раз я и бросил
холодный взгляд оценщика на  коралловые  губы  Шарлотты,  на  ее
бронзоватые  волосы  и  преувеличенное декольте,  смутно пытаясь
вместить ее в раму правдоподобной грезы. Делаю это признанье под
пыткой:  может  быть пыткой воображаемой - но тем более ужасной.
Хотелось бы сделать тут отступление и рассказать вам подробнее о
pavor  nocturnus  который меня отвратительно терзал и терзает по
ночам,  когда   застревает   в   мозгу   случайный   термин   из
безпорядочного  чтения моего отрочества - например,  peine forte
et dure (какой гений застенка придумал  это!)  -  или  страшные,
таинственные, вкрадчивые слова "травма", "травматический факт" и
"фрамуга".  Впрочем,  моя  повесть  достаточно  корява   и   без
отступлений.
   Уничтожив письмо и вернувшись к себе в комнату,  я  некоторое
время   размышлял,  ерошил  себе  волосы,  дефилировал  в  своем
фиолетовом халате,  стонал сквозь стиснутые зубы - и внезапно...
Внезапно,  господа  присяжные,  я  почуял,  что сквозь самую эту
гримасу,  искажавшую мне рот, усмешечка из Достоевского брезжит,
как  далекая  и  ужасная  заря.  В  новых  условиях улучшившейся
видимости я стал представлять себе все те ласки, которыми походя
мог  бы  осыпать  Лолиту  муж ее матери.  Мне бы удалось всласть
прижаться к ней раза три в день - каждый день. Испарились бы все
мои заботы. Я стал бы здоровым человеком.

               "Легко и осторожно на коленях
               Тебя держать и поцелуй отцовский
               На нежной щечке запечатлевать"

- как когда-то сказал английский поэт. О начитанный Гумберт!
   Затем, со всевозможными предосторожностями,  двигаясь как  бы
на  мысленных цыпочках,  я вообразил Шарлотту как подругу жизни.
Неужели я не смог бы заставить себя подать  ей  в  постель  этот
экономно  разрезанный на две порции помплимус,  этот бессахарный
брекфаст?
   Гумберт Гумберт,  обливаясь  потом  в луче безжалостно белого
света  и  подвергаясь  окрикам  и  пинкам   обливающихся   потом
полицейских, готов теперь еще кое-что "показать" (quel mot!), по
мере того как он выворачивает наизнанку совесть  и  выдирает  из
нее сокровеннейшую подкладку. Я не для того намеревался жениться
на бедной Шарлотте,  чтобы уничтожить  ее  каким-нибудь  пошлым,
гнусным  и  рискованным способом,  как,  например,  убийство при
помощи   пяти   сулемовых   таблеток,   растворенных   в   рюмке
предобеденного  хереса  или  чего-либо  в  этом роде;  но в моем
гулком и мутном мозгу все же  позвякивала  мысль,  состоявшая  в
тонком  родстве  с  фармацевтикой.  Почему ограничивать себя тем
скромно прикрытым   наслаждением,   которое   я   уже    однажды
испробовал?  Передо  мной другие образы любострастия выходили на
сцену,  покачиваясь и улыбаясь.  Я  видел  себя  дающим  сильное
снотворное  средство  и  матери и дочери одновременно,  для того
чтобы ласкать вторую всю ночь безвозбранно.  Дом полнился храпом
Шарлотты,  Лолита  едва  дышала во сне,  неподвижная,  как будто
написанный маслом портрет отроковицы.  "Мама, клянусь, что Кенни
ко мне никогда не притронулся!" "Ты или лжешь,  Долорес, или это
был ночной оборотень".  Впрочем,  я постарался бы не  обрюхатить
малютки.
   Так Гумберт Выворотень грезил и волхвовал  -  и  алое  солнце
желания  и  решимости  (из  этих  двух  и  создается живой мир!)
поднималось все выше,  между тем как  на  чередующихся  балконах
чередующиеся сибариты поднимали бокал за прошлые и будущие ночи.
Затем,  говоря метафорически,  я разбил бокал вдребезги и  смело
представил  себе (ибо к тому времени я был пьян от видений и уже
недооценивал природной своей кротости), как постепенно я перейду
на  шантаж  - о,  совсем легкий,  дымчатый шантажик - и заставлю
большую Гейзиху позволить мне общаться  с  маленькой,  пригрозив
бедной обожающей меня даме,  что брошу ее, коли она запретит мне
играть  с  моей  законной  падчерицей.  Словом,   перед   этакой
сенсационной  офертой (как выражаются коммерсанты),  перед столь
широкими и разнообразными перспективами я был податлив, как Адам
при предварительном просмотре малоазиатской истории,  заснятой в
виде миража в известном плодовом саду.
   А теперь запишите следующее важное замечание:  художественной
стороне своей натуры я дал заслонить мою коренную  порядочность.
Тем большего усилия воли мне потребовалось, чтобы в сих записках
настроить их слог на хамский лад того дневника,  который  я  вел
еще  во  дни,  когда  госпожа  Гейз  была  для  меня  всего лишь
препятствием.  Этого дневника уже не существует;  но я почел  за
долг   перед  искусством  сохранить  его  интонации,  какими  бы
фальшивыми и брутальными они ни казались мне теперь.  К счастью,
мой рассказ  достиг  теперь  того  пункта,  где я могу перестать
поносить бедную Шарлотту ради ретроспективной правды.
   Желая избавить  бедную Шарлотту от двух-трех часов сердечного
замирания на извилистой дороге  (и  предотвратить,  быть  может,
автомобильное столкновение, которое бы разбило нашу неодинаковую
мечту),  я очень предупредительно, но безуспешно попытался с нею
снестись по телефону:  позвонил в лагерь "Ку", но оказалось, что
она вот уже час как выехала.  Попав  вместо  нее  на  Лолиту,  я
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 63
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (9)

Реклама