Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Сергей Михайлов Весь текст 277.22 Kb

Стрела архата

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
профессора Красницкого на экспертизу. Потом он вызвал двух своих
помощников и дал им следующее задание: найти машиниста, который вел
поезд с предполагаемым преступником нынешней ночью (неизвестный,
звонивший утром, сообщил точное время следования электропоезда через
станцию Снегири) и подробно разузнать у него, что он видел или слышал
об интересующем их лице; далее, найти, если удастся, пассажиров с того
поезда и переговорить с ними, а также со всеми, кто так или иначе мог
оказаться случайным свидетелем. По поводу пассажиров оба помощника
выразили некоторые сомнения, что, мол, где ж их теперь разыщешь, но
следователь Щеглов обжег их таким грозным взглядом, что они тут же
решили сами дать, если потребуется, любые свидетельские показания,
какие нужны будут их шефу.
     К трем часам пополудни оба сыщика вернулись с ворохом свежей
информации. Выяснилось следующее. Машинист электропоезда, следовавшего
нынешней ночью от станции Синицыно в Москву, действительно видел
человека, садящегося в вверенный ему состав на станции Снегири, причем
человек этот, как и следовало ожидать, был в плаще и с охотничьим
ружьем. Он был единственный, кто сел в Снегирях -- именно поэтому
машинист и обратил на него внимание. В это время суток, добавил
машинист, пассажиров бывает немного, а в Снегирях -- этой маленькой
захолустной станции -- обычно вообще никто не садится.
     Информация, полученная от машиниста электрички, не дала ничего
нового и лишь подтверждала показания неизвестного, звонившего утром.
Кстати, этот неизвестный, как вполне справедливо полагал следователь
Щеглов, мог бы многое прояснить в темном деле с убийством профессора,
поскольку же в образе неизвестного сначала смутно, а потом все яснее и
яснее проступала фигура некоего Чудакова М. Л., то следователь отдал
распоряжение во что бы то ни стало разыскать пропавшего экспедитора и
доставить к нему для личной беседы.
     Показания машиниста электропоезда не были единственными,
полученными в тот день расторопными помощниками следователя Щеглова.
Правда, никого из пассажиров вышеупомянутой электрички им отыскать не
удалось, но зато посчастливилось заполучить гораздо более ценных
свидетелей, которые сообщили сведения первостепенной важности. Этими
свидетелями оказалась группа контролеров, совершавших свой обычный рейд
по выявлению безбилетных пассажиров как раз в той самой электричке.
Возглавлявший эту группу крепкий мужчина средних лет, с цепким взглядом
профессионала, закаленного в схватках с "зайцами" всех мастей, смог
многое прояснить относительно личности предполагаемого преступника.
Рассказ его заключался в следующем. На перегоне Снегири -- Копченая
(платформа Копченая -- следующая после Снегирей по направлению к
Москве) в вагон, где группа контролеров в тот момент проверяла наличие
билетов у немногочисленных пассажиров, вошел высокий усатый мужчина в
плаще с капюшоном и с ружьем. Он в замешательстве остановился и
попытался было вернуться в тамбур, но старший контролер, оказавшийся
рядом, попросил вошедшего предъявить билет. Неизвестный, как показалось
контролеру, был чем-то сильно озабочен и на просьбу последнего
среагировал не сразу -- лишь когда тот трижды к нему обратился. Билета
у пассажира не оказалось. Несмотря на озабоченность, вел он себя
спокойно, без вызова, попыток к бегству не предпринимал. На предложение
старшего группы заплатить штраф за безбилетный проезд с готовностью
согласился, однако выполнить эту процедуру оказался не в состоянии
ввиду отсутствия необходимой суммы денег, из-за чего сильно и, по всей
видимости -- искренне, огорчился. Предъявить документы он категорически
отказался, заявив, что их у него нет, но когда старший контролер
предложил нарушителю проследовать с ним в милицию для составления
протокола и выяснения его личности, тот страшно заволновался,
засуетился, стал рыться у себя в карманах и наконец вытащил откуда-то
охотничье удостоверение на имя Храпова Аркадия Матвеевича. Контролер
педантично записал все данные об этом человеке, после чего пожелал ему
приятной поездки и направился к следующему пассажиру. Владелец же
удостоверения в бессилии опустился на ближайшее свободное сиденье и
несколько раз прошептал: "Пропал!" По крайней мере, старшему контролеру
послышалось именно это слово, хотя настаивать на нем он все же не
решается.
     Следователь Щеглов почувствовал внезапный прилив бодрости и
желание действовать. Настроение его сразу улучшилось, а тон заметно
смягчился.
     -- Отлично сработали! Молодцы! Значит, Храпов? Гм... Выясните, не
числится ли за ним что-нибудь...
     За Храповым не числилось ничего. Это слегка озадачило следователя
Щеглова. Теперь, когда стало известно имя человека, подозреваемого в
убийстве профессора Красницкого, он всерьез задумался над тем,
правильный ли путь он выбрал, всецело отталкиваясь лишь от показаний
неизвестного, которым вполне мог оказаться и не Чудаков. Почему
звонивший не назвал себя? Не означает ли это, что звонок -- чистая
уловка, провокация, попытка увести следствие в сторону от истинного
преступника? Ведь вполне возможно, что преступник, совершив свое черное
дело, увидел Храпова на платформе Снегири, когда тот садился в поезд.
Позднее время, ружье за плечами незнакомца и отсутствие свидетелей
могли навести настоящего убийцу на мысль выдать Храпова за преступника.
Что может быть проще! Простой звонок в милицию -- и дело в шляпе.
Милиция идет по ложному следу, а преступник тем временем заметает свои
следы.
     Щеглов вспомнил с блеском раскрытое им три года назад дело об
убийстве мадам Хрумкиной и похищении у нее ста сорока килограммов
фамильного серебра. Тогда преступник действовал именно по этой схеме:
свалил свое деяние на ни в чем не повинного человека. Но там действовал
знаменитый "мокрушник" Колюня Двоечник -- мастер на неожиданные выдумки
и выдающийся импровизатор. А здесь... Интуиция подсказывала следователю
Щеглову, что здесь дело обстоит иначе. Но как?.. Если даже допустить,
что звонивший утром не солгал, то где гарантии, где доказательства, что
Храпов сел в поезд именно в Снегирях? Он вполне мог войти в вагон не с
улицы, как могло было показаться на первый взгляд, а из соседнего
вагона, через переход. Человек же, внешне на него похожий и таким же
образом экипированный, действительно мог сесть в поезд в Снегирях и в
то же время не иметь к Храпову никакого отношения. А почему бы,
собственно, и нет? Правда, показания старшего контролера, хотя и
косвенно, свидетельствуют, что какая-то вина за Храповым все же
имеется. Что значит это неоднократно повторяемое слово "Пропал!"? Чем
объяснить его волнение, суетливость, даже страх? И если страх, то перед
чем?..
     Щеглов тряхнул головой. Нет, это все не то. Эмоции, волнение,
страх, чувство вины -- пусть этим занимаются психологи, ему же нужны
факты, улики, доказательства. А их пока что явно недостаточно. Скорее,
их вообще нет.
     Согласно только что полученной справке, Храпов жил вдвоем с
дочерью-студенткой; жена его была ответственным научным работником и в
настоящее время пребывала в длительной загранкомандировке на каком-то
симпозиуме. Прежде чем выходить непосредственно на Храпова, Щеглов
решил побеседовать с его дочерью.
     Встреча с Валентиной Храповой, студенткой Московского
университета, состоялась в стенах ее родного учебного заведения, где
она со своими сокурсниками заканчивала последние приготовления к
отъезду в стройотряд. Щеглов беседовал с ней лично и наедине. Узнав,
что с ней желает говорить "товарищ из МУРа", Валентина сильно
перепугалась; это не укрылось от всевидящего ока бывалого следователя.
Из расспросов девушки Щеглов выяснил, что ее отец этой ночью
действительно не ночевал дома, но где он был, с кем и по какому делу,
она не знала. На вопрос, брал ли он с собой ружье, Валентина Храпова,
сильно побледнев, чуть слышно ответила, что да, брал, и вдруг
заплакала. От неожиданности Щеглов растерялся и попытался успокоить
бедную девушку, но у него это получалось как-то неуклюже, неловко. Она
же продолжала всхлипывать, размазывая кулаками с трудом добытую
импортную косметику по раскрасневшимся щекам, и горестно шептала: "Это
все из-за меня! Из-за меня! Это я виновата!.." Следователь проявил
особый интерес к этим ее словам, но большего от девушки добиться не
смог, так как она окончательно расстроилась и ни на какие вопросы
отвечать больше не могла. На том Щеглов ее и оставил.
     По приезде в управление он узнал, что в его отсутствие был
странный телефонный звонок из того самого отделения милиции, которое
курировало прилегающий к Курскому вокзалу район и, в частности, дом
Храпова. Звонила некая Перемышкина Клавдия Потаповна, пенсионерка,
заявившая, что больше взаперти сидеть не может, что если вдруг какая
шальная пуля и настигнет ее, то все равно скоро помирать, и что милиция
слишком тянет, так как Храпов дома уже более получаса и его давно пора
брать. Звонок этот поверг видавшего виды следователя в немалое
изумление. Какая еще Перемышкина? Какая такая шальная пуля? И причем
здесь Храпов?.. Нет, надо принимать срочные меры! Щеглов решил
действовать на свой страх и риск. Не раз уже ему попадало от начальства
за подобные действия, но следователь Щеглов был неисправим. Он решил
задержать Храпова, несмотря на отсутствие прямых улик, доказывающих его
причастность к убийству профессора Красницкого. Он отлично понимал,
что, возможно, совершает ошибку, задерживая невиновного человека, но
предпочитал впоследствии извиниться перед ним, чем упустить виновного.
Ошибки подобного рода в многолетней практике следователя Щеглова иногда
случались, но он всегда готов был нести ответственность за них -- и
нес, если требовалось.
     Задержание Храпова прошло гладко и без каких-либо осложнений. Он
спокойно выслушал выдвинутое против него обвинение в убийстве и
беспрекословно сдался сотрудникам уголовного розыска. Первый же допрос
задержанного явился истинным триумфом следователя Щеглова. Храпов,
ничего не утаивая, признался в совершенном им преднамеренном убийстве
профессора Красницкого. Он с готовностью рассказал обо всем, что
произошло на станции Снегири минувшей ночью. Свою вину он полностью
признал, однако причины, побудившие его к преступлению, раскрыть
наотрез отказался.
     -- Вам мало моего признания? -- с раздражением спросил он, когда
Щеглов сделал очередную попытку докопаться до истины. -- Да, я убил
этого... этого типа, и я готов понести любое наказание, вплоть до
самого строгого. Но причины моего поступка я вам не назову -- это моя
тайна. И давайте больше не будем об этом...
     Щеглов вынужден был прервать допрос. Когда Храпова увели, место
его в кабинете занял небезызвестный нам Максим Чудаков, сыщик-любитель
и страстный почитатель творчества Агаты Кристи.



     Глава пятая

     Когда Чудаков робко вошел в серое, скудно обставленное помещение,
то первым делом он увидел пару пронизывающих насквозь, глубоко сидящих
глаз. Следователь Щеглов не отрываясь смотрел на вошедшего, время от
времени жадно впиваясь тонкими губами в сырую, чадящую едким коричневым
дымом, сигарету. Ему еще не было пятидесяти, но он с честью мог бы
сказать, что большую часть своей сознательной жизни провел в
беспощадной борьбе с преступным миром. Нелегкая профессия следователя
Московского уголовного розыска отложила неизгладимый отпечаток на весь
его облик: на речь, одежду, поведение, походку, выражение глаз. Он имел
крупную голову с ежиком жестких, коротко стриженных волос, высоким
морщинистым лбом, толстым мясистым носом и массивной нижней челюстью.
Добрая половина его зубов отливала стальным блеском -- результат
неоднократных схваток с бандитами всех мастей. Однако наиболее сильное
впечатление производили его глаза -- маленькие, острые, колючие,
глубоко посаженные, они просвечивали собеседника, словно рентгеном,
вынуждая порой даже матерых преступников "раскалываться" сразу же, на
первом допросе. Именно этими глазами он сейчас ощупывал сидевшую перед
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама