Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Мерфи, Сэпир Весь текст 298.4 Kb

Священный ужас

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 26
  - Я не знал, что это столь распространено. Интересно. Я  думал,  что  эту
формулу изобрел мой прадед.
  - Сатана не вчера явился в этот мир.
  -  Да,  но это комплексный подход. Лишить человека его собственного "я" и
подставить на его место новое "я" по своему желанию.
  - Старье.
  - Да, но мы пользуемся не героином. У нас целый набор - просто  симфония
разных препаратов, и плюс к этому - воздействие словом.
  - Героин, алкоголь, травка, даже сигарета, если человек достаточно сильно
в этом  нуждается.  Все  что  угодно.  Даже  еда, если ваш клиент достаточно
голоден. Старье, дружище.
  - Так почему же ты не поддался?
  - Иисус.
  - Вот уж старье, - фыркнул Шрила Дор.
  - Он вечно юн и нов, и я скоро встречусь с ним.
  Круглоликий юноша почесал в затылке, задумался, а потом произнес -  очень
медленно, взвешивая каждое слово:
  - Разве ты не знаешь, что мы даруем умиротворение тысячам душ? И даже без
наркотиков.  Тысячам.  Наркотики - это для особых случаев, для тех, от кого
нам нужно что-то особенное.
  - Вы даруете ложное умиротворение.
  - С вами, раскаявшимися преступниками, совершенно невозможно иметь дело.
  - Благословен будь Владыка наш!
  - Спасибо, - рассеянно отозвался Шрила Дор и лишь потом  сообразил,  что
не он имеется в виду...
  -  Вот  что  я  тебе  скажу,  - задумчиво произнес Всеблагой Владыка. -
Помоему, я могу спасти твое тело. Давай заключим соглашение.
  - Никаких соглашений, - отрезал умирающий Веки его начали дергаться.
  Дор понял, что конец близок.
  - Я дам тебе все что захочешь, если ты порекомендуешь  мне  какого-нибудь
мокрушника.
  - Кого?
  - Профессионального убийцу.
  -  Нет,  я  отошел  от  прежней  жизни. Я больше не имею дела с подобными
людьми.
  - Слушай меня. У меня здесь еще пять баптистских священников.  Пятеро.  Я
отпущу  одного  из  них,  если  ты назовешь мне хорошего убийцу. Хорошего, я
подчеркиваю это. Большинство из них  ужасно  непрофессиональны.  Назови  мне
хорошего профессионала, и я верну твоему Богу одного из его людей. Ну как? Я
гарантирую  тебе  возвращение  одного христианина за жизнь человека, который
скорее всего язычник. Может быть даже, это католик или  иудей.  Ты  ведь  их
ненавидишь, не так ли?
  - Нет.
  - Я думал, вы все друг друга ненавидите.
  - Нет.
  -  Чего в этом мире избыток, так это неверной информации. Ну так как? Даю
двоих. Я готов даже отпустить троих. Меньше я не могу себе оставить.
  - Всех.
  - Хорошо. Всех.
  - Освободи их от своего греховного воздействия, и я - Господь да простит
мне это! - назову тебе имя наемного убийцы.
  - Решено. Клянусь тебе всем, что свято для меня. Слово Шрилы Гупты Махеша
Дора, Совершенства на Земле, Великого Всеблагого Владыки. Слово мое  крепко.
Где я найду этого парня?
  Умирающий  пастор  назвал реку Миссисипи. По берегам этой реки - вверх по
течению от Нового Орлеана - есть много маленьких городов. Некоторые из  них
были  основаны  французами.  В  одном из этих городов жило семейство Де Шеф,
сейчас они носят фамилию Хант. От отца к  сыну  в  этой  семье  передавалось
искусство  наемных  убийц.  Это  самые  меткие  стрелки  в мире. Но это было
двадцать  пять  лет  назад.  Священник  не  знал,  занимаются  ли  они  этим
по-прежнему.
  -  Кто  хоть  раз  ввязался  в  подобные  дела, тот уже никогда с этим не
развяжется, - изрек Шрила Дор. - Повтори имя.
  - Де Шеф или Хант.
  - Как далеко вверх по реке от Нового Орлеана? Я спрашиваю, как далеко?
  Дор положил руку пастору на грудь. Биения сердца он не ощутил. Он прижался
к бледной груди ухом и почувствовал, что она уже остыла. И больше ничего. Он
быстро наклонился к изножию кровати и глянул на ленту электрокардиограммы -
прямая линия. Рядом лежала шариковая ручка. Шрила Дор второпях записал  имя.
Де Шеф.
  Он  оторвал  клочок  бумаги  с именем от ленты кардиограммы и направился к
двери. За дверью, в  коридоре,  его  поджидал  один  из  бывших  баптистских
священников.
  -  О  Всеблагой Владыка, я слышал, как вы обещали отправить меня назад, к
моей прежней жизни. Пожалуйста, не  делайте  этого.  Я  здесь  обрел  Высшую
Истину
  - С чего ты взял, что я тебя отсюда вышибу?
  - Из-за обещания, которое вы дали непросветленному брату.
  - А, этому покойнику. Там, в комнате, да?
  - Да, вы поклялись всем, что для вас свято.
  - Я свят для себя. Ты свят для меня. Мы святы для нас. Этот кусок тухлого
мяса  не  был  просветленным,  а  значит,  он  не свят. И незачем осквернять
святое, связывая его с нечестивым. А значит, с самого начала я себя ничем не
связал.
  - О, да будет благословенна ваша  Вечная  Истина!  -  воскликнул  бывший
баптистский  священник  и  покрыл  ступни  Дора поцелуями, что было нелегкой
задачей, так как Всеблагой Владыка тем  временем  быстро  шел  по  коридору.
Очень быстро. Приходится передвигаться быстро, а то все эти преданные просто
зальют ноги своей липкой слюной.
  -  Что  у нас в Новом Орлеане? - спросил Великий Владыка одного из своих
старших жрецов. - У нас должно там быть отделение. Это крупнейший  торговый
район. Я его хорошо знаю.

ГЛАВА ПЯТАЯ

  Миссия  Небесного  Блаженства  на  Лорки-стрит  в Сан-Диего смотрелась как
умытое лицо среди грязных задниц. Стекла окон были до блеска  вымыты,  стены
свежевыбелены.   А   вокруг  -  покосившиеся  ветхие  фанерные  домишки  на
деревянных каркасах, серые, ободранные, как голые трупы, ждущие  погребения.
Пыльная  трава  росла  на  Лорки-стрит  -  жалкие  остатки  того,  что было
ухоженными лужайками, прежде чем  этот  район  пал  жертвой  новой  жилищной
политики властей, которая заключалась в том, чтобы помогать приобретать дома
людям,  не  имеющим  ни наличных, ни возможности в будущем регулярно вносить
установленную плату. "Покупатели" жили в доме год или меньше, не вкладывая в
него ни копейки, а потом съезжали, оставив счета неоплаченными и обветшавшие
дома пустыми.
  Римо взглянул на улицу, залитую ярким полуденным солнцем, и вздохнул.
  - Я уезжал во Вьетнам из этого города. Моя девушка жила на этой улице.  Я
помню  ее.  Когда-то  здесь было красиво. Я воображал, что воюю за то, чтобы
когда-нибудь купить себе дом на этой или на другой такой же улице.  Я  много
чего воображал в те времена.
  -  Ты  хочешь  сказать,  что  какая-то  девушка готова была встречаться с
таким, каким ты был, когда я тебя нашел? - спросил Чиун.
  - Я был довольно привлекательным на вид парнем.
  - Привлекательным для кого?
  Для девушек, - сказал Римо.
  - Ага, - отозвался Чиун.
  - А что, почему ты спрашиваешь?
  -  Да  мне  просто  было  интересно   знать,   что   американцы   считают
привлекательным. Я расскажу об этом в Синанджу, когда мы туда вернемся. А мы
туда вернемся - это обещание императора, а обещания императора - святы.
  -  Ты  мне  никогда  этого  не  говорил.  Ты всегда говорил, что то, чего
император не знает о тебе, всегда идет тебе на пользу.
  - Кроме тех случаев, -  сказал  Чиун,  -  когда  это  -  приказ.  Смит
приказал, чтобы мы ехали в Синанджу.
  -  Мы  загрузимся в подлодку завтра утром. Я обещаю. Я просто хочу коечто
прояснить для себя. Прежде чем мы  отправимся  в  Патну,  я  хочу  выяснить,
нельзя ли покончить с этим делом прямо тут, в Штатах.
  -  А  если  это займет долгие дни и недели? - спросил Чиун. - Я остался
без багажа, без моего любимого ящика, который показывает волшебные картинки.
Я тут, как нищий бродяга.
  - Четырнадцать сундуков с твоими пожитками и телевизор уже  погружены  на
подводную лодку.
  -  Да,  но  пока мы не окажемся на борту подводной лодки, у меня нет всех
этих необходимых вещей, которые делают  жизнь  не  столь  непереносимой  для
усталого человека, изнывающего в тоске по родине. Сколько лет прошло!
  - И с каких пор ты изнываешь?
  -  Это  всегда  очень  утомительно  -  пытаться  просветить непробиваемо
невежественного человека. Тебе нечего гордиться своим триумфом.
  Раздался кашляющий рев моторов, и  группа  негров  в  отливающих  серебром
куртках  с нарисованными на них черепами влетела на мотоциклах на Лоркистрит
и с угрожающим видом закружилась по мостовой вокруг  Римо  и  Чиуна.  Обычно
такого  простого  маневра  было  достаточно, чтобы старик попытался сбежать,
спасая свою шкуру, а тот, который помоложе, запутался в  собственных  ногах.
"Черные  Черепа"  ловко умели это делать. У них это называлось - "разделать
белую вонючку", и не проходило недели, чтобы кому- то из  мотоциклистов  нс
удалось  "собрать  косточки"  - это означало заставить какого-нибудь белого
сломать ногу или руку. Со стариками "сбор костей" обычно проходил  успешнее,
так как кости у них были более хрупкие, чем у молодых.
  Последнее  лето выдалось для "Черных Черепов" особенно урожайным на кости,
чему способствовала новая доктрина полиции по поводу межобщинных  отношений,
согласно  которой, вместо того чтобы арестовать мотоциклистов по обвинению в
нанесении телесных повреждений, их приглашали на беседу  о  том,  что  такое
белый расизм и каким образом полиции Сан-Диего следует с ним бороться. Ответ
неизменно оставался один и тот же: "Отвалите, ребята!".
  Итак,  не  тронутые  полицией  "Черные  Черепа" собрали этим летом богатый
урожай  костей.  Разумеется,  не  в  итальянских  кварталах  -  старомодное
отношение  этой публики к расовым проблемам привело "Черепов" к единодушному
решению не связываться с макаронниками. Иногда "Черные Черепа" обращали свое
внимание и па негров, но только в тех случаях, если день выдался неурожайным
на белые косточки.
  На этот раз замыкающий в  шеренге  мотоциклистов  оглянулся  назад,  чтобы
посмотреть,  удалось ли ему "разделать" бородатого старика в странном желтом
халате и белого хлыща в легких серых брюках  и  синей  водолазке.  Казалось,
мотоциклисты  не  произвели  на  них ни малейшего впечатления, и тогда Вилли
"Миляга" Джонсон и Мухаммед Креншоу велели своим  товарищам  развернуться  и
предпринять новый штурм.
  Теперь   Вилли  "Миляга"  Джонсон,  которого  школьная  система  Сан-Диего
признала своим самым крупным провалом - последняя его учительница не смогла
научить его читать, возможно, отчасти потому,  что  как  раз  в  этот  самый
момент  Миляга ее насиловал, и названия букв алфавита недостаточно отчетливо
слетали с ее разбитых в кровь губ, - так вот, теперь  Миляга  избрал  самый
верный  путь.  Направление  -  в  живот белого помоложе. Но он промахнулся.
Белая вонючка был прямо перед блестящим хромированным рулем, а потом куда-то
исчез.
  - Ты видел, как этот парень отскочил? - спросил Миляга, делая поворот на
другом конце улицы.
  - Я целил в желтого, - ответил Мухаммед Крен-шоу. - Но он еще там.
  - На этот раз они от нас не уйдут, - завопил Миляга.
  - Во имя Аллаха! - завопил Мухаммед Крен-шоу.
  - Ага, во имя Аллаха и его долбаной мамочки! - заорал Миляга, и  четверо
мотоциклистов с ревом двинулись на двух пешеходов.
  Римо  заметил,  что  мотоциклисты  возвращаются.  -  Я скажу тебе правду,
папочка. Я тоже хочу повидать Синанджу. Я знаю, что я лучший из  всех  твоих
учеников, и я хочу посмотреть на молодых парней из Синанджу.
  -  Ты  стал что-то мало-мальски из себя представлять только потому, что я
согласился уделить тебе дополнительное время, - заявил Чиун.
  - Не имеет значения, - отозвался Римо. - Все равно  я  лучше  всех.  Я.
Белый. Бледнолицый. Я.
  Не  оборачиваясь,  Римо сдернул с седла первого мотоциклиста и оставил его
висеть в воздухе. Чиун достиг чуть лучших результатов.  Он  позволил  своему
мотоциклисту  ехать  дальше,  но только в пластиковом щитке, закрывавшем его
лицо, произошли небольшие изменения. Там  появилось  отверстие  диаметром  в
палец.  И  такое  же  отверстие появилось во лбу под щитком. Из него потекла
красная жидкость, а  мотоциклист,  которому  вдруг  все  стало  безразлично,
благодушно  врезался  в  пожарный  гидрант,  где  отделился от своей машины,
плавно влетел в кучу гниющего мусора и очень удачно в нее вписался.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама