Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Гастон Леру Весь текст 260.39 Kb

Роковое кресло

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
было называть. А ведь это был главный зал в королевстве Бессмертных,  именно
здесь стояли сорок кресел Бессмертия.
   Итак, постоянный секретарь созерцал кресло магистра д'Аббвиля.
   Вдруг он громко сказал:
   - Заколдованное кресло!
   И пожал плечами. Затем уже  насмешливым  тоном  произнес  роковую  фразу:
"Несчастье ждет каждого, кто захочет усесться туда раньше меня".
   Неожиданно он почти вплотную приблизился к креслу.
   - Так вот, - вскричал он, ударив себя в грудь, -  мне,  Ипполиту  Патару,
смешны наговор и Элифас де Сент-Эльм де  Тайбур  де  ля  Нокс,  и  я  сейчас
усядусь в тебя, заколдованное кресло!
   Повернувшись,  Патар  собрался  устроиться  в   кресле...   Однако,   уже
наполовину согнувшись, вдруг остановился, выпрямился и сказал:
   - Пожалуй, нет, я  не  буду  садиться!  Это  слишком  глупо!  Не  следует
придавать значение подобным глупостям.
   И  постоянный  секретарь  вернулся  на  свое  место,  по  пути   украдкой
коснувшись деревянной ручки своего зонтика.
   Тут открылась дверь, и появился хранитель  печати,  за  которым  следовал
директор. Хранитель печати  был  из  обычных  хранителей,  которых  избирают
каждые три месяца, но директором Академии в этом триместре оказался  великий
Лустало, один из крупнейших ученых мира.  Его  вели  за  руку  как  слепого.
Однако зрение у  него  было  хорошее.  Просто  он  настолько  отключался  от
действительности, и это было известно, что в Академии решили не отпунильницу
и оставили одного, как бы давая понять, что , теперь он может быть абсолютно
спокоен.
   Затем, подойдя к окну и выглянув в пустынный дворик, постоянный секретарь
и хранитель печати поздравили друг друга с тем, что благодаря  своей  уловке
сумели удачно избавиться от журналистов. Еще вчера  вечером  они  официально
объявили, что Академия, в полном составе приняв участие в похоронах  Максима
д'Ольнэ, для выборов преемника магистра д'Аббвиля соберется вновь лишь через
две недели. Все так и говорили "кресло магистра д'Аббвиля",  как  будто  уже
дважды на это место не избирались новые претенденты.
   Таким образом удалось обмануть газетчиков. На самом  деле  выборы  должны
были  состояться  на  следующий   день   после   смерти   Максима   д'Ольнэ,
следовательно,  именно  в  описываемый  нами  день,  когда   Ипполит   Патар
направлялся в зал Словаря. Каждый академик был предупрежден  об  этом  лично
постоянным  секретарем,  и  чрезвычайное,  закрытое  заседание  должно  было
начаться через полчаса.
   Хранитель печати шепнул на ухо постоянному секретарю:
   - А как с Мартеном Латушем? От него есть что-нибудь?
   Задавая свой  вопрос,  хранитель  смотрел  на  секретаря  с  нескрываемым
волнением.
   - Нет, я ничего не знаю, - уклончиво ответил Патар.
   - Как! Вы ничего не знаете? Постоянный секретарь показал  на  нераскрытую
почту.
   - Я еще не смотрел почту.
   - Так смотрите же скорее, несчастный!
   - Что это вы  так  торопитесь,  мсье  хранитель  печати!  -  нерешительно
протянул Патар.
   - Патар, я вас не понимаю!
   -  А  вы  что,  очень  спешите  узнать,  что,  возможно,  Мартен   Латуш,
единственный кто осмелился выставить  свою  кандидатуру  вместе  с  Максимом
д'Ольнэ, кстати заранее зная, что его не изберут, вы очень  спешите  узнать,
господин хранитель  печати,  что  Мартен  Латуш,  единственный,  кто  у  нас
остается, теперь отказывается занять кресло магистра д'Аббвиля?
   Хранитель печати от удивления  вытаращил  глаза,  но  тут  же  сжал  руку
постоянного секретаря:
   - О, Патаря вас понимаю..
   - Тем лучше, мсье хранитель печати! Тем лучше!
   - Значит вы вскроете свою почту только после...
   - Да-да, мсье хранитель печати, когда он  будет  уже  избран,  мы  всегда
успеем узнать, что он отказывается! Ах, ведь их не так  много,  претендентов
на заколдованное кресло!
   Они смолкли. Снаружи, во дворике, начали собираться какие-то группки,  но
ни постоянный секретарь, ни хранитель печати, погруженные в свои  мысли,  не
обращали на них внимания.
   Постоянный секретарь тяжело вздохнул. Хранитель печати нахмурил  брови  и
сказал:
   - Вы только подумайте! Какой позор,  если  в  Академии  останется  только
тридцать девять кресел!
   - Это меня убьет! - отозвался  Ипполит  Патар.  А  в  это  время  великий
Лустало спокойно размазывал по носу чернила, окуная пальцы в  чернильницу  в
полной уверенности, что это его табакерка.
   Неожиданно дверь с шумом распахнулась: вошел  Барбантан,  автор  "Истории
дома Конде".
   - А знаете, как его зовут?! - воскликнул он.
   - Кого это? -  забеспокоился  постоянный  секретарь,  который,  будучи  в
грустном расположении духа, все время опасался нового несчастья.
   - Да его же! Вашего Элифаса!
   - Как это "нашего" Элифаса?
   - Ну, их Элифаса... Так вот. Мсье Элифаса де Сент-Эльм де  Тайбур  де  ля
Нокса зовут Бориго, просто мсье Бориго!
   В зал стали заходить академики. Все оживленно переговаривались.
   - Да-да, - повторяли они, - мсье Бориго! Он  велел  прекрасной  мадам  де
Битини рассказать об этом приключении. Так говорят журналисты!
   - Значит, журналисты здесь? - огорчился постоянный секретарь.
   - То есть как это, здесь ли они? Их полно во дворе.  Они  знают,  что  мы
собираемся,  и  утверждают,  что  Мартен  Латуш  больше  не  выставит   свою
кандидатуру.
   Мсье Патар побледнел и словно выдохнул:
   - Я не получил никакого уведомления на этот счет-Все  в  волнении  начали
его расспрашивать. Он успокаивал их, однако без особой уверенности:
   - Это очередная выдумка журналистов... Я  знаю  Мартена  Латуша...  Этого
человека не запугаешь... Впрочем, мы сейчас же приступим к голосованию.
   Слова Патара  были  прерваны  шумным  появлением  одного  из  поручителей
Максима д'Ольнэ, графа де Брея.
   - Знаете ли вы, чем  торговал  ваш  Бориго?  -  злорадно  вопросил  вновь
пришедший. - Он торговал оливковым маслом! И поскольку родился в Провансе, в
долине Карей, то вначале придумал себе имя Жан Бориго дю Карей...
   В этот момент дверь снова открылась, и вошел мсье Рэймон де ля  Бэйссьер,
старый египтолог, написавший пирамиды томов о первой пирамиде.
   - Я его знаю именно как Жана Бориго дю Карей, - просто сказал он.
   Появление  египтолога  было   встречено   ледяным   молчанием.   Он   был
единственным, кто голосовал за Элифаса Это из-за него Академия покрыла  себя
позором, отдав один голос за какого-то там Элифаса! К тому же Рэймон  де  ля
Бэйссьер был старым другом прекрасной мадам де Битини.
   Постоянный секретарь пошел к нему навстречу.
   - Не мог бы наш дорогой коллега сказать нам, не торговал ли  в  то  время
мсье Бориго оливковым маслом,  детской  кожей,  волчьими  зубами  или  салом
повешенных?
   Раздался смех. Но Рэймон де ля  Бэйссьер  словно  его  и  не  слышал.  Он
ответил:
   - Нет! В то время он  был  в  Египте  секретарем  Мариетбея,  выдающегося
продолжателя  дела  Шампольона  <Шампольон  Жан  Франсуа  (1790  -  1832)  -
французский  ученый,  раскрывший  тайну  древнеегипетского  иероглифического
письма.>, и занимался расшифровкой таинственных текстов,  высеченных  тысячи
лет тому назад на стенах усыпальницы пирамиды фараонов V и VI  династий.  Он
искал секрет Тота <Египетский бог мудрости и письма.>!
   И, произнеся эту тираду, старый  египтолог  направился  к  своему  месту.
Однако его кресло уже занял по рассеянности другой академик.  Ипполит  Патар
коварным взглядом посмотрел на египтолога поверх своих очков и спросил:
   - В чем же  дело,  дорогой  коллега?  Вы  не  садитесь?  Кресло  магистра
д'Аббвиля ждет вас!
   Де  ля  Бэйссьер  ответил  тоном,  заставившим  обернуться  некоторых  из
Бессмертных:
   - Нет! Я не сяду в кресло магистра д'Аббвиля!
   - Почему же? - осведомился с неприятным смешком постоянный  секретарь.  -
Почему же вы не сядете в кресло магистра д'Аббвиля? Уж не принимаете  ли  вы
всерьез все эти бредни, которые рассказывают о заколдованном кресле?
   - Я не принимаю всерьез никакие бредни, мсье постоянный секретарь, но  не
собираюсь садиться в это кресло просто потому, что не хочу, вот и все!
   Коллега, занявший место Рэймона де ля Бэйссьера, тотчас освободил  его  и
уже без всякой насмешки почтительно поинтересовался: верит ли он сам, Рэймон
де  ля  Бэйссьер,  проживший  столько  лет  в  Египте  и   благодаря   своим
исследованиям сумевший,  как  никто  другой,  углубиться  в  истоки  Каббалы
<Мистическое учение, согласно которому амулеты  и  формулы,  а  также  цифры
обладают целительными свойствами.>, верит ли он в злой рок?
   - Не берусь отрицать! - ответил египтолог. Это заявление  заставило  всех
насторожиться, и,  поскольку  оставалось  еще  минут  пятнадцать  до  начала
голосования, ради чего и были созваны все академики,  они  попросили  де  ля
Бэйссьера объясниться.
   Тот окинул собрание взглядом и убедился, что никто уже не улыбается, даже
Патар отбросил свою грубоватую насмешливость.
   Тогда низким голосом он сказал:
   - Здесь мы касаемся тайны. Все невидимое, что  нас  окружает,  составляет
тайну, и современная наука, гораздо  дальше  древней  проникшая  в  видимое,
оказалась очень отсталой во всем, что касается невидимого. Кто сумел постичь
древнюю науку, тот сумел проникнуть и в невидимое.  Например,  мы  не  видим
злого рока, но  он  тем  не  менее  существует.  Кто  станет  отрицать,  что
существуют удача v невезение? То и  другое  чрезвычайно  активно  влияет  на
людей и их дела. Сегодня об удаче или невезении говорят как  о  фатальности,
против которой нет никакого средства Древняя наука после многовековых опытов
сумела определить эту таинственную силу, и, возможно - я говорю возможно,  -
тот, кто сумел добраться до истоков  этой  науки,  научился  управлять  этой
силой, иными словами вызывать счастливую или злую судьбу. Вот так  Наступила
тишина. Все молча глядели на кресло.  Немного  спустя  постоянный  секретарь
спросил:
   - А что, мсье Элифас де ля Нокс действительно проник в невидимое?
   - Думаю, да, - твердо ответил Рэймон де ля Бэйссьер,  -  иначе  я  бы  не
голосовал за него.  Именно  каббалистическая  наука  сделала  его  достойным
занять место среди нас. - Кабалистика, - добавил он, - возродившаяся сегодня
под названием пневматология, - самая древняя  и  самая  почтенная  из  наук.
Насмехаться над ней могут лишь глупцы.
   Рэймон де ля Бэйссьер еще раз окинул взглядом собрание  Никто  теперь  не
смеялся.
   Зал постепенно заполнился людьми. Кто-то  спросил  -  В  чем  же  состоит
секрет Тота?
   - Тот, - ответил ученый, - это создатель египетской магии, и  его  секрет
составляет тайну жизни и смерти.
   - Владея таким секретом, наверное, очень  обидно  не  быть  избранным  во
Французскую академию, - послышался тоненький голосок постоянного секретаря.
   - Мсье постоянный секретарь, - торжественно заявил Рэймон де ля Бэйссьер,
- если господин Бориго или Элифас, зовите его как угодно, это не имеет ровно
никакого значения, если этот человек овладел, как утверждает, секретом Тота,
то, поверьте, он стал сильнее,  чем  вы  или  я.  И  если  бы  я,  к  своему
несчастью,  допустил,  чтобы  он  стал  моим  врагом,  то   с   большим   бы
удовольствием повстречался ночью на дороге с кучей вооруженных бандитов, чем
среди бела дня вышел бы один на один с ним, даже безоружным.
   Старый египтолог так горячо и убежденно произнес эти последние слова, что
они произвели настоящую сенсацию Один только постоянный  секретарь  с  сухим
смешком заметила - Возможно, это Тот научил его гулять по парижским  салонам
в  фосфоресцирующей  одежде.   Кажется,   председательствуя   на   собраниях
пневматиков в салоне мадам де Битини, он  как  раз  выряжался  в  светящийся
костюм - У каждого, - спокойно ответил Рэймон де ля Бэйссьер,  -  есть  свои
маленькие слабости.
   - Что вы хотите этим  сказать?  -  неосторожно  спросил  мсье  постоянный
секретарь - Ничего, - загадочно ответствовал де ля Бэйссьер,  -  вот  только
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама