Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 55
     - А если бы и заглянул, что с того?
     - Вам непременно хочется знать? Хорошо, я скажу вам. Там  еще  ценные
бумаги, учредительные акции Кюссмиха, патенты, техническая документация, и
будь вы человеком менее порядочным, но более предусмотрительным, вы бы это
обнаружили и дали знать Кюссмиху, чтобы он забрал свое добро. А вы  сидели
тихо. Нет, молчите - я вам верю! Однако коллега Трюрли намерен  состряпать
из этого весьма красочную историю. Бездействие как dolus [уловка  (лат.)],
а то и как corpus delicti [доказательство преступления (лат.)].  На  вашем
месте я сразу бы принялся за эти сундуки.
     - Вы говорите странные вещи.
     - Потому что я  знаю,  кто  такой  Кюссмих,  а  вы  только  начинаете
узнавать. Это еще не все. Они будут помалкивать, но если вы решите уехать,
то будете задержаны на границе или в аэропорту. Намерение бежать в страну,
не подписавшую со Швейцарией соглашение о выдаче уголовных преступников.
     - Что же вы посоветуете?
     - Есть дубина и на Кюссмиха, но у нее два конца. Откажись вы от  дара
теперь, Кюссмих не был бы в восторге. Тут есть юридическая тонкость.  Пока
не будет вынесен благоприятный для него приговор,  иск  будет  висеть  над
ним, как дамоклов меч. Мы знаем, что меч этот снимут,  вложат  в  ножны  и
похоронят, но если еще до вынесения приговора  печать  раструбит  о  вашем
отказе от щедрого дара,  одно  потянет  за  собой  другое,  и  вонь  будет
изрядная. Пресса обожает такие скандалы! Зато после приговора  никого  уже
не будет интересовать ни замок, ни вы, ни сундуки, и никто не заметит, что
он  подарил,  а   вы   вернули   ему   подарок,   потому   что   так   вам
заблагорассудилось, и точка. Понимаете?
     - Понимаю. И хочу отказаться сразу же. Чтобы вони было побольше!
     Адвокат Финкельштейн рассмеялся и погрозил мне пальцем.
     - Вендетта? Жаждем крови? "О, подлый Яго, пусть..." и так далее, "вот
и пришла, злодей, пора расплаты?" Прошу  вас  не  делать  этого,  господин
Тихий! У дубины есть и второй конец. Пресса набросится на  вас  обоих.  Он
нечист на руку, а вы - его пособник. Конечно, не мешает пригрозить, что мы
немедленно все вернем, но угрозы будут не слишком убедительными, ведь хотя
мы можем потащить их за собой,  тонуть  будем  вместе,  и  вы  погрузитесь
глубже, чем он. Трюрли перекует ваши ложечки в меч Гавриила-архангела.
     - Так что же вы мне советуете?
     - Сохранять  терпение.  Суд  отложил  сессию  на  три  месяца.  Будем
торговаться. Тянуть, согласиться на четверть, чуть уступить, направиться к
выходу, закрыть за собой дверь, снова чуть приоткрыть, вернуться,  -  и  в
конце концов соглашение на ничью.
     - То есть?
     - Кюссмих заберет  замок  и  сундуки,  но  возместит  вам  расходы  и
откажется от процесса. Ну, еще, может быть, возмещение за моральный ущерб.
Вы уясняете себе всю картину? Если нет, могу объяснить еще  раз.  Я  очень
терпелив с клиентами. Иначе нельзя. Швейцарцы,  в  общем-то,  тугодумы.  Я
натурализовался здесь, но родом я из Чорткова, если вам интересно. Знаете,
где это?
     - Нет.
     - Не важно. Галиция  и  Лодомерия.  Премиленькая  местность.  Отец  -
вечная ему память, вместе с его идеей назвать первородного сына Спутником,
- имел там антикварный магазин. Достойнейший был  человек.  Я  не  поменял
имени. Ну, так как же, господин Тихий? Будем упираться или на мировую?
     - Мне хотелось бы, чтобы господин Кюссмих запомнил  меня  надолго,  -
ответил я по некотором размышлении.
     Адвокат посмотрел на меня с неодобрением.
     -  Вы  думаете  сначала  о  нем,  а  потом  о  себе?  Благородно,  но
непрактично. Лучше оставьте мне страховочную веревку. Адвокат Финкельштейн
упрется и будет тянуть, пока еще можно. А вы тем временем отправляйтесь на
отдых. Три месяца нужно переждать все равно.
     - Знаете что, - сказал я, захваченный новой мыслью, - тот  хронорх  -
он уже готов? Действует? А то можно было бы послать приличную дозу  разных
атомов туда, где Кюссмих будет изготовлять свой  золотой  кофе.  Например,
сажу, кремний, серу...
     Адвокат громко рассмеялся.
     - О, выходит, профессор был прав, когда говорил, что вам пальца в рот
не клади. Верно, это оружие может оказаться очень грозным. Но, видите  ли,
месть, как и любой бизнес, должна иметь какой-то  предел  расходов.  Чтобы
послать горсточку атомов на полгода вперед, понадобилось бы  электричества
на миллион франков...
     - В таком случае я препоручаю вам свой замок и свою  честь,  господин
адвокат, - сказал я, вставая. Он еще смеялся,  когда  я  закрыл  за  собой
дверь.



                       2. ИНСТИТУТ ИСТОРИЧЕСКИХ МАШИН

     Адвокат  Финкельштейн  убедил  меня.  Месть  была  невозможна.  Хотя,
конечно, это одно из высших  наслаждений  жизни,  причем,  как  утверждают
эксперты, холодная месть всего приятней на вкус. У кого из нас нет  личных
врагов, ради которых мы удерживаем  себя  от  вредных  страстей,  чтобы  в
наилучшем здравии дождаться нужного  часа?  Об  этом  я  мог  бы  поведать
немало, ведь космонавтика, понятное  дело,  оставляет  массу  времени  для
размышлений. Один человек, имени которого я не назову, дабы не увековечить
его, всего  себя  посвятил  поношению  моего  творчества.  Возвращаясь  из
созвездия Кассиопеи, я знал, что встречу его  на  официальном  банкете,  и
обдумывал различные варианты этой встречи. Разумеется, он подойдет ко  мне
и подаст руку, а я, к примеру, попрошу его разъяснить мне, подлец  он  или
кретин, потому что кретинам я подаю руку, а подлецам  -  никогда.  Но  это
было как-то уж очень убого, по-опереточному. Я браковал  один  вариант  за
другим, а приземлившись, к своему ужасу услышал, что все пошло впустую. Он
переменил мнение и теперь превозносил меня до небес.
     Кюссмиху я тоже ничего не мог сделать. Поэтому я решил, что отныне он
для меня не существует. И он действительно исчез, но только из моей яви. В
сонных кошмарах он дарил мне яхты, дворцы, танкеры, полные  "Мильмиля",  и
груды бриллиантов. Мне приходилось на коленях уползать от орды  адвокатов,
а те, настигнув меня в темном переулке, набивали мои  карманы  серебряными
ложечками. Приговоренный к трем  месяцам  тяжелых  забот  в  Швейцарии,  я
опасался, что просто зачахну. По ночам Кюссмих, а днем парки, как подарки,
сияющие золотом таблички с названиями банков, биржевые бюллетени  и  курсы
акций в "Нойе Цюрхер Цайтунг". На прогулках я  избегал  одной  улицы:  мне
сказали, что под асфальтом, между трубами там хранятся  сейфы  с  золотом;
они, мол, не умещались в подвале, и банк врылся под мостовую. К счастью, я
вспомнил о приглашении профессора Гнусса. Это меня спасло.
     Институт располагался за городом. В его стеклянных стенах  отражались
небо и облака. Он высился  среди  обширного  парка,  заметный  издали.  За
оградой  в  форме  копий  с  позолоченными  остриями  грелись  на   солнце
подстриженные ряды кустарника. Из приемной я позвонил  в  главное  здание;
потом проехал дальше и припарковался под большими каштанами у бассейна,  в
котором плавали сонные лебеди. Не выношу я этих тупых тварей и не понимаю,
почему столько даровитых людей (особенно причастных к искусству)  попалось
на удочку их выгнутых шей.
     Холл института был необъятен. Чем-то  он  напоминал  собор  -  должно
быть, из-за тишины и мраморных плит; отраженные в них перекрытия  наводили
на мысль о церковных сводах. Издалека я увидел профессора - он выходил  из
лифта, улыбаясь в ответ на мое приветствие. Так началась увертюра к одному
из важнейших моих путешествий; но я, следуя за своим провожатым коридорами
какого-то высокого этажа, мимо техников в белых  халатах,  восседавших  на
седлах бесшумно катившихся электрокаров, знать об этом не мог. Несмотря на
дневное время, сияли люминесцентные лампы то холодным, то  теплым  светом,
как бы давая понять, что здешнее время земному не подчиняется. В  огромном
кабинете  профессор  представил  мне  около  дюжины  своих  сотрудников  -
начальников отделов ИИМ. Дабы не подвергать испытаниям мою скромность, они
поздоровались со мной уважительно, но без подобострастия.  То  был  кружок
блестящих, первостепенных умов. К сожалению, не всех я запомнил. Знаю, что
Отделом Финансовой Космологии _н_е_ заведовал доктор де Волей, заведующего
звали иначе, но как - вылетело из головы. Во всяком случае, как-то в  этом
роде. Финансы, впрочем, не моя специальность.  Другое  дело  физика.  Этот
отдел возглавлял романоязычный швейцарец, доцент Бурр де Каланс;  едва  ли
не 49 процентов его  подчиненных  были  психами.  Завистники  -  ибо  идея
оказалась гениальной - утверждали, что и сам де  Каланс  с  приветом.  Как
будто на таких интеллектуальных высотах это имело  какое-нибудь  значение.
Взять хотя  бы  несколько  последних  идей  его  сотрудников.  Раз  нельзя
перемещать во времени, надо перемещать время. Если энергия не желает  течь
между изотермическими точками, нужно ее  заставить,  делая  дырки.  Отсюда
взялись  энтроны,  инверсоры  и  реверсоры,  а  также  выкопалистика,  или
углубление ямок  в  структуре  пространства-времени,  пока  где-нибудь  не
треснет, - и эта, вне всякого сомнения, сумасшедшая идея  положила  начало
новой эре в физике. Правда,  никто  пока  не  знал,  как  это  делать,  но
практическое внедрение мало кого в Институте заботило, поскольку  весь  он
был устремлен  в  далекое  будущее.  Де  Каланс,  во  всяком  случае,  был
преисполнен  энтузиазма.  Разумеется,  первый  попавшийся  псих   не   мог
рассчитывать на должность  в  его  отделе.  Свихнуться  надо  было  не  на
банальной почве  личных  проблем,  но  на  самых  твердых  орехах  физики.
Впрочем, эта мысль принадлежала еще Нильсу Бору: тот как-то заметил, что в
современной физике обычных идей уже недостаточно  -  необходимы  безумные.
Правой  рукой  де  Каланса  был  доктор  Доуберман,  левой   -   маленький
Сен-Беернарес. Или наоборот. Именно он (но опять-таки не  помню,  который)
математически доказал возможность превращения кварков в акварки, а тех,  в
свою очередь, - в аквариумы.  В  нашей  Вселенной  это  невозможно,  но  в
других, безусловно, возможно; тем самым теория  вышла  за  пределы  нашего
Универсума. Зато я почти уверен, что это голландец Доуберман сказал мне ни
с того  ни  с  сего,  что  церковь  прибегает  к  неподходящей  символике,
пользуясь пасторальными, то есть пастушескими  образами  ягнят  и  овечек,
потому что ягнятам место на вертеле,  а  барашки  идут  на  шашлык.  У  де
Каланса, конечно, были кое-какие заботы с  его  коллективом.  Вдобавок  он
мечтал заполучить хоть  парочку  свихнувшихся  нобелевских  лауреатов;  на
беду, все живущие были пока нормальны. Его ученые  вели  себя  чрезвычайно
логично для своего состояния, пожалуй, даже слишком логично, и ни  во  что
не ставили общепринятые условности, если речь заходила  о  самой  сути.  У
меня на голени и теперь еще виден след от зубов доктора Друсса; он  укусил
меня отнюдь не в припадке бешенства, а для того, чтобы мне лучше врезалась
в память его теория спинов (иначе, закрутов) - не левых и  не  правых,  но
третьих. И точно, он своего добился: я запомнил все досконально.
     Нужно,  однако,  внести  хоть   какой-то   порядок   в   эти   буйные
воспоминания.  Сердцем  Института  были  огромные   исторические   машины,
именуемые  также  электрохронографами;  остальные  отделы  имели  с   ними
постоянную связь. Отделом Онтологических Ошибок  и  Искривлений  заведовал
Йондлер Кнак, долговязый американец, сын исландки и эскимоса; до  создания
этого  отдела  никто  и  понятия  не  имел  о  подлинной  роли   ошибочных
представлений, которые, в сущности, определяют поведение разумных существ.
Заглянув первый раз в лабораторию промышленной сексуалистики, я решил, что
попал в музей старых паровых машин или помп Джеймса Уатта, потому что  все
там с пыхтением сновало туда и сюда; но это была лишь  мастерская  блудных
машин, примитивных копулятриц;  их  привозили  из  разных  стран  в  целях
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама