Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 105.69 Kb

Маска

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10
я  разгадала  и  новый  их  фортель  --  они обернули концы ходуль обрывками
джутового мешка. Брошенные ходули я нашла неподалеку от  скалистого  обрыва.
Склон  был  усеян огромными замшелыми валунами, которые громоздились друг на
друга так, что преодолеть эту  россыпь  можно  было,  лишь  прыгая  большими
скачками  с  камня  на камень. Так и поступили мои противники, однако они не
избрали прямого пути -- они петляли. Из-за этого  мне  приходилось  сползать
чуть  ли  не  с каждого валуна, чтобы, обежав кругом, сызнова отыскать нюхом
зыблющиеся в воздухе частички их запаха. Так я дошла до отвесной  скалы,  по
которой  они  вскарабкались  наверх.  Они  не  смогли бы взобраться туда, не
развязав руки своему пленнику, но меня не удивило, что он добровольно  полез
вместе  с  ними, -- пути назад теперь для него уже не было. Я поползла вверх
по разогретому камню, ведомая отчетливым, утроенной силы запахом -- ведь  им
приходилось  взбираться  по  этой  отвесной стене, цепляясь за каждый уступ,
промоину, впадину: не было такого клочка седого мха, забившегося в расщелину
нависших скал, ни мелкой трещинки,  дающей  минутную  опору  ногам,  которую
похитители не использовали бы как ступеньку. Порой в самых трудных местах им
приходилось останавливаться, чтобы выбрать дальнейший путь, -- я чувствовала
это  по  усиливающемуся  запаху.  А  я буквально мчалась вверх, едва касаясь
скалы, чувствуя, как сильнее и сильнее все во мне дрожало, как  все  во  мне
играло  и  пело,  ибо  эти  люди были достойны меня, я чувствовала радость и
изумление, потому что восхождение, которое они проделывали втроем, страхуясь
одной веревкой, джутовый запах которой остался на острых выступах  камня,  я
совершала  одна  и  без  особых  усилий  и  ничто  не могло сбить меня с той
поднебесной тропы. На вершине меня встретил сильный ветер,  который  свистел
на   остром,  как  нож,  гребне,  но  я  даже  головы  не  повернула,  чтобы
полюбоваться на простершуюся далеко внизу зеленую страну и горизонты, тающие
в голубой дымке, а принялась  ползать  по  гребню  взад  и  вперед,  пока  в
незаметной  выбоине  не  нашла  продолжение следа. Беловатый излом и осколки
камня обозначили место, где один из путников  сорвался.  Перегнувшись  через
каменную  грань,  я  посмотрела  вниз  и  увидела  маленькую фигурку, словно
отдыхавшую на середине склона, и острым зрением различила даже темные  капли
на  известняке,  словно  оставленные  недолгим  кровавым дождем. Двое других
пошли дальше по гребню, и я пожалела, что мне достанется теперь  всего  один
стерегущий  Арродеса  враг,  потому  что  никогда до сей поры не ощущала так
сильно, сколь благородно мое дело, и не была исполнена такой жаждой  борьбы,
отрезвляющей  и  опьяняющей одновременно. Я побежала вдоль гребня под уклон,
ибо беглецы избрали именно это направление, оставив  погибшего  в  пропасти,
ведь  они  очень  спешили,  а его мгновенная смерть при падении была для них
несомненна. Я приближалась к скальным воротам, похожим на руины  гигантского
собора,  от  которого  остались  только  столбы  разбитого  портала, боковые
контрфорсы и одно высокое окно, сквозь которое светилось небо, а на его фоне
выделялось тоненькое деревце, с  бессознательной  отвагой  выросшее  там  из
семени,  занесенного ветром в горсть праха. За воротами начиналась скалистая
котловина, наполовину затянутая  туманом,  придавленная  длинной  тучей,  из
складок  которой  сыпался  мелкий  искрящийся снег. Пробегая в тени, которую
отбрасывала причудливая башня, я услышала грохот сыплющихся камней, и тут же
по склону скатилась лавина. Глыбы колотились об  меня  с  такой  силой,  что
высекали  дым  и  искры  из  моих  боков, но я, поджав все свои ноги, успела
упасть в неглубокую выемку под валуном  и  в  безопасности  переждала,  пока
пролетели  последние  обломки.  Мне  пришла в голову мысль, что тот, второй,
который вел Арродеса, нарочно выбрал это лавиноопасное место в расчете,  что
я,  не  зная гор, попаду под обвал и обвал -- хоть надежда на это и невелика
-- раздавит меня. Такая мысль меня обрадовала:
     ведь если противник не только убегает и путает следы,  но  и  нападает,
борьба  становится  более  достойной.  На  дне  выбеленной  снегом котловины
виднелась постройка -- то ли дом, то ли замок, сложенный  из  самых  тяжелых
валунов,  какие  в одиночку не сдвинул бы и гигант; я поняла, что это и есть
убежище врага, ибо где же ему еще быть в этой глуши. И, бросив поиски следа,
стала сползать с  осыпи,  погрузив  задние  ноги  в  сыплющийся  щебень,  --
передними  я  как  бы  плавала  в мелких обломках, а средней парой тормозила
спуск, чтобы не сорваться. Так я добралась до слежавшегося снега и  по  нему
уже  почти  бесшумно  пошла дальше, пробуя на каждом шагу, не провалюсь ли в
какую-нибудь бездонную расщелину. Надо было идти осторожно, ибо враг  ожидал
моего  появления со стороны перевала, и я не стала подходить слишком близко,
чтобы  меня  не  заметили  из  укрепленного   здания,   а   втиснулась   под
грибообразный валун и принялась терпеливо ждать наступления ночи.
     Стемнело  быстро,  но  снег все порошил, ночь оказалась светлой, и я не
отважилась приблизиться к  дому,  а  только  приподнялась,  подперев  голову
скрещенными передними ногами так, чтобы хорошо видеть его издали.
     После полуночи снег перестал, но я не отряхивала его с себя, потому что
он сделал   меня   похожей  на  окружающие  предметы,  и  от  лунных  лучей,
пробивающихся меж облаками, сиял, как подвенечное платье, которого мне так и
не пришлось надеть. Потом я потихоньку  поползла  в  сторону  хорошо  видной
издали  темной глыбы дома, не спуская глаз с окна на втором этаже, в котором
тускло тлел желтоватый свет. Я прикрыла зрачки тяжелыми веками,  чтобы  луна
не слепила меня, а к слабому освещению я была приспособлена. Мне показалось,
что  в  этом  окне  что-то  двинулось и какая-то большая тень проплыла вдоль
стены, и я поползла быстрее, пока не добралась до подножья  постройки.  Метр
за  метром я стала взбираться по кладке, это было нетрудно, потому что между
камнями не было швов, их соединяла только собственная огромная тяжесть.  Так
я  добралась  до  нижнего  ряда  окон,  черневших,  как  крепостные бойницы,
предназначенные для пушечных жерл. Все они зияли мраком и  пустотой.  Внутри
царила  такая тишина, будто уже много веков единственной хозяйкой здесь была
смерть. Чтобы лучше видеть, я включила свое ночное зрение, сунула  голову  в
каменный  проем, открыла светящиеся глаза своих щупальцев, и в глубь комнаты
пошел от них фосфорический  свет.  Напротив  окна  я  увидела  сложенный  из
шершавых  плит  закопченный  камин, в котором давно остыла кучка рассохшихся
поленьев  и  обугленного  хвороста,  у  стены  заметила  скамью   и   ржавые
инструменты,  в  углу  виднелось продавленное ложе и груда каких-то каменных
ядер. Мне показалось странным, что вход ничем не защищен и дверь  в  глубине
распахнута  настежь,  но  именно  в  этом  я  увидела  западню и, не поверив
заманивающей пустоте, вновь бесшумно убрала голову  и  стала  взбираться  на
верхний  этаж.  К  окну,  из  которого  лился  тусклый свет, я и не подумала
приблизиться. Наконец я выбралась на крышу  и  на  ее  заснеженной  площадке
прилегла   по-собачьи,   решив  дождаться  здесь  рассвета.  Снизу  до  меня
доносились два голоса, но я не могла разобрать слов. Я лежала без  движения,
страшась той минуты, когда брошусь на противника, чтобы освободить Арродеса.
В  напряженном  оцепенении  я  мысленно  рисовала  картины  борьбы,  которая
завершится уколом жала, но в то же время, пытаясь проникнуть в тайное тайных
своей души, уже не доискивалась, как прежде, истоков движущей меня  воли,  а
искала  там  хотя бы самый слабый намек, знак, который открыл бы мне, одного
ли только человека я погублю.
     Не знаю, когда исчезла моя нерешительность.  Я  все  еще  находилась  в
неведении,  все  так же не знала себя, но именно незнание того, прибыла ли я
как избавительница или как убийца, вновь вызвало у меня ощущение чего-то  до
сих  пор  неизвестного,  непонятно  нового,  придало  каждому моему движению
девственную загадочность и наполнило меня восторгом. Этот восторг очень меня
удивил, и я подумала, не в том ли снова проявилась мудрость моих создателей,
что я могла в моем безграничном могуществе видеть способность нести сразу  и
помощь,  и  гибель.  Но даже и в этом я не была уверена. Вдруг снизу до меня
донесся резкий короткий звук и сдавленный крик, а потом глухой стук,  словно
упало  что-то  тяжелое,  --  и  снова  тишина.  Тотчас  я  поползла с крыши,
перегнувшись через ее край так, что задняя пара ног и втулка жала находились
еще на кровле, грудь терлась  о  стену,  а  голова,  дрожа  от  усилий,  уже
дотягивалась до окна.
     Свеча,  сброшенная  на пол, погасла, только фитиль еще тлел красноватым
огоньком. Усилив ночное зрение, я увидела лежащее под столом  тело,  залитое
кровью, которое при этом освещении казалось черным, и, хотя все мое существо
требовало  прыжка,  я  сначала  втянула  в  себя  воздух  с  запахом крови и
стеарина. Это был чужой человек, -- видимо, дело дошло до схватки и  Арродес
опередил меня. Как, когда и почему -- эти вопросы меня не занимали: меня как
громом  поразило то, что с ним, живым, я осталась в этом пустом доме один на
один, что нас теперь только двое. Я вся дрожала, суженая и  убийца,  отмечая
одновременно  немигающим  оком  мерные судороги этого большого тела, которое
испускало последнее дыхание. Вот сейчас бы уйти потихоньку в мир заснеженных
гор, чтобы только не оказаться с ним лицом к лицу, чтобы не встретились  две
пары  наших  глаз,  нет, три пары, поправила я себя и поняла, как безвыходно
осуждена  быть  смешной  и  страшной;  и   это   предчувствие   насмешки   и
издевательства,  все  во  мне подавив, толкнуло меня вперед, и я бросилась в
проем вниз головой, как паук на  добычу,  и,  уже  не  обращая  внимания  на
скрежет  брюшных пластин о подоконник, стремительной дугой перескочила через
недвижимого врага, целясь в дверь.
     Не помню, как я распахнула  ее.  Сразу  за  порогом  начиналась  крутая
лестница,  и  на  ней навзничь лежал Арродес, упираясь подвернутой головой в
истертый камень нижней ступеньки. Наверное,  они  боролись  здесь,  на  этой
лестнице,  оттого  я почти ничего и не услышала. И вот он лежал у моих ног в
разорванной одежде, и его ребра вздымались, и я видела его  наготу,  которой
не знала и о которой думала только в первую ночь на королевском балу.
     Он  дышал  хрипло.  Видно  было,  как  он  силится разлепить веки, а я,
откинувшись назад и поджав брюшко, всматривалась сверху в  его  запрокинутое
лицо, не смея ни коснуться его ни отступить, ибо, пока он был жив, я не была
в  себе  уверена.  Жизнь  уходила из него с каждым вздохом, а я помнила, что
заклятие лежит на мне  до  его  последнего  дыхания,  поскольку  королевский
приказ  надлежит  выполнить даже во время агонии, и не хотела рисковать, ибо
он еше жил и я не знала, хочу ли его пробуждения. Что, если бы  он  хоть  на
минуту  открыл  глаза  и  взглядом  обнял бы меня всю, такую, какой я стояла
перед ним в молитвенной позе, бессильно смертоносная, с чужим плодом в себе,
-- было бы это нашим венчанием или немилосердно предусмотренной пародией  на
него?
     Но  он  не очнулся, и, когда рассвет прошел между нами в клубах мелкого
искрящегося снега, который задувала  в  окно  горная  метель,  он,  еще  раз
простонав,  перестал  дышать,  и  тогда  уже  успокоенная,  я  легла  рядом,
прильнула к нему, сжала в объятиях и лежала так при свете  дня  и  во  мраке
ночи  все  двое  суток  пурги,  которая  укрывала нас нетающим одеялом. А на
третий день взошло солнце.

     КОНЕЦ

     Примечания

     1 Кинжал, которым на поединке добивали поверженного противника.

     2 Кружение (лат).

     3 Дамский угодник (спутник для проулок).

     4 Средневековая карточная игра особыми картами (таро)
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама