Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Урсула Ле Гуин Весь текст 274.64 Kb

Сборник рассказов

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 24
бронзовокожие люди Обычного дня  собирались  группами,  стояли  без  дела,
толкались и разговаривали, переругивались и смеялись, и Ганиль, у которого
от усталости, боли и крепкого пива кружилась  голова,  старался  держаться
поближе к Мииду; хоть он и был теперь  Мастером,  чувство  у  Ганиля  было
такое, как будто только этот голубоглазый незнакомец знает  путь,  которым
ему, Ганилю, следует идти,


     - XVI плюс XIX, - раздраженно сказал Ганиль. - Что за чушь, юноша, ты
что, складывать не умеешь?
     Ученик густо покраснел.
     - Так, значит, не получается, Мастер Ганиль? - неуверенно спросил он.
     Вместо ответа Ганиль вогнал до отказа металлический прут в его гнездо
в паровом двигателе, который юноша чинил; прут оказался на  дюйм  длиннее,
чем нужно.
     - Что из-за того, Мастер, что большой палец у меня слишком длинный, -
сказал юноша, показывая свои руки с узловатыми пальцами. Расстояние  между
первым и вторым суставами большого пальца было и  в  самом  деле  необычно
велико.
     - Да, это правда, - сказал Ганиль, его темное лицо стало еще  темнее.
- Очень интересно. Но не важно, короткая или длинная у тебя мерка -  важно
только, чтобы ты применял ее последовательно. И что  еще  важно,  запомни,
ты, тупица, так это то, что если сложить XVI и XIX, XXXVI  не  получается,
не получалось и, пока стоит мир, не получится никогда -  а  ты  невежда  и
непосвященный!
     - Да, Мастер, очень трудно запомнить.
     - А это, Уонно Ученик, нарочно так сделано, - послышался низкий голос
Ли,  Главного,  Мастера,  широкоплечего  толстяка  с  блестящими   черными
глазами. - На одну минутку, Ганиль.
     У он повел его в дальний угол огромной Мастерской, едва они отошли от
ученика на несколько шагов, Ли весело сказал:
     - Вам, Мастер Ганиль, немножко не хватает терпения.
     - Таблицы сложения Уонно должен бы уже знать.
     - Иногда даже Мастера забывают что-то из этих таблиц, -  Ли  отечески
похлопал Ганиля по плечу, - знаешь, ты, говорил так, будто ожидал, что  он
это _в_ы_ч_и_с_л_и_т_! - Он захохотал звучным басом,  из-за  завесы  этого
хохота поблескивали его глаза, веселые и бесконечно умные, -  Тише  едешь,
дальше будешь... Если я не ошибаюсь, накануне ближайшего Дня Отдыха  ты  у
нас обедаешь?
     - Я взял на себя смелость...
     - Превосходно, превосходно! Желаю успехе! Вот хорошо  будет,  если  у
нее появится такой положительный парень, как ты! Но  предупреждаю  честно,
моя дочь своенравная девчонка, - и Главный Мастер снова захохотал.
     Ганиль заулыбался, немного растерянный, Лани, дочь Главного  вертела,
как хотела, не только работавшими в мастерской юношами, но, и  собственным
своим отцом. Сперва этой девушки, смышленой, живой как ртуть, Ганиль  даже
побаивался. Только потом он заметил, что, когда она разговаривает с ним, в
поведении ее появляется какая-то робость,  а  в  голосе  начинают  звучать
просительные нотки. Наконец, он набрался духу  и  попросил  у  ее  матери,
чтобы та пригласила его на обед, то есть совершил первый официальный шаг в
ухаживании.
     Ли уже ушел, а он все стоял на том же месте и думал об улыбке Лани.
     - Ганиль, ты когда-нибудь видел Солнце?
     Тихий голос, бесстрастный и уверенный, он  повернулся,  и  его  глаза
встретились с голубыми глазами друга.
     - Солнце? Да, конечно.
     - Когда это было в последний раз?
     - Сейчас скажу. Мне тогда было двадцать шесть;  значит,  четыре  года
тому назад. А ты тогда разве не был здесь, в Идане? Оно показалось к концу
дня, о потом, ночью, были видны  звезды.  Помню,  я  насчитал  восемьдесят
одну, и после этого небо закрылось снова.
     - Я в это время был севернее, в Келинге; меня тогда как раз посвятили
в Мастера.
     Миид говорил, опираясь на деревянный Барьер  вокруг  Образца  большой
паровой машины, светлые глаза его смотрели  не  в  глубь  мастерской,  где
вовсю кипела работа, а на окна, за которыми упорно  моросил  мелкий  дождь
поздней осени.
     - Слышал, как ты сейчас отчитывал юношу Уонно. "Важно  то,  что  если
сложить XVI и XIX, XXXVI  не  получается"...  А  потом:  "Мне  тогда  было
двадцать шесть; значит, четыре года тому назад... Я  насчитал  восемьдесят
одну... Еще немного, Ганиль, и ты бы начал _в_ы_ч_и_с_л_я_т_ь_.
     Ганиль нахмурился, и рука его, непроизвольно поднявшись потерла шрам,
светлевший у него на виске.
     - Да ну тебя, Миид! Даже непосвященные различают IV и XXX!
     Миид чуть заметно улыбнулся. Он уже держал  в  руке  свою  палку  для
Измерений и рисовал ею на пыльном полу Окружность.
     - Что это такое? - спросил он.
     - Солнце.
     - Правильно. Но это также и... знак, знак, который обозначает. Ничто.
     - Ничто?..
     - Да. Его можно использовать, например, в таблицах вычитания.  От  II
отнять I будет I, не так ли. Но что останется, если от II отнять II? -  Он
помолчал.  Потом  постучал  палкой  по  нарисованному  на  полу  кругу.  -
Останется это.
     - Да, конечно, - Ганиль не отрываясь глядел на круг, священный  образ
Солнца,  Скрытого  Света,  Лица  Бога.  -  Кто   хозяева   этого   знания?
Священнослужители?
     - Нет, - Миид перечеркнул круг "Иксом". - Вот этого - да, они.
     - Тогда чье... кто хозяева  знания  о...  знаке,  который  обозначает
Ничто?
     - Да нет у него хозяина - или, скорей, хозяева все. Это не Тайна.
     Ганиль изумленно сдвинул брови, Они говорили вполголоса,  стоя  почти
вплотную друг к  другу,  словно  обсуждая  промер,  сделанный  Палкой  для
Измерений.
     - Почему ты считал звезды, Ганиль?
     - Мне... мне хотелось знать, Я  всегда  любил  счет,  числа,  таблицы
действий. Поэтому я и стал Механиком.
     - Да. Теперь: тебе ведь уже тридцать, и  уже  четыре  месяца  как  ты
Мастер. Задумывался ты когда-нибудь - Ганиль, что если ты  стал  Мастером,
это значит: в своей профессии ты знаешь все? Отныне до самой  смерти  тебе
уже не узнать ничего больше. Больше просто ничего нет.
     - Но Главные...
     - ...знают еще несколько тайных знаков и паролей, - перебил, его Миид
тихим и ровным голосом, - и, конечно,  у  них  есть  власть.  Но  в  своей
профессии они знают  не  больше,  чем  ты...  Ты,  может,  думал,  что  им
разрешено _в_ы_ч_и_с_л_я_т_ь_? Нет, не разрешено.
     Ганиль молчал.
     - И однако, Ганиль, кое-что еще узнать можно.
     - Где?
     - По ту сторону городских стен.
     Прошло немало времени, прежде чем Ганиль заговорил снова: - Я не могу
слушать такое, Миид. Больше не говори со мной об этом. Предавать тебя я не
стану.
     Ганиль повернулся и зашагал  прочь.  Лицо  его  искажала  ярость.  Но
огромное усилие воли понадобилось для того,  чтобы  обратить  эту  ярость,
казалось бы, беспричинную, против  Миида,  человека  столь  же  уродливого
духом, сколь и телом,  дурного  советчика  и  прежнего,  ныне  утраченного
друга.


     Вечер оказался очень приятным: веселье било из Ли ключом его  толстая
жена обращалась с Ганилем как с родным сыном, а Лани была совсем кроткой и
сияла от радости. Юношеская неуклюжесть Ганиля по-прежнему вызывала в  ней
непреодолимое желание его поддразнивать, но, даже  поддразнивая,  она  как
будто просила его о чем-то и еду уступала; казалось, еще немного - и  весь
ее задор превратится в нежность. В  какой-то  миг,  когда  она  передавала
блюдо, рука ее коснулась его руки. Вот  здесь,  на  ребре  правой  ладони,
около запястья, одно легкое  прикосновенье  -  он  помнил  это  так  ясно!
Сейчас, лежа в постели в своей комнате над мастерской, в кромешной темноте
городской ночи, он застонал от переполнявших его чувств, ухаживанье - дело
долгое, протянется месяцев восемь, самое меньшее, и все будет  развиваться
очень медленно  и  постепенно  -  ведь  речь,  как-никак,  идет  о  дочери
Главного. Нет,  думать  о  Лани  просто  непереносимо!  Не  надо  про  нее
думать... думай... про Ничто, и он стал  думать  про  Ничто.  О  круге.  О
пустом кольце, сколько будет 0, умноженное на I? Столько  же,  сколько  0,
умноженное на II. А если поставить I и 0 рядом... что будет означать I0?


     Миид Светлокожий приподнялся и  сел  в  постели;  каштановые  волосы,
падая на лицо, закрывали его  голубые  глаза,  и  он,  откинув  их  назад,
попытался разглядеть, кто мечется по его комнате. Сквозь  окно  пробивался
грязно-желтый свет раннего утра.
     - Сегодня День Отдыха, - проворчал Миид, - уходи, дай мне спать.
     Неясная фигура воплотилась в Ганиля, метание по комнате  -  в  шепот.
Ганиль шептал:
     - Миид, посмотри!
     Он сунул Мииду под нос грифельную доску:
     -  Посмотри,  посмотри,  что  можно  делать  этим   знаком,   который
обозначает Ничто!
     - А, это, - сказал Миид.
     Он оттолкнул Ганиля с его  грифельной  доской,  спрыгнул  с  постели,
окунул голову в ледяную воду в тазу, стоявшем на сундуке с одеждой, и  там
ее подержал. Потом, роняя капли воды, он вернулся к кровати и сел.
     - Давай посмотрим.
     - Смотри, за основу можно принять любое число - я  взял  XII,  потому
что оно удобное. Вместо XII, посмотри, мы пишем 1-0, а вместо ХIII -  1-1,
а когда доходим до XХIV, то...
     - Ш-ш!
     Миид внимательно перечитал написанное. Потом спросил:
     - Хорошо все запомнил?
     Ганиль кивнул, и тогда Миид  рукавом  стер  с  доски  наполнявшие  ее
красиво выписанные знаки.
     - Мне не приходило в голову, - заговорил  он  опять,  -  что  основой
может стать любое число, Но посмотри: прими за основу Х - через  минуту  я
объясню тебе почему - и вот способ сделать,  все  легче.  Вместо  Х  будет
писаться 10, а вместо XX - 20, но вместо XXII  напиши  вот  что,  -  и  он
написал на доске "22".
     Ганиль глядел  на  эти  два  знака,  как  зачарованный,  Наконец,  он
заговорил каким-то не своим, срывающимся голосом:
     - Ведь это... одно из черных, чисел?
     - Да, ты, Ганиль, пришел к черным числам сам, но как бы через  заднюю
дверь.
     Ганиль, сидевший рядом, молчал.
     - Сколько будет CXX, умноженное на МСС? - спросил Миид.
     - Таблицы так далеко не идут.
     - Тогда смотри.
     И Миид написал на доске:

               1200
               Х
               120
               ------

     а потом -

               0000
               2400
               1200
               ------
               144000

     Опять долгое молчание.
     - Три Ничто, умноженные на XII... -  забормотал  Ганиль.  -  Дай  мне
доску.
     Слышались  только  монотонный  стук  падающих  капель  за   окном   и
поскрипывание мела. Потом:
     - Каким черным числом обозначается VIII?
     К концу этого холодного Дня Отдыха они ушли так  далеко,  как  только
Миид смог увести за собой Ганиля. Правильней даже  было  бы  сказать,  что
Ганиль перегнал Миида и под конец тот уже не мог за ним поспевать.
     - Тебе нужно познакомиться с Йином, - сказал Миид, - Он может научить
тебя тому, что тебя, интересует, Йин работает  с  углами,  треугольниками,
измерениями. Он своими  треугольниками  может  измерить  расстояние  между
любыми двумя точками,  даже  если  до  этих  точек  нельзя  добраться,  Он
замечательный догадчик, числа - самое сердце его знания, язык, на  котором
оно говорит.
     - И мой тоже.
     - Да, я это вижу. Но не мой, я люблю числа не ради них самих. Мне они
нужны как средство, чтобы с их помощью объяснять... Вот если, например, ты
бросаешь мяч, отчего он летит?
     - Оттого, что, ты его бросил, - и лицо у Ганиля расплылось в  широкой
улыбке.
     Он был бледен, а в голове у него звенело, как в  пустом  бочонке,  от
шестнадцати -  минус  короткие  перерывы  для  еды  и  сна,  часов  чистой
математики; и он уже потерял весь свой страх, все  смирение.  Он  улыбался
как властитель, вернувшийся из долгого изгнания к себе домой.
     - Прекрасно, - сказал Миид, - Но почему он летит и не падает?
     - Потому, что... его поддерживает воздух?
     - Тогда почему потом он все же падает? Почему он движется по  кривой?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама