Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 24 25 26 27 28 29 30  31 32 33 34 35 36 37 ... 145
вали,  чтобы уровень преступности на его микроучастке строго соответс-
твовал  научным,  политически грамотным показателям.  Чтобы раскрывае-
мость была не ниже,  чем в прошлом году.  Существовал также закон  "Об
укрывательстве преступлений" - этот закон предусматривал суровое нака-
зание всякому оперу,  осмелившемуся сокрыть преступление (не зарегист-
рировать уголовное дело).  Одним словом - клещи!  С одной стороны, дай
статистику хорошую,  с другой - не смей преступления укрывать!  Слабые
не выдерживали,  но сильные закалялись.  Проработавшие благополучно не
один год превращались в таких бойцов,  которых не удивишь никаким при-
казом.  Надо поймать снежного человека?  Будет - со всеми официальными
показаниями, опознаниями, признаниями, очными ставками и прочим. Чтобы
опер  не  терял спортивно-боевую форму,  начальство выдумывало ему все
новые и новые поручения и задания.  Например, опер должен был раскрыть
определенное количество преступлений при помощи обратившихся в честную
веру преступников,  то есть попросту говоря - агентов. Поскольку чест-
ных  преступников  хронически  не  хватало,  оперативник находил норой
простой выход:  он сочинял их.  Так в делах появлялись,  скажем, некие
Федя  или  Кеша,  которые  благополучно кочевали из одной отчетности в
другую,  выполняя благородную задачу  в  деле  улучшения  показателей.
Кто-то  слишком  лихо  закрывал дела,  не успев вникнуть в их суть.  А
кто-то слишком рьяно за них брался,  выколачивая сведения  из  упрямых
урок недозволенными методами.  Сажая на скамью подсудимых других, опер
знал, что "никто не вечен под луной" и что все, грешные, под Богом хо-
дят.

   Злополучный кошелек,  который Жеглов положил в карман вора,  увы, -
атрибут розыскного искусства и по сей день. Кого винить в этом? Наивно
заблуждаются те,  кто считает,  будто между сыщиками и преступниками -
стена.  Нет,  всего лишь черта,  условленная законом.  Она может стать
стеной  для одних,  ее может не заметить в пылу работы другой;  третий
переступает ее намеренно,  хотя и не без сомнений.  Интересный факт: в
застойные  годы  в  тюрьму чаще садились офицеры.  Теперь львиную долю
осужденных составляют сержанты и рядовые. Факт безотрадный, ибо свиде-
тельствует он скорее о падших нравах сержантского состава, чем о высо-
ком моральном духе офицерства.  Переступить роковую черту можно  дейс-
твительно незаметно.  Во времена застоя, например, районное начальство
почти обязывало сотрудников ОБХСС заботиться о том,  чтобы дефициты из
подведомственных им магазинов уходили не только "налево", но и "напра-
во", то есть к заслуженным работникам милиции.

   Криминал? Вроде бы еще нет.  Директор магазина рад услужить  родной
власти,  купля-продажа производится по закону: по номиналу и с чеками.
Отовариваются достойные люди, которые в знак благодарности просто иск-
лючают  данный  магазин из сферы своих профессиональных интересов.  Но
тот же злополучный опер мог незаметно переступить черту: склонить сво-
его агента к активной деятельности, не понимая, что агент сам уже дав-
но использует своего патрона в корыстных целях.

   До поры до времени вое эти противоречия,  проблемы,  неразбериху  в
той или иной мере сглаживала и облагораживала Большая Идея. Когда Хру-
щев клялся на съезде, что через двадцать лет он пожмет руку последнему
преступнику,  -  это впечатляло.  Это заставляло позабыть на время и о
нищенской зарплате, и о глупости инструкций. Правоохранительная машина
работала исправно.  Нравственные приоритеты были достаточно ясно обоз-
начены. Преступник, попавшийся, скажем, на валютных операциях, мог на-
хамить сыщику, предложить ему взятку, но он никогда бы не позволил се-
бе заявить вслух,  на допросе,  что сыщик выполняет глупую,  никому не
нужную, да к тому же и малооплачиваемую работу...

   Нынче же взятки воспринимаются как откупное:  берите,  но только не
мешайте делать деньги.  Из перепродажи, из фальсифицированного спирто-
вого продукта, из меди, оружия, наркотиков... Закон? Ему не подчиняют-
ся даже президенты. Власть? Это еще нужно посмотреть, какая из них по-
бедит.  Собственность? Была ваша, - завтра станет нашей, а послезавтра
хоть потоп.  Бывшие деревенские парни, прошедшие армию и сменившие ар-
мейские  погоны  на  милицейские,  теряются в этом мутном водовороте в
считанные месяцы:  сегодня ты гоняешься за мафией, а завтра она вполне
официально  нанимает  тебя  в  качестве  охранника - тут у кого угодно
"крыша поедет". Да что там говорить про рядовых, если и среди офицеров
бродят настроения, которые можно выразить фразой: "За что воюем?"

   Один опер,  подводя  итоги  своему печальному прогнозу относительно
будущности Российского государства, выразился так:

   - Вопрос упирается в собственность. Пока не определятся собственни-
ки,  мы,  строго говоря,  не нужны ни мафии, ни властям. Идет грабеж и
дележ ничейного.  Лишь тогда понадобится  закон,  когда,  насосавшись,
собственники скажут: хватит! А теперь мы будем играть по правилам!


РОКИРОВКИ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

   Мальчик был самым обыкновенным ребенком,  может быть, лишь чуть бо-
лее тихим и задумчивым, чем обычно бывают тинэйджеры. По вечерам любил
сидеть в своей комнатке у окна и смотреть на улицу, слушая плейер. Од-
нажды мальчик обратил внимание на то,  что к магазину, который был как
раз напротив окон его комнатки, часто подъезжают одни и те же машины -
по вечерам, после закрытая... Из машин что-то выгружали и быстро зано-
сили в магазин.  Мальчик пригляделся повнимательнев и понял,  что  это
"что-то" было не чем иным,  как оружием.  Он записал номер машины, по-
наблюдал за магазином еще пару дней,  фиксируя номера подъезжавших ав-
томобилей.

   Он был умным,  начитанным ребенком и понимал,  что тайно перевозить
оружие могут,  скорее всего,  бандиты...  А потом мальчик пошел в свое
отделение милиции и рассказал все,  что видел, офицеру - одному из ру-
ководителей отделения.

   Мальчик сделал все правильно. Он не мог знать, что этот офицер дав-
но  уже  был на долях с теми самыми бандитами,  которые выгружали ору-
жие...

   Через пару дней мальчик пропал.  Поиски были  результативными  -  в
пригородном  лесочке  через некоторое время изуродованный труп ребенка
был все-таки найден... (Любопытный нюанс - в ходе расследования убийс-
тва мальчика около шести человек брали на себя совершение преступления
и даже показывали в ходе следственных экспериментов, как именно убива-
ли. Во всех этих случаях розыскники сумели доказать самооговор.)

   Настоящего убийцу - непосредственного исполнителя - нашли, хотя по-
иск был чрезвычайно трудным.  Однако медицинская  экспертиза  признала
убийцу  больным  человеком,  в силу этого он не подлежал уголовной от-
ветственности,  а показания,  данные им,  не имели юридической силы...
Поэтому и офицер, сгубивший мальчика, продолжал работать в милиции. Он
уволился из органов совсем недавно.  Те офицеры-розыскники,  кто знал,
на чьей совести маленький труп,  ничего сделать не смогли. Знать - это
еще совсем не значит доказать...

   Эту грустную историю мы услышали от оперативников в одном из  каби-
нетов известного всем дома на Литейном, где мы попытались поговорить о
таком явлении,  как внутренняя милицейская коррупция  и  преступность.
Увы, страшная история убийства ребенка не слишком удивила нас. В ответ
мы предложили собеседникам историю, которую узнали, расследуя дело од-
ного крупного питерского бизнесмена, обратившегося к нам за помощью...

   Он представился  жертвой рэкета и коррумпированных правоохранитель-
ных органов одновременно. Попросил провести объективное расследование.
Мы согласились.  Мы смогли провести расследование до конца и,  как нам
кажется, теперь знаем правду. Но результаты этого расследования реали-
зации  не подлежали - установив фактуру,  мы не смогли собрать доказа-
тельства.  Многочисленные свидетели согласились говорить только в при-
ватном порядке - для удовлетворения нашего любопытства,  сразу же пре-
дупредив нас, что в "случае чего" - они откажутся от своих слов. Мы не
возьмем на себя ответственность осуждать этих людей. Слишком уж крутые
завязки были в этом деле - и мэрия, и милиция, и КГБ, и прокуратура...
Да и сама жертва где-то в середине расследования предстала в совершен-
но ином свете - пострадав от одних бандитов,  этот  бизнесмен  нанимал
других, чтобы отплатить обидчикам... Коротко же суть дела такова.

   Это было сугубо частное расследование, которое я с коллегами прово-
дил в свободное время.

   Некая крупная петербургская фирма заключает  контракт  с  серьезной
московской фирмой.  Из Петербурга в Москву переводятся большие деньги.
Москвичи срывают контракт и не отдают деньги. Питерский бизнесмен едет
в  столицу и безуспешно обивает пороги всех правоохранительных органи-
заций,  каких только можно.  Ему везде советуют обратиться в арбитраж,
где все вместе - жертвы и кидалы - умрут в бумажной могиле. Вернувшись
в Петербург,  бизнесмен с отчаяния бросается за помощью  к  "чеченам".
"Чечены"  оказываются более приветливыми.  Они выделяют двух способных
решить вопросы представителей, с которыми бизнесмен вновь едет в Моск-
ву. Если кто-то решил, что "чечены" в Москве стали стрелять и похищать
обидчиков,  то этот кто-то жестоко ошибается.  Горцы повели горемыку в
одно чрезвычайно солидное милицейское заведение, где проблема решилась
со сказочной быстротой. Большой милицейский чин (отдельного кабинета и
приемной  с  секретаршей  удостаиваются  лишь высшие милицейские чины)
предложил бизнесмену написать заявление на обидчиков, и через пару (!)
дней  деньги со счетов московской фирмы пошли в Петербург.  За вычетом
нескольких миллионов, которые милицейский чин порекомендовал потерпев-
шему перевести в хорошую фирму, находящуюся в хорошем городе Грозном.

   Видимо, потеря этих миллионов разбудила жабу,  дремавшую до поры на
груди у нашего бизнесмена. Жаба стала его душить.

   Он захотел получить от коварных москвичей и штрафные санкции.  Биз-
несмен  вспомнил об одном своем старом знакомом - старшем офицере быв-
шего Комитета государственной безопасности из Петербургского  управле-
ния.  Этот  офицер  вник в проблему и порекомендовал бизнесмену группу
коротко остриженных юристов,  которые хоть и не имели юридического об-
разования,  но  были  в состоянии решить любую проблему за деньги - за
долю малую. Себе офицер скромно назначил гонорар в пять миллионов руб-
лей (дело происходило в 1992 г.) за общее руководство. (Кстати говоря,
когда в ходе беседы с нами юристы узнали, сколько хотел получить коми-
тетчик,  возмутились они страшно. "Вот скотина! Послал нас под чеченс-
кие пули, даже не предупредив, ни прикрытия не дал, ни подстраховки...
И  за  все  труды  свои страшные - всего пять лимонов",  - так говорил
старший юрист, непосредственно контактировавший с офицером. Возмущение
свое  тогдашнее он сейчас подтвердить уже не сможет,  ибо вскоре после
того как мы прекратили работу по этому делу,  он покинул  наш  суетный
мир.)

   А получилось вот что.  В Москве питерские юристы столкнулись с "че-
ченами",  которые уже рассматривали фирму должников как  исключительно
свою суверенную кормушку.  На разборки обе банды приехали в Петербург,
где выяснились дополнительные спорные моменты - тесен мир.  Оказывает-
ся,  эти самые "чечены" доили еще одну фирму - созданную,  кстати, под
эгидой мэрии Петербурга (брали натурой, гуманитарной помощью, прямо со
склада).  А команда "юристов" вписалась и в эту разборку. Волны разбо-
рок между двумя бандами нещадно колотили бизнесмена.  Фирма  его  тихо
разваливалась.  Прослышав о нем,  как о терпиле безответном, его стали
похищать и совершенно посторонние бандиты,  требуя выкуп. (Самое любо-
пытное заключается в том,  что этот бизнесмен,  стравивший между собой
несколько группировок,  поссорившийся с милицией,  прокуратурой и ФСК,
остался жив и даже до сих пор занимается бизнесом.)
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 24 25 26 27 28 29 30  31 32 33 34 35 36 37 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама