Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Звягинцев В. Весь текст 3920.61 Kb

Одиссей покидает Итаку 1-5

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 335
льняной скатертью, накрахмаленной до металлической жесткости,  уставил  ее
серебряными, стеклянными, фарфоровыми  и  глиняными  стаканами,  бокалами,
чарками, тарелками, салатницами, соусницами, братинами и  многими  другими
предметами сервировки праздничного стола времен  чуть  ли  не  феодальных,
причем подробно называл и комментировал назначение  каждого  появляющегося
прибора. Потом он повел мужчин на кухню, и Альба осталась на  время  одна.
Она даже обрадовалась этому, потому что вдруг поймала себя на  странной  и
неожиданной мысли, что Новиков - человек, умерший за века до ее  рождения,
давно распавшийся на атомы под своей  могильной  плитой  и  тем  не  менее
живой, показался ей гораздо более интересным как личность (и  как  мужчина
тоже), чем многие ее знакомые и по Земле, и по  кораблю.  Впрочем,  почему
иге умерший? - подумала она, - раз он сейчас здесь, с нами? Он жив,  и  мы
живы, и живем в одном времени, а те, его  ровесники  и  современники,  что
лежат (лежали?) в могилах на Земле, чьи памятники она видела, иногда бывая
на старых кладбищах, - какое они имеют отношение к этому  человеку?  А  ее
интерес к нему - не вызван ли он просто-напросто тем, что уже больше  года
она не видела ни одного нового человека? Или дело не только в этом?
     Мужчины  возвратились  из  кухни  с  подносами,  и  на  столе   стали
появляться тарелки и блюда с тонко нарезанными пластинками разового  сала,
ветчиной,  колбасами  разных  сортов,  маринованными   угрями,   шпротами,
трепангами, мидиями со специями, всякого рода сырами,  в  глубоких  мисках
алели соленые помидоры, переложенные чесноком и брусничным листом,  влажно
поблескивали зеленые пупырчатые соленые огурчики вперемежку  со  стручками
горького перца, еще  там  была  икра,  черная  и  красная,  нежный  балык,
креветки и крабы, а в завершение появился  горячий  круглый  ржаной  хлеб,
распространяющий умопомрачительный запах,  и  блюдо  с  горой  золотистых,
истекающих жиром, зажаренных целиком маленьких птиц.
     Альба смотрела на это великолепие, это буйство и разгул с  изумлением
и чуть ли не страхом, а Новиков - возбужденный, какой-то яростно-веселый -
завершая сервировку, выставлял на стол цилиндрические, круглые, квадратные
и витые посудины с плещущимися в  них  неведомыми  напитками.  На  цветных
этикетках девушка видела золотые медали, цветные ленты,  гербы,  рыцарские
щиты,  геральдических  львов,  орлов  и  единорогов,   читала   выведенные
причудливыми русскими и латинскими буквами названия: "Боржоми",  "Малага",
"Камю", "Фанта", "Чинзано", "Пепси", "Клико", "Московский квас"...
     Все  это  не  могло  восприниматься  иначе,   как   сон,   посетивший
космонавтов  после  сотен  дней   питания   корабельной   синтетикой,   не
поддающейся никакой густивации. Да  и  на  Земле  редко  кому  приходилось
видеть подобный стол...
     - Ну, братцы, прошу! Чем богаты... На скорую руку, конечно, но  думаю
-  понравится.  Все  -  высшего  качества.  Из  собственных  запасов.  Как
известная Елена Молоховец писала в своей кулинарной  книге:  "Если  к  вам
пришли гости, а у вас ничего нет, пошлите человека в погреб..." Ну  и  так
далее.
     Оказалось, ко всему прочему, что  предок  владел  еще  и  легендарным
искусством застольной беседы. Он  поднимал  бокалы,  произносил  цветистые
речи, смысл которых в общем-то ускользал от космонавтов, но  говорилось  в
них нечто лестное каждому из гостей в отдельности и всем  вместе.  Попутно
Новиков пророчествовал и изрекал заклинания.  Звучало  это  таинственно  и
увлекательно и восходило прямо к временам Византии.
     Люди двадцать третьего века, тем более космонавты, к гастрономическим
вопросам относятся достаточно сдержанно. Но  под  массированным  давлением
Новикова, которое подкреплялось голодом, зрительно-обонятельными эффектами
и обычным любопытством, наелись так, как не ели,  может  быть,  никогда  в
жизни. Утомленные, осоловевшие от сытости  и  тепла,  звездоплаватели  уже
начали  терять  нить  реальности.  А  Новиков  был  бодр  и  свеж,  только
раскраснелся слегка и говорил еще громче.
     - Ребята, бросьте грустить... Все понимаю, конечно, но что  сделаешь?
Я же говорю - вечная память! А разве у вас не  умирают  больше?  И  вы  не
представляете, что чувствуют люди, когда после боя взводом приходится пить
водку, отпущенную на батальон? Я тоже не представляю. И не дай нам бог...
     - Скажи, Андрей, - нетвердым голосом перебил его штурман,  мучающийся
неразрешимой загадкой. - Как это может быть - пробой в прошлое? В  будущее
- это ясно, а в прошлое? Теория не допускает...
     Новиков вдруг  напрягся.  Посмотрел  на  Герарда  очень  внимательно,
перевел глаза на Корнеева, на Альбу.
     - Не допускает, говорите? Да, интересно получается...  Ну,  ладно,  о
теориях завтра поговорим. Сейчас давайте вернемся к этим... Ревенон  а  но
мутон, короче. Как вы там все-таки  живете,  в  светлом  будущем?  У  вас,
конечно, полный коммунизм, единое человечество и  все  прочее,  о  чем  мы
мечтаем и за что боремся?
     Корнеев  начал  излагать,   как   можно   более   популярно,   основы
политического, экономического и социального устройства  земных  федераций,
конфедераций и союзов, а Альба отошла к окну, взяла с  полки  толстый  том
репродукций совершенно ей незнакомых художников: Сомова, Бакста,  Бенуа...
А их картины ей показались великолепными. Наверное, и все остальное у  них
так - чудесный, сказочный мир за завесой времени...
     Искоса она посматривала вправо, где Новиков,  навалившись  грудью  на
край стола и жестикулируя рукой с зажатой в ней дымящейся трубкой,  горячо
доказывал что-то Корнееву. Девушка поражалась, насколько  легко  и  быстро
адаптировался к их обществу Новиков, что  ни  говори  -  человек  все-таки
примитивный. Нет, космонавты изучали  историю,  знали,  что  было  сделано
людьми  двадцатого  века  для  человечества,  представляли  огромность  их
исторического подвига.  Но  это  все  разумом.  А  душой,  эмоциями,  люди
двадцатого века все же ощущались  Альбой  далекими,  непохожими  на  людей
освобожденного мира,  малознающими,  обиженными  судьбой.  Предки  жили  и
умирали в болезнях, скудости, темноте. Мир  их  был  жесток  и  кровав  и,
соответственно, люди такого мира  не  могли  не  быть  грубыми,  пусть  по
необходимости - но жестокими и,  конечно,  с  болезненно  деформированными
чувствами.  Альба,  например,  не  представляла,  как  человек,  пусть   и
признанный  героем  на  самой  справедливой   из   войн,   собственноручно
уничтоживший не то двести, не то триста врагов, мог оставаться нормальным,
спокойным, не утратившим обычных человеческих черт человеком...
     И ничего странного в таких ее мыслях не было.  Что  могла  почерпнуть
она из учебников, обычная девочка, потом девушка двадцать  третьего  века,
никогда специально не изучавшая социопсихологии? История двадцатого века в
популярном изложении умещается на двух видеокристаллах,  это  шесть  часов
текста  с  хроникой.  Что  можно  понять  из  этих  часов,   разбитых   на
десятиминутные  уроки,  о  внутреннем  мире  живших  тогда  людей,  об  их
чувствах, радостях, побуждениях, делах и заботах?
     Конечно, есть  литература  тех  лет,  сохранились  подлинные  фильмы,
видеозаписи. Но кто их смотрит и  читает,  кроме  специалистов?  Сокровища
духа былых времен для большинства потомков - только имена гениев,  два-три
афоризма, десяток цитат...
     Многим доводится пожалеть своих предшественников - несчастные, как им
не повезло, что не дожили до нашего, самого лучшего из всех  времен...  Но
жили и тогда люди, и, пожалуй, не хуже нашего, а если  чего  не  имели  из
нынешних благ, так и не нужно это им было, и может, с большим основанием -
им бы нас пожалеть?
     ...Новиков никак не соответствовал сложившемуся у  Альбы  стереотипу.
Веселый, энергичный, подвижный, лишенный каких бы то ни было комплексов, и
архаические слова звучат у него совсем иначе,  чем  на  страницах  древних
книг. Оказался он крепок,  подтянут,  мускулист;  совсем  не  похоже,  что
мучают его тысячи болезней и подстерегает неминуемая ранняя смерть.
     Ему, очевидно, надоело сидеть, он  встал  из-за  стола  и  начал,  не
прекращая разговора, ходить между окном и камином.  При  каждом  шаге  его
хлопал по бедру массивный кожаный футляр.
     - А что вот это, Андрей? - спросила Альба, когда он поравнялся с  нею
в очередной раз.
     - Это? - Новиков вновь внимательно посмотрел ей в глаза, как  давеча,
после вопроса Герарда. Лицо  у  него  вдруг  стало  неприятное.  Отстегнув
ремешок, перехлестывавший крышку футляра, он вытащил и показал  ей  тускло
блестящий пистолет с длинным стволом и изогнутой деревянной рукояткой.
     -  Прошу.  Борхарт-Люгер  08.  Огнестрельный  механизм   на   предмет
самообороны в  период  межгосударственных  конфликтов  и  классовых  битв,
годится, разумеется, и в других ситуациях. Если останетесь здесь, придется
научиться пользоваться.
     - А что, есть необходимостью - спросил Корнеев.
     - Стал бы я его таскать, - дернул щекой Новиков.  -  А  у  вас  какое
оружие?
     - Сейчас - никакого. А вообще, конечно,  имеется,  только  на  других
принципах...
     - А этот чем плох? Ну ладно, об этом тоже  еще  успеем...  -  Новиков
спрятал пистолет и  вновь  стал  веселым  и  радушным.  Впрочем,  разговор
затухал.
     Корнеев тоже подошел к окну. Садящееся солнце окрасило ледяные  узоры
в нежно-малиновый цвет. От стекла тянуло холодом.
     Страшно все  иге.  Сейчас  он  уже  сдал  бы  свою  вахту,  посмотрел
гипнофильм или почитал бы и ушел в сон на  свои  сорок  суток.  А  где  он
сейчас? Голова плавно кружилась, в ушах слегка шумело, словно поднес к ужу
большую раковину. Новиков подошел неслышно, стал рядом.
     - Вы, я вижу, постарше других и покрепче, - совсем новым, негромким и
сочувственным голосом сказал он. - Я все понимаю, но так сейчас  надо.  Не
считайте  меня  бесчувственным  болваном.   Мы   просто   знаем   толк   в
соответствующих ситуациях. Вы сколько лет живете?
     - Я? Пятьдесят пять.
     - Нет, не вы лично. Вообще люди.
     - Как кому повезет. А в среднем лет сто пятьдесят - сто восемьдесят.
     - Да... А мы - семьдесят. Ну, чуть бывает больше.  А  то  и  того  не
дотягиваем.
     - Я знаю. И еще у вас войны.
     -  Это  тоже  есть.  Так  что  с  траурными  моментами   почаще   вас
сталкиваемся.
     Помолчали  еще.  Новиков  хрипел  трубкой,  деликатно  пускал  дым  в
сторону.
     - Но все же - откуда вы здесь? Ведь в ваше время, в двадцатом веке, к
звездам не летали...
     Новиков усмехнулся.
     - Вы знаете, как далеко мы сейчас от Земли?
     - Знаю. Больше тридцати парсек.
     Новиков кивнул и отвернулся. Засмотрелся на Альбу, которая  увлеченно
занималась книгами. Брала их в руки, перелистывала, вдыхая  ни  с  чем  не
сравнимый запах старой бумаги и  переплетов.  Через  эти  пакеты  печатных
листов прошлое удивительным образом смыкалось в ее руках с настоящим,  тем
более,  что  на  полках  стояли  книги   не   только   двадцатого,   а   и
девятнадцатого, даже восемнадцатого веков.
     - Знаете, давайте обо всем - завтра, - как бы даже просительно сказал
Новиков, отрывая взгляд от девушки. - А сейчас я предлагаю - в баню. Очень
способствует. - Он уже не в первый раз  употребил  это  бессмысленное,  но
какое-то очень многозначительное выражение. - Кстати, вы знаете, что такое
настоящая русская баня без всяких новомодных тенденций?
     - Я знаю, - сказал Герард. - Это гигиенический ритуал, основанный  на
древнескандинавских философских и религиозных воззрениях. Имеет  отношение
также к культам богов огня и воды...
     - Здорово! - восхитился  Новиков  и  посмотрел  на  Корнеева,  словно
приглашая его принять участие в веселом  розыгрыше.  -  Только,  по-моему,
ваша формулировка страдает известным академизмом,  что  ли...  Похоже,  на
практике вы с этим ритуалом не сталкивались. Странно. А он ведь есть альфа
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 335
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама