Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Звягинцев В. Весь текст 3920.61 Kb

Одиссей покидает Итаку 1-5

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 335
потеряться в этом взгляде, я сделал то, что и собирался, что позволяло, по
моим расчетам, достойно завершить эту затянувшуюся шутку.
     Если с ней все в порядке, но она не знает, как  выйти  из  тупика,  в
который себя загнала, мой вариант будет для нее оптимальным. Если нее  это
всерьез, то, может быть, клин клином...
     Я шагнул к машине, подхватил Ирину  под  колени  и  за  талию,  почти
поднял  на  руки,  коснулся  губами  ее  губ,  увидел   невероятно   вдруг
расширившиеся глаза, ничего, кроме  глаз,  и  тут  меня  отбросило  назад.
Кажется, она как-то вывернулась и ударила меня в грудь ногами. И еще будто
бы я услышал ее вскрик, не то возмущенный, не то испуганный...
     Взмахнув руками,  я  едва  сумел  удержать  равновесие  и  не  упасть
навзничь. Ошеломленный такой  бурной  и  столь  неадекватной  реакцией  на
вполне пока невинный поцелуй, я  чуть  не  произнес  нечто,  подходящее  к
случаю, но только воздух, что  я  судорожно  вдохнул,  застрял  у  меня  в
горле...
     Машины передо мной не было. И лес вокруг стоял густо-зеленый,  как  в
самом разгаре лета.
     Если бы я был мастером слова,  я,  возможно,  нашел  бы  какие-нибудь
слова, чтобы передать свои ощущения в тот момент. Но - не умудрил господь.
Зато я знаю, что должен был испытать в этот момент  острое  потрясение.  А
оттого,  что  не  представлял,  как  его  переживают  наедине   с   собой,
почувствовал самый настоящий стыд. Кажется, паже  застонал.  Все  эти  дни
единственным я округе дураком был именно я и никто другой, что с особенным
блеском продемонстрировал  в  последние  мгновения.  Эстет,  интеллектуал,
скептик, чтоб тебя...
     Тишина вокруг была оглушающая. Сквозь ветви деревьев на поляну падали
косые столбы яркого и горячего солнечного света. Хорошо, что никто  сейчас
меня не видел. Я закурил и начал  брать  себя  в  руки.  Будем  считать  -
приземлились. Полагается собрать парашют и сориентироваться.  А  эмоции  и
прочие сопли - до возвращения оставить! Прежде всего,  надо  понять,  куда
меня занесло. Теперь-то все выглядит совсем иначе. И ее испуганный вскрик,
и толчок в грудь... Я сам делал еще и  не  такое  с  замешкавшимися  после
команды "Пошел!".
     Путаясь ногами в высокой траве, я пересек  поляну,  продрался  сквозь
кусты и подлесок, нацепляв на волосы какой-то паутины, о вышел на опушку.
     Ноле передо мной плавно понижалось к югу,  метрах  в  пятистах  видна
была автострада, и одного взгляда  хватило,  чтобы  окончательно  во  всем
удостовериться. До я простоял там минут пятнадцать,  глядя  на  мелькающие
машины, и за все это время в их жиденъком потоке не проскочило  ни  одного
"жигуля", 24-й "Волги" или, скажем, "КамАЗа"...
     На старинной электричке, с забыто  просторными  тамбурами  и  вручную
открывающимися дверьми, я доехал до Ярославского вокзала. Почти весь вагон
занимали  студенты  МИСИ,  ехавшие  с  полевых  занятий,  с   теодолитами,
нивелирами,  полосатыми  рейками.  Отвернувшись  к  окну,  я   слушал   их
разговоры, древние шутки, непонятные уже намеки и забытый  сленг.  Это  же
были  мои  ровесники,  мы,  наверное,  не  раз  встречались  на  улицах  и
институтских вечерах. И вот я вернулся после долгого отсутствия...
     Настороженный, как разведчик, только что перешедший  через  нейтралку
на ту сторону, я почувствовал, что чем-то привлекаю внимание этих парней и
девушек. Ощутил спиной, по взглядам, по неуловимо изменившейся  атмосфере,
по  интонациям.  И  хорошо,  что  вскоре  замелькали  за   окном   красные
закопченные корпуса Москвы-Товарной, я вышел в тамбур и, как только  поезд
остановился, распахнул дверь  и  растворился  в  толпе  на  перроне.  Хотя
ерунда, конечно. Шпионский синдром.  Причем  шпиона  плохого,  трусливого,
которому кажется, что все смотрят только  на  него.  А  студентов,  скорее
всего, заинтересовал мой наряд, все-таки слишком броский для этих времен и
для моего возраста.
     Перейдя  площадь,  я  купил  в  ларьке  возле  гостиницы  "Известия",
взглянул на дату. Хоть с этим нормально. Ирина сумела удержать контроль за
переходом. Как и намечалось, сегодня 6 июля 1966 года, среда. И  я,  таким
образом, отныне являюсь первым лично  мне  известным  путешественником  по
времени. Ни о  каких  других  времяпроходцах  сведений,  так  сказать,  не
поступало. Жаль только, что я так и останусь известен весьма ограниченному
кругу лиц, и ни оркестров, ни красных  дорожек,  ни  званий  и  наград  не
предвидится.  В  чем  и   заключается   явное   преимущество   большинства
литературных героев, что  у  них  все  кончается  благополучно  и  заслуги
вознаграждаются.
     А мне... Мне хотелось одного - найти сейчас укромнее  место,  где  бы
можно было спокойно все переосмыслить заново. С учетом  вновь  открывшихся
обстоятельств.
     В сквере у Красных ворот я сел на скамейку,  почти  скрытую  со  всех
сторон  кустами  жасмина,  придал  себе  беспечно-отдыхающий  вид  и  стал
приводить в порядок чувства и мысли. Все, что говорилось с Ириной  там,  с
моей стороны был - чистый треп, абсолютно безответственный. А теперь  надо
решать всерьез, совсем с иных позиций, и - быстро. Сделать  все,  что  мне
поручено и, может  быть,  действительно  неузнаваемо  изменить  историю  и
дальнейший путь человечества? Или с негодованием  все  отвергнуть?  И  что
тогда?  Неужели  имеющим   такие,   с   нашей   нынешней   точки   зрения,
неограниченные возможности пришельцам  помешает  мой  героический  демарш?
Скорее всего - нет. И своего они, раз уж взялись, так или иначе  добьются.
Найдут кого-нибудь другого, уговорят, сагитируют, купят, наконец. Не может
быть, чтоб я для них совсем уж такой уникальный исполнитель на этом свете.
А что будет со мной в случае отказа? Сочтут  контракт  расторгнутым  я,  к
примеру, просто не захотят вернуть меня обратно. И что я тут  буду  делать
со своим паспортом в красной обложке, выданным  через  двенадцать  лет,  в
1978 году?  А  возможно,  за  саботаж  у  них  еще  и  построже  наказание
полагается.
     Впрочем, не во мне же главное. Но вдруг до того ясно, что я  чуть  не
застонал, до меня все это дошло в полном объеме. Вот сейчас я могу встать,
пойти домой, встретить там живых родителей, себя. Они тут, вновь живут  на
свете, и до них всего несколько кварталов...
     Мне жутко захотелось обратно. Вернуться, все забыть,  заставить  себя
не думать... Не от страха. Скорее, от инстинктивного  стремления  защитить
психику от запредельной нагрузки.  Все  уже  произошло  в  свое  время,  я
смирился с потерями, и  вдруг  -  все  снова.  Это  как  отрывать  от  ран
присохшие бинты.
     Я посидел с минуту, закрыв глаза и закусив губу, и  вроде  отпустило,
как проходит внезапный сердечный спазм, вроде бы  бесследно,  но  оставляя
после себя неприятный, намекающий холодок.
     Делать  нечего,  надо  работать.  Подрядился  спасать   Вселенную   -
действуй. Воистину, не зря сказано: издалека многое кажется  непонятным  и
невозможным,  но  при  ближайшем  рассмотрении   оказывается   простым   и
естественным.
     Когда Ирина меня готовила, я все  слушал  вполуха,  как  институтскую
лекцию по ненужному предмету, и вдруг оказалось, что этот предмет  и  есть
самый главный. Не основное я запомнил.
     По улице Кирова я поднялся к главпочтамту, вошел внутрь и  опустил  в
ящики те письма, что дала мне Ирина. Два местных, шесть - в разные  города
Союза и два за границу. Что бы в них там  ни  было  написано,  немедленной
катастрофы они не вызовут, в этом я  был  уверен.  Не  может  быть  такого
письма от  частного  лица  другому  частному  лицу,  чтобы  оно  произвело
действие кардинальное. Если там описание открытия - его поймет только тот,
кто и так уже на пороге, если сообщение об измене  жены,  так  завтра  все
равно друзья намекнут. А если  написать,  к  примеру,  Насеру,  что  через
десять месяцев и 29 дней начнется шестидневная  война,  он  все  равно  не
поверит. Поскольку думает об этом иначе.
     По телефону я организовал три встречи неизвестных мне  людей.  В  том
смысле неизвестных, что в своей прошлой, обычной жизни я никогда ничего об
этих людях не слышал. Среди них были не только мужчины, и одним из звонков
я как раз и свел вместе мужчину и женщину, не знаю, к радости или к  беде,
в целях исключительно научных или, напротив, для устройства личной  жизни.
Еще одному человеку я перевел 500 рублей телеграфом, сделав приписку:  "На
известные вам цели. Виктор". По тем временам сумма достаточно солидная, но
меня не столько она заинтересовала, как то,  насколько  глубоко  пришельцы
проникли в детали и хитросплетения  нашей  жизни,  рассчитав  даже,  кому,
когда, от кого и какую  денежную  сумму  требуется  послать.  Вот  тебе  и
капелька меда...
     Следующее задание было для меня  наиболее  трудным  и,  если  хотите,
самым неприятным. Потому что  касалось  уже  не  абстрактных  конвертов  с
письмами в неведомые адреса. Мне  нужно  было  организовать  опоздание  на
самолет некоего  старшего  лейтенанта  медслужбы,  а  значит,  вступить  в
непосредственное общение с людьми этого  времени,  грубо  вмешаться  в  их
судьбы.
     Я не Остап  Бендер  и  не  Джеймс  Бонд  какой-нибудь,  всякого  рода
авантюрные проделки всегда плохо у меня выходили, я даже в  розыгрышах  не
любил из-за этого участвовать. Так что до сих пор удивляюсь, что эта штука
получилась у меня гак гладко и даже, я бы сказал, изящно.
     Я провожал своего старлейта в белой  морской  форме  от  квартиры  до
самого Внукова, тщетно ожидая какого-нибудь случая, который все решит  сам
собой и который, разумеется, так  и  не  представился.  Парень  этот,  лет
двадцати семи на  вид,  сразу  отчего-то  вызвал  у  меня  симпатию,  хотя
естественней было  бы  наоборот.  У  него  было  приятное,  я  бы  сказал,
аристократического типа лицо интеллигента далеко не первого  поколения.  В
иных обстоятельствах я бы с ним с удовольствием  побеседовал.  Сейчас  же,
увы, мы друг для друга были всего  лишь  объект  и  субъект  межвременного
контакта.
     Доктор, как человек пунктуальный, прибыл в аэропорт за двадцать минут
до конца регистрации. И пока он стоял в  не  слишком  длинной  очереди  на
посадку, я отчаянно перебирал все свои  довольно  нереальные  варианты.  А
время утекало неудержимо, тем более что в те идиллические времена никто  и
слыхом не слыхал о воздушном терроризме я в самолеты сажали не только  без
досмотра, но даже и без паспорта. То  есть  очередь  двигалась  быстро.  И
как-то вдруг, неожиданно, я придумал. Из ближайшего автомата,  не  упуская
из виду своего клиента, я позвонил в аэропортовскую  военную  комендатуру,
решительным и напористым голосом немаленького начальника из МУРа попросил,
то есть почти приказал, под любым предлогом на полчаса задержать  стоящего
у седьмой стойки опасного преступника в морской форме,  приметы  такие-то.
Опергруппа на подходе, нс тем не менее...
     Или тон  мой  подействовал,  или  дежурный  был  прилежным  читателем
адамовских детективов, но через три минуты я  наблюдал,  как  к  старлейту
подошел усиленный офицерский патруль, проверил документы  и,  невзирая  на
протесты, препроводил. Честно говоря, чувствовал  я  себя  в  этот  момент
крайне погано, хотя вполне вероятно, что этой акцией  я  открыл  военврачу
путь к бессмертной славе. Если он в этой истории столь  важная  фигура.  А
может быть, с той же долей вероятности, только что напрочь сломал человеку
жизнь...
     После этого  в  моих  делах  появился  просвет  и  я  смог,  наконец,
перевести дух и спокойно осмотреться.
     Поначалу Москва показалась мне незнакомой, недостаточно  праздничной,
что ли,  запущенной,  грязноватой,  в  общем  -  не  соответствующей  моим
ностальгическим, романтизированным воспоминаниям. Но чем больше я привыкал
и вживался, чем дольше дышал воздухом  ушедших  минут,  подстраивался  под
другой, гораздо более медленный ритм жизни, тем ближе мне становился  этот
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 335
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама