Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Различные авторы Весь текст 91.63 Kb

Старинные английские ужасы (сборник)

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8
жинальд не может причинить тебе вреда. Он может быть несчастен,  но  ни-
когда не будет виновен!
   С этими словами он вошел в замок и бросился на диван в  неуемной  ду-
шевной тоске.
   Ночь подходила к концу, утро освещало холмы, но оно  принесло  Реджи-
нальду душевное расстройство. День был неспокойный, в  унисон  растрево-
женным чувствам его духа. Он оставил Марцелию на рассвете и  не  сказал,
когда вернется. Но в сумерках, когда она сидела у окна со свинцовым  пе-
реплетом, играя на арфе любимую венецианскую коанционетту, двери распах-
нулись, и появился Реджинальд. Его глаза покраснели и были полны  глубо-
чайшего... смертельного безумия, а все тело как-то  непривычно  содрога-
лось.
   - То не было сном, - воскликнул он, - я видел ее, и она  манила  меня
за собой.
   - Видел кого? - спросила Марцелия, встревоженная его неистовством.
   - Мою мать, - ответил маньяк. - Послушай, я расскажу  тебе.  Когда  я
бродил по лесу, мне показалось, что ко мне приблизилась небесная сильфи-
да, явившаяся в образе моей матери. Я бросился к ней,  но  был  задержан
мудрецом, указывавшим на западную звезду. Внезапно  послышались  громкие
крики, и сильфида приняла облик демона. Ее фигура вздымалась до страшной
высоты, и она с презрением указывала на тебя, да, на тебя, моя Марцелия.
В ярости она притащила тебя ко мне. Я схватил тебя...  я  тебя  убил!  А
глухие стоны разносились полуночным ветром. Был слышен голос злодея Аст-
ролога, орущего, словно из склепа: "Судьба свершилась,  и  жертва  может
удалиться с честью". Потом мне показалось, что небеса омрачились, и гус-
тые капли липкой, сворачивавшейся крови потоками полились  из  чернеющих
на западе туч. В воздухе пролетела  звезда,  и...  призрак  моей  матери
вновь поманил меня.
   Маньяк замолк и стремглав бросился из комнаты.  Марцелия  последовала
за ним и обнаружила его прислонившегося в забытьи к  деревянным  панелям
библиотеки. Нежным движением она взяла его за руку и  вывела  на  свежий
воздух. Они гуляли, но обращая внимания на собирающуюся грозу,  пока  не
обнаружили, что  находятся  у  основания  Рудштейнской  башни.  Внезапно
маньяк остановился. Видимо, у него в мозгу пронеслась  какая-то  ужасная
мысль. Он схватил Марцелию и на руках понес в  роковую  комнату.  Тщетно
она звала на помощь и молила о пощаде.
   - Дорогой Реджинальд, это я, Марцелия, ты, конечно же, не можешь при-
чинить мне вреда.
   Он слышал... но не обращал внимания и ни разу не приостановился, пока
не достиг покос смерти. Внезапно исступление сошло с его лица, и появил-
ся куда более страшный, но более сдержанный взгляд  несомненного  сумас-
шедшего. Он подошел к окну и посмотрел на грозовой лик. Темные тучи плы-
ли над горизонтом, а вдали раздавался глухой гром. На западе все еще бы-
ла видна роковая звезда, ныне сияющая  каким-то  болезненным  светом.  В
этот миг блеск молнии озарил всю комнату и отбросил краевое мерцание  на
скелет, лежащий на полу. Реджипальд испуганно взглянул на него и  вспом-
нил о непохороненном Астрологе. Он подошел к  Марцелии  и,  указывая  на
восходящую луну, с дрожью в голосе воскликнул:
   - Надвигается темная туча, и, прежде чем  вновь  засияет  это  полное
светило, ты умрешь. Я буду сопровождать тебя в смерти, и рука об руку мы
войдем к нашей матери.
   Бедная девушка просила пощадить ее, но голос  ее  терялся  в  гневных
раскатах грома. Туча между тем продолжала плыть... она достигла луны, та
потускнела, потемнела и в конце концов скрылась во мраке. Маньяк посмот-
рел на часы и со страшным воплем ринулся к жертве. С убийственной  реши-
мостью он схватил ее за горло, в то время как беспомощные руки и полуза-
душенный голос молили о сострадании. После короткой борьбы глухой  хруст
возвестил, что жизнь угасла и что убийца держит в своих  объятиях  труп.
Тут рассудок у него прояснился, и по возвращении здравого ума Реджинальд
обнаружил, что он в беспамятстве убил Марцелию.  Безумие...  глубочайшее
безумие вновь овладело им. Он засмеялся и, издавая неземные демонические
вопли, в яростном порыве бросился вниз головой с вершины башни.
   Наутро тела молодой четы были обнаружены и похоронены в одной могиле.
Роковые развалины Рудштейнского замка существуют и поныне. Но теперь  их
обычно избегают, считая, что они - обиталище духов умерших. День за днем
эти развалины медленно осыпаются и служат убежищем лишь  ночному  ворону
да диким зверям. Над ними витают суеверия, а предания населили их  всеми
ужасами. Странник, проходящий мимо них,  вздрагивает,  когда  видит  эту
заброшенность, и восклицает, шагая дальше: "Наверняка это место, где мо-
жет безопасно процветать лишь порок или изуверство, завлекающее  заблуд-
шие души".




   Анна Петиция Барбольд
   РЫЦАРЬ БЕРТРАН

   Рыцарь Бертран повернул своего скакуна  в  низину,  надеясь  пересечь
мрачные болота до вечернего звона. Но прежде чем  он  проделал  половину
пути, он был сбит с толку множеством разветвляющихся тропинок. Не в  си-
лах ничего разглядеть, кроме окружающего его бурого вереска,  он  совсем
потерял направление и не знал, куда ему следует двигаться. В таком поло-
жении и застигла его ночь. То была такая ночь, когда луна бросает сквозь
черные тучи лишь слабый отблеск света. Порой она появлялась во всем  ве-
ликолепии из-за своей завесы, лишь  на  миг  открывая  перед  несчастным
Бертраном вид широко раскинувшейся пустынной местности. Надежда и  врож-
денная смелость пока вынуждали его двигаться вперед, но наконец усилива-
ющаяся темнота да усталость тела и души победили: страшась сдвинуться  с
твердой почвы и опасаясь невидимых трясин и ям, он в отчаянии спешился и
упал на землю. Но недолго пребывал рыцарь в таком состоянии:  его  слуха
достиг зловещий звон далекого колокола.  Он  встал  и,  повернувшись  на
звук, различил тусклый мерцающий огонек. В тот же миг Бертран взял  коня
под уздцы и осторожно направился в сторону огня. Совершив тяжелый  пере-
ход, он остановился у рва с водой, окружавшего строение, из которого ис-
ходил свет. При вспышке лунного света он увидел большой старинный  особ-
няк с башнями по углам и широким подъездом посредине. На всем лежала за-
метная печать времени. Крыша во многих местах рухнула, зубцы  на  башнях
наполовину обвалились, а окна были разбиты. Подъемный мост через  разва-
лины ворот вел во двор. Рыцарь Бертран вошел на него, и тут свет,  исхо-
дивший из окна одной из башен, мелькнул и исчез. В тот же миг луна  ныр-
нула в черную тучу, и ночь стала еще темнее, чем прежде.  Царила  полная
тишина.
   Рыцарь Бертран привязал коня под навесом и, подойдя к зданию, тихо  и
медленно зашагал вдоль него. Все было спокойно, как в царстве смерти.
   Он заглянул в окна, но ничего не смог различить и непроницаемой тьме.
Немного поразмыслив, он взошел на крыльцо  и,  взяв  в  руку  громоздкий
дверной молоток, поднял его и после некоторых колебаний громко постучал.
   Звук глухо пронесся по всему особняку.
   И все затихло... Следующий удар был более смелым и  громким...  Опять
ничего... Он стукнул в третий раз, и в третий раз все было  тихо.  Тогда
он отошел на несколько шагов, дабы взглянуть, не виден  ли  где  в  доме
свет. И свет вновь появился в том же самом месте, но быстро исчез, как и
прежде... В тот же миг с башни раздался зловещий звон. Сердце Бертрана в
страхе остановилось - на какое-то время он замер, затем ужас вынудил его
сделать несколько поспешных шагов к своему коню... но стыд остановил его
бегство, и, движимый чувством чести и  непреодолимым  желанием  положить
конец сему приключению, он возвратился на крыльцо. Укрепив свою душу ре-
шимостью, он одной рукой обнажил меч, а другой поднял на  дверях  запор.
Тяжелая створка, заскрипев на петлях, с неохотой поддалась - он нажал на
нее плечом и с трудом открыл, отпустил ее и шагнул вперед, дверь тут  же
с громоподобным ударом захлопнулась. У рыцаря Бертрана кровь  застыла  в
жилах - он обернулся, чтобы найти дверь, но не сразу его трясущиеся руки
нащупали ее. Но даже, собрав все свои силы, он не смог открыть ее вновь.
После нескольких безуспешных попыток он оглянулся  и  увидел  в  дальнем
конце коридора широкую лестницу, а на ней - бледно-голубое  пламя,  бро-
савшее на все помещение печальный отсвет. Рыцарь Бертран вновь  собрался
с духом и двинулся к пламени. Оно отдалилось. Он подошел  к  лестнице  и
после мимолетного раздумья стал подниматься. Рыцарь медленно поднимался,
пока не вступил в широкую галерею. Пламя двинулось вдоль нее, и  в  без-
молвном ужасе, ступая как можно тише, ибо его пугал даже звук  собствен-
ных шагов, Бертран последовал за ним. Оно привело его к другой лестнице,
а затем исчезло. В тот же миг с башни прозвучал еще рдян удар  -  рыцарь
Бертран ощутил его всем своим сердцем. Теперь он находился в полной тем-
ноте. Вытянув перед собой руки, он начал подниматься по второй лестнице.
Его левого запястья коснулась мертвенно-холодная рука и, крепко ухватив-
шись, с силой потащила вперед. Бертран пытался освободиться, да не  мог,
и тогда он нанес яростный удар мечом. В тот  же  миг  его  слух  пронзил
громкий крик, и его руке осталась недвижная кисть мертвеца.
   Он отбросил ее и с отчаянной доблестью ринулся вперед. Лестница стала
уже и начала извиваться, на пути то и дело встречались проломы  и  отва-
лившиеся камни. Ступени становились все короче и наконец уперлись в низ-
кую железную дверь. Рыцарь Бертран толчком открыл ее - она вела в  изви-
листый проход, размеры которого позволяли человеку пробираться  лишь  на
четвереньках. Слабого света было достаточно, чтобы разглядеть  его.  Ры-
царь Бертран вполз туда. Под сводчатым потолком раздался низкий  приглу-
шенный стон. Бертран двинулся вперед и, достигнув первого поворота, раз-
личил то же самое голубое пламя, что вело его прежде. Он  последовал  за
ним. Проход внезапно превратился в высокую галерею,  средь  коей  возник
некий призрак в полном боевом облачении. Угрожающе выставив перед  собой
окровавленный обрубок кисти, он взмахнул мечом, зажатым в  другой  руке.
Рыцарь Бертран бесстрашно бросился вперед, чтобы нанести  сокрушительный
удар: но призрак в тот же миг исчез, уронив тяжелый железный ключ. Пламя
теперь полыхало над створками дверей в конце галереи. Рыцарь Бертран по-
дошел, вставил в медный замок ключ и с трудом его повернул -  в  тот  же
миг двери распахнулись, открыв огромное помещение, в дальнем конце кото-
рого на катафалке покоился гроб, а по обе стороны его горело  по  свече.
Вдоль стен комнаты стояли изваяния из черного мрамора, одетые  по-маври-
тански и державшие в правой руке по огромной сабле. При появлении рыцаря
они одновременно приняли угрожающие позы. Тут крышка гроба открылась,  и
раздался удар колокола. Пламя  по-прежнему  мерцало  впереди,  и  рыцарь
Бертран с решимостью последовал за ним, пока не оказался шагах  в  шести
от гроба. Из него вдруг поднялась дама в саване и в черном  покрывале  и
протянула к нему руки. В то же время изваяния звякнули саблями и шагнули
вперед. Рыцарь Бертран бросился к даме и сжал ее в своих объятиях  -  та
же отбросила покрывало и поцеловала его в губы. И в тот же миг все  зда-
ние зашаталось, как при землетрясении, и с ужасающим  грохотом  развали-
лось на части. Рыцарь Бертран внезапно потерял сознание, а придя в себя,
обнаружил, что сидит на бархатном диване в великолепной  комнате,  осве-
щенной светильниками из чистого хрусталя с бесчисленными свечами. Посре-
дине находился роскошный накрытый стол. При звуках этой музыки открылись
двери, и появилась дама несравненной красы, сияя с изумительным  велико-
лепием, в окружении хоровода веселых нимф, более прелестных, нежели гра-
ции. Она полошла к рыцарю и, упав на колени, поблагодарила его как свое-
го освободителя. Нимфы возложили на голову Бертрана венок, а дама подве-
ла к столу и села рядом. Нимфы разместились вокруг,  а  вошедшая  в  зал
несметная череда слуг начала подавать изысканные  яства,  и  непрестанно
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама