Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Философия - Аристотель Весь текст 446.67 Kb

Физика

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
том  смысле, что  оно  есть такое-то  не-сущее, а  в  том,  что  оно  вообще
не-сущее.  Следовательно, сущее как таковое не есть сущее; ведь [мы приняли,
что  будет]  правильно  сказать,   что  оно  светлое,  а  светлое  оказалось
обозначением не-сущего. Таким образом, если сущее как таковое обозначает так
же  светлое,  то  сущее обозначает многое.  Но  сущее,  если оно  сущее  как
таковое, не будет также иметь величины, так как [если оно имеет величину, то
оно  имеет  части,  а  это  значит,  что]  у  каждой из  частей  будет  иное
существование.
     Что сущее как таковое разделяется на какие-то другие сущие как таковые,
ясно  также  из (логики] определения: например, если  человек есть сущее как
таковое, то необходимо,  чтобы и животное  было сущее как таковое и двуногое
(существо]. Если они не будут  сущими  как таковыми, они  будут привходящими
свойствами или  человека, или какого-то другого субъекта. Но это невозможно,
ибо привходящим  свойством называется следующее: или то, что может быть и не
быть  присущим чему-нибудь;  или то,  в  определение  чего включен  предмет,
свойством  которого  оно является;  или  то,  в  чем содержится  определение
предмета, которому оно  присуще (например, сидячее положение есть  отделимое
[от человека], а  в  курносости  содержится  определение  носа, о котором мы
говорим,  что  ему  привелось  быть  вздернутым); далее, то,  что  входит  в
определение [предмета] или является  его частью,  но в определение  чего  не
входит определение целого,  например  определение двуногости --  определение
человека или бледности -- бледного человека. Если дело обстоит таким образом
и   человек  оказывается  двуногим  по  совпадению,  то   необходимо,  чтобы
двуногость  была  отделима  [от  человека],  так что человек мог бы не  быть
двуногим, или чтобы  в  определение двуногости входило определение человека.
Последнее,  однако,  невозможно,  так  как,  наоборот,   первое  включено  в
определение второго.  Если  же двуногость и  живое  существо  суть  свойства
чего-то  другого и  каждое [из  этих свойств] не  имеет  статуса  сущего как
такового, то [в этом случае] и  человек стал бы свойством другого.  Но сущее
как  таковое не может  быть свойством чего бы то ни  было, и  к предмету,  к
которому  прилагаются  оба  [признака]  и   каждый   в  отдельности,  должно
прилагаться  и  составленное из  них.  Значит ли это,  что  все  состоит  из
неделимых сущностей?
     А  некоторые соглашались и  с тем, и с  другим рассуждением: с тем, что
"все  -- единое",  на том  основании,  что,  если  сущее  обозначает единое,
существует и не-сущее; с другим, исходящим  из  дихотомического  деления, --
путем допущения неделимых величин. Очевидно, неправильно полагать, что  если
сущее   обозначает  единое  и  противоречащее  этому  суждение  одновременно
невозможно,  то  не  будет  ничего  не-сущего: нет  никаких  препятствий для
существования  не  абсолютно  не-сущего,  а в  каком-то  определенном смысле
не-сущего. Утверждать же, что все  будет единым, если,  кроме самого сущего,
не будет ничего другого,  нелепо. Кто же будет понимать само сущее иначе как
определенное сущее  как  таковое. А  если  это  так,  ничто не  препятствует
существовать многому, как уже было сказано.
     Итак, ясно, что сущее не может быть единым в указанном смысле.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

     А  то, что говорят физики, идет  в  двух направлениях.  Одни, полагая в
основу сущего единый телесный  субстрат -- или один из трех [элементов], или
что-нибудь другoe  плотнее огня и тоньше воздуха, -- все остальное порождают
из него  уплотнением и разрежением, производя таким  образом многое. (Но это
противоположности, которые, вообще говоря, могут рассматриваться как избыток
и недостаток, как то "большое" и "малое", о котором  говорит  Платон,  с той
только разницей, что он делает "большое"  и "малое" материей,  а "единое" --
формой, они  же  единый  субстрат  делают  материей, а противоположности  --
различиями  и формами.)  Другие  же  предполагают, что из единого выделяются
содержащиеся  в нем противоположности, как говорит Анаксимандр и те, которые
существующее считают единым  и многим, как Эмпедокл и  Анаксагор, ибо  и они
выделяют  из смеси все остальное.  Отличаются же они друг от  друга тем, что
первый  признает  чередование  этих  состояний,  второй  же  --  однократное
[возникновение],  и  тем,   что  Анаксагор  признает  бесконечные  по  числу
подобочастные и противоположности, а Эмпедокл лишь так называемые стихии.
     По-видимому,  Анаксагор   считал   [подобочастные]   указанным  образом
бесконечными потому, что он признавал истинным  общее мнение физиков, что из
не-сущего  ничто  не возникает (поэтому-то одни  и  говорят так:  "все  было
вместе" и "возникновение того-то  есть  качественное  изменение",  другие же
говорят о соединении и  разъединении), а  еще потому,  что противоположности
возникают друг из друга, следовательно,  они содержались одна в другой. Ведь
если все возникающее необходимо возникает либо из существующих [вещей], либо
из  несуществующих,  а  возникновение из несуществующих  невозможно (в  этом
мнении  сходятся  все  [писавшие] о природе), то они  считали, что отсюда  с
необходимостью вытекает и остальное,  а именно возникновение из существующих
и имеющихся в наличии [частиц], но не воспринимаемых  нами ввиду  малости их
масс.  Поэтому-то они и  говорят "все  вмешано во всем", ибо видели, как все
возникает  из  всего, кажутся же [вещи] различными и называются по-разному в
зависимости от того, что в смеси бесчисленных [подобочастных] преобладает по
количеству; вполне же чистым и целым не бывает  ни светлого, ни  темного, ни
сладкого, ни мяса, ни кости, но чего имеется больше, такой и кажется природа
предмета.
     Если  бесконечное,   поскольку   оно   бесконечно,   непознаваемо,   то
бесконечное  по  количеству  или величине непознаваемо, сколь оно велико,  а
бесконечное по  виду непознаваемо, каково оно по качеству.  Поскольку начала
[у Анаксагора] бесконечны и по количеству и по виду, то познать образованные
из них [вещи] невозможно: ведь мы только тогда полагаем, что познали сложную
вещь, когда узнаем, из каких и из скольких [начал] она состоит.
     Далее, если  необходимо,  чтобы  [предмет], часть которого  может  быть
любой по величине и малости,  и сам  был  таким же  (я говорю  о  частях, на
которые разделяется  содержащее их целое), и  если невозможно животному  или
растению  быть  каким  угодно  по  величине  и  малости,  то  ясно,  что это
невозможно и для  какой-нибудь  части, иначе  это относилось  бы и к целому.
Мясо, кость и другие подобные им [вещества] суть части животного, а плоды --
части  растений;  стало  быть,  очевидно,  что  невозможно  мясу,  кости или
чему-либо другому [в этом роде] иметь любую величину -- как в большем, так и
в меньшем направлении.
     Далее,  если  все  это  содержится  друг  в  друге  и  не возникает,  а
выделяется,  будучи  заключено  в другом, причем  называется  по тому,  чего
больше, и из любого [вещества] возникает любое  [другое вещество] (например,
из  мяса  выделяется  вода,  а  мясо  из  воды),  всякое  же  конечное  тело
уничтожается путем  [отнятия  от  него] конечного тела,  то ясно, что каждое
[вещество] не может содержаться в каждом. Ибо  после изъятия из  воды мяса и
возникновения  другого  [мяса]   путем   выделения  из  остатка,  даже  если
выделяющаяся [часть] будет  все  время меньше, все-таки она не станет меньше
некоторой [определенной] величины. А поэтому, если выделение остановится, не
все  будет содержаться во всем  (ведь в оставшейся воде мяса уже не  будет),
если  же оно  не остановится, а  изъятие будет  происходить  все время, то в
конечной величине окажется бесконечное множество  равных конечных  [частей],
что невозможно. Кроме того, если всякое тело после отнятия  некоторой  части
необходимо  становится меньше, а количество  мяса  ограничено [определенными
пределами] как в  большем, так  и  в меньшем  направлении, то ясно,  что  из
наименьшего [количества] мяса не выделится никакого  тела -- ведь  оно будет
тогда меньше наименьшего.
     Далее, в бесконечном множестве тел заключено уже бесконечное количество
мяса,  крови, мозга; хотя они и  обособлены друг от друга,  но тем не  менее
существуют  -- и каждое в бесконечном количестве,  а это уже бессмысленно. А
что  они  никогда не разъединятся, это говорится не  вследствие достоверного
знания, но  правильно,  так как  свойства [вещей] неотделимы. А именно, если
будут смешаны цвета и  состояния, то после разделения окажется нечто светлое
или  здоровое, не будучи ничем иным и без всякого субстрата. Таким  образом,
нелеп "разум", стремящийся к невозможному, если он действительно хочет [все]
разделить, в то время как  сделать это невозможно ни в  количественном, ни в
качественном  отношении:   в   количественном   потому,  что  не  существует
наименьшей  величины,  в качественном  же  -- из-за  неотделимости  свойств.
Неправильно [Анаксагор] понимает  и возникновение однородных [веществ]. Ведь
иногда  глина разделяется  на частицы глины, иногда же нет.  И способ, каким
получаются кирпичи из дома  и дом из кирпичей, не  тождествен  с тем,  каким
вода и воздух друг из друга состоят и возникают.  Лучше брать меньше начал и
в ограниченном числе, как это делает Эмпедокл.

ГЛАВА ПЯТАЯ

     Все,  конечно, принимают противоположности за  начала:  и  те,  которые
говорят, что все едино и неподвижно (ведь и Парменид  делает началами теплое
и  холодное, называя их огнем  и землей),  и те, которые говорят о  редком и
плотном, и Демокрит со  своим полным и пустым, из которых одно  он  называет
сущим,  другое   --  не-сущим.  Кроме  того,  [у  него  полное  различается]
положением,  фигурой  и  порядком, а это тоже  роды противоположностей;  для
положения [такие противоположности суть] вверху, внизу, спереди, сзади;  для
фигуры -- угловатое, [гладкое], прямое, округлое.  Ясно, таким образом,  что
все  считают  начала в каком-либо смысле  противоположностями. И  это вполне
разумно, так  как начала не  выводятся  ни друг из  друга,  ни  из чего-либо
другого,  а,  наоборот,  из   них  все,  а  это  как   раз   присуще  первым
противоположностям:  они не выводятся ни из других,  так как они первые,  ни
друг из друга,  поскольку  они  противоположны. Следует рассмотреть, однако,
каким образом это получается и из общих соображений.
     Прежде всего  надо принять, что ни  одной  из существующих  [вещей]  не
свойственно  ни воздействовать на  любую случайную вещь, ни испытывать  с ее
стороны воздействие и что любое не возникает из любого, если только не брать
происшедшее  по совпадению.  Действительно, каким  образом бледное  могло бы
возникнуть из  образованного, если только образованное  не  оказалось бы  по
совпадению небледным или смуглым?  Но бледное возникает  из небледного, и не
из всякого, а из  смуглого или промежуточного между  ними, и образованное --
из необразованного, однако  не  из всякого,  а только из невежественного или
промежуточного, если  есть  что-либо промежуточное между тем и другим. Точно
так  же  при  исчезании  вещь  не переходит  в первое  попавшееся: например,
бледное не переходит в образованное иначе как  по совпадению, а  переходит в
небледное и не в  любое [небледное], а в смуглое или промежуточное; таким же
образом и образованное, [исчезая, переходит] в необразованное, и притом не в
любое [необразованное], а в невежественное или в промежуточное, если таковое
между нами имеется.
     Подобным  же  образом обстоит дело и во всех других случаях, так как не
только  простые вещи, но  и сложные следуют тому  же  правилу --  только это
проходит  незамеченным из-за  того,  что  противоположные состояния не имеют
названий.  Ибо  необходимо, чтобы  все слаженное возникало из неслаженного и
неслаженное из слаженного и чтобы слаженное исчезало в неслаженности, притом
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама