Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Трускиновская Д Весь текст 634.91 Kb

Как вы мне все надоели!..

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 55
уложить, поудобнее и задумался. Ведь признается хозяин,  что  он  -  граф,
"его светлость"! Тут и лекарю достанется - за  то,  что  неизвестно  каких
мерзавцев тайно в Коронный замок провел. Два хороших человека ни за что ни
про что пострадают - выручать надо. Думает Жилло про все эти неприятности,
а пальцы все глубже в сверточек проникают - мягко в нем, бархатно и тепло.
Должно быть, рукоделие какое-то красавица-соколица от обыска  спасала.  Но
какое бы?
     Разворачивать в потемках Жилло не стал, а сам на  себя  прикрикнул  -
ишь, расселся, всю жизнь без  штанов  под  кустом  не  просидишь.  Кое-как
оделся Жилло и побрел туда, где померещился ему за деревьями огонек.
     То, что он увидел  с  холмика,  сперва  показалось  страшным.  Словно
чудище, вылезая из глубин земных, разверзло пасть с  огромными  и  острыми
зубами. Причем эти черные зубы - в добрых два человеческих роста и  в  два
полукружья выставлены, как и  положено  вокруг  жуткой  глотки.  Если  кто
пугливый ночью увидит - заикой, пожалуй, станет.  Но  Жилло,  перебравшись
через водопад, уже на  прочие  страхи  чихать  хотел.  Спустился,  подошел
поближе - и понял. Это несколько старых рыбачьих  баркасов  мудрый  хозяин
моряцкого кабачка распилил поперек и поставил на дыбы, на  манер  высоких,
наполовину открытых шатров. И получились вроде как  отдельные  апартаменты
для каждой компании гостей. Стол, от морского  ветра  и  дождя  прикрытый,
скамейка полукольцом вдоль бортов и дна - чего еще? В  такой  штуковине  и
парочка удобно устроится - скамья-то  широкая,  поскольку  старые  баркасы
были весьма пузатые! Потушит фонарь, свисающий над столом  с  носа  или  с
кормы, - и вперед, господа любезные... Хозяин если и заметит  -  возражать
не станет.
     Такие амурные мысли Жилло в  голову  пришли  и  моментально  ушли  по
простой причине - он, скидывая кафтан, не подумал, что кошелек с  деньгами
нужно из кармана взять. Была  еще  какая-то  мелочь  в  кожаном  подвесном
кармане, которыми, уже на студенческий лад, заранее обзавелись и  граф,  и
слуга. То, что Жилло там нашарил, к радости не располагало.  Тем  более  -
неизвестно, когда другие деньги будут, на графское жалование  рассчитывать
как-то не приходилось... Вот Жилло и соображал, может ли деньги тратить на
выпивку, вполне им заслуженную  и  совершенно  необходимую,  или  придется
обойтись.
     А тем  временем  с  моря-таки  потянуло  прохладцей  и...  пивом.  От
крайнего баркаса, что был во всей баркасьей компании самым  мощным.  Жилло
повел носом - в неярком свете кованой лампы  увидел  вокруг  стола  четыре
рожи.  Бороды  -  одна  другой  краше,  торчат  во  все  стороны,  усы   -
нечеловеческого размера, из ноздрей вылазят и в уши концами упираются. Как
при этих усах еще и  дышать  -  вовсе  уму  непостижимо.  Носы,  значит...
Обыкновенные для морского  народа  носы,  то  есть,  цвета  обыкновенного,
красновато-лилового.  У  самого  молодого  морячка  нос  пока  что  вполне
человеческий, но, видать, недолго осталось... Насчет волос сказать  трудно
- головы плотно пестрыми  платками  повязаны.  Словом,  местное  береговое
братство, законно промышляющее  каботажным  плаванием,  но  главный  доход
имеющее, очевидно, совсем от других проделок.
     Подняли четыре моряка кружки с пивом, стукнулись ими, сдунули пену  и
молча  вытянули  все  пиво  до  дна.  А  кружки  -  под  стать   баркасам.
Обыкновенный человек от такой кружки, пожалуй, вдоль по  пузу  треснет,  а
моряку даже на пользу - задумчивый делается. Размышлять начинает.
     Вот и эти красавцы сидели себе задумчивые, сидели, тот, что на вид  -
старший, вздыхал шумно, прочие вторили, а потом хозяину  крикнули  -  мол,
расплатиться желаем!
     Хозяин девку прислал - сам он что-то этакое на открытом огне жарил  и
отвлекаться не мог. Пришла эта девка - ну, всего у нее хватало, и спереди,
и сзади, встала руки в боки и раскомандовалась.
     - Вы, - говорит, - каждый за себя платите, тоже еще  выдумали,  чтобы
один за всех платил! Теперь у народа равные права и равные обязанности! Не
слыхали, что ли?
     А дальше, когда моряки поодиночке платить отказались,  а  расплатился
все-таки старший, девка такое загнула - Жилло показалось, что у  него  уши
повредились, от прыготни над шумным водопадом это вполне могло случиться.
     - Теперь у нас еще не полное равноправие, - объявила, - а  вот  когда
мужья и жены у всех будут общие, тогда и будет  равноправие!  Равноправная
Дума, сто лет ей жизни, в будущем году это ввести обещала!
     Оказалось, не только Жилло  ошалел  -  морякам  тоже  затея  Думы  не
понравилась. Старший степенно вышел из-за стола, встал против девки и тоже
руки в боки упер.
     Здоровый был он дядька, нарядный - по бежевому кафтану заместо  пояса
полосатый шарф повязан, коричневый с золотом, и хотя шарф довольно  широк,
но для почтенного капитанского пуза даже несколько маловат. И  кружева  на
груди. И перевязь шита золотом.
     - Интересно! - прогудел. - Значит, всякая старая  рухлядь  будет  под
меня клинья подбивать, а я и послать ее к чертовой бабушке не могу? А я  и
штаны расстегивай, потому что общий?! А ну, геть отсюда!  Это  я  им  буду
общий! Всем оголодавшим бабам! А вот мы четверо сейчас  тебя  до  кустиков
доведем - а ты и не пикнешь,  потому  что  общая!  Понравится?  Нет?  Ишь,
проповедница сыскалась...
     Девка так и отскочила.
     Жилло, собственно, почему  на  моряков  посматривал?  Они  пребольшую
копченую треску ели да не доели. Он  и  рассудил,  что  стянуть  ее  будет
несложно, пока девка деньги хозяину  сдает.  Мелочь,  которая  в  кармане,
все-таки поберечь придется. А треска с горбушкой - это уже завтрак.
     Встали моряки, расплатившись, факел небольшой  от  фонаря  зажгли  и,
думаете, к гавани гуськом пошли? Какое там - совсем в другую сторону. И  у
самого главного - сундучок под мышкой оказался. Жилло  насторожился  -  не
иначе, клад закапывать понесли! Так что бы  вы  думали  -  у  замыкающего,
самого  молодого,  лопата  под  кафтаном.  Он  ее  к  перевязи  для  сабли
приспособил, но все равно болтается и сбоку хорошо видна.
     Тут Жилло присвистнул. Клад - это было куда как кстати. Граф-то, если
жив, то в темнице, и лекарь с ним вместе. Вызволять надо. А здравый  смысл
подсказывал слуге, что и при повальном равенстве вытащить узника из тюрьмы
можно только за деньги. Не то чтоб стражу подкупить - это бы проще  всего!
А хоть адвоката нанять... Хотя леший их тут ведает, не отменили ли они  по
случаю равенства и адвокатов?
     В  общем,  моряки  вразвалочку  чьим-то   огородом   топают,   Жилло,
пригнувшись, следом крадется. Моряки луг перешли - и он за ними. Моряки  в
рощицу углубились  -  Жилло  почуял,  тут  и  остановятся.  Действительно,
остановились, один яму выкопал, другой в нее сундучок поставил.  Закопали,
постояли, тихо назад побрели.  Жилло,  конечно,  остался.  Стоило  морякам
отойти подальше - он руками откопал сундучок.
     И что же за клад вынул он оттуда?
     Хотите - верьте, а хотите - нет, а вынул он  завернутого  в  шелковый
платок дохлого попугая...
     Почесал Жилло в затылке. Клад, однако!.. Подумал, что  хитрые  моряки
могли   нафаршировать   пташку-покойницу   драгоценностями    -    скажем,
бриллиантами. Но копаться в дохлых птичьих потрохах у него охоты не  было.
Да и поди сбудь драгоценности в чужом  городе.  Как  раз  на  неприятности
нарвешься. Потому взял Жилло платок, а попугая сунул обратно  в  сундук  и
закопал.
     Платок же ему понадобился для колена. Как он  треснулся,  перебираясь
через водопад, так до сих пор и болело. Жилло  знал,  что  лучше  всего  в
таком случае - туго  перебинтовать  ногу.  Вот  и  воспользовался  пестрым
шелковым платком. Вроде полегчало. Подумал Жилло, что  нужно  будет  потом
повязку и штаны местами поменять - чтобы повязка все-таки снизу,  а  штаны
все-таки сверху. Когда "потом", он и сам не знал. А просто пошел прочь  от
попугаевой могилы.
     Поскольку местности он не знал, то и вернулся к кабачку с  баркасами.
Там уже последние посетители разбредались. И посуду прибрала бойкая девка,
которой вынь да положь общих мужей, и недоеденную треску - соответственно.
     От кабачка рукой подать было до гавани. Собственно, от города к  этой
гавани вела дорога, а кабачок стоял в сотне шагов от  той  дороги,  но  от
него тянулась туда и своя, особая тропинка. И на той тропинке хорошо  было
в засаде сидеть, потому что окружали ее высоченные валуны. Жилло подумал -
надо же куда-то двигаться, почему бы и не в гавань? В конце концов, в  его
дурацком положении матросом  наняться  -  еще  не  самый  скверный  выход.
Травознаем он был, браконьером был, сторожем на рынке был, слугой графским
тоже был - матросом не был!
     Похромал Жилло к гавани, соображая, когда же наконец рассветет.  Ночи
летом короткие. Моряки на судах поднимаются рано. Поужинал он на лекарской
кухне плотно.  Голод  до  утра  не  проснется.  Часика  полтора-два  можно
подремать на берегу - а потом...
     Тут тропа сделала поворот, и Жилло - с ней вместе. Прямо в глаза  ему
з-за валуна - факел! Что еще за полуночные гуляки к кабачку бредут? А  это
нос к носу с Жилло столкнулись двое из той четверки, что попугая хоронила.
Старший и тот, что лопату нес!
     - Эге! - говорит басом старший,  ткнув  пальцем  в  колено  графского
слуги. - А платочек-то знакомый!
     - Вот так всегда, - добавляет его спутник, вытягивая  из-за  раструба
грязнейшего ботфорта ножичек с пол-сабли, не меньше. - Идешь за  позабытым
поясом, а находишь платочек...
     - Напрасно ты меня тогда убеждал, Мак, что не для чего за пивом  пояс
расстегивать, - и тут старший тоже достает из-за  своего  раструба  что-то
похожее. - Видишь, кабы я тебя послушался, мы бы за поясом не вернулись  и
платочек свой не повстречали!
     - Вы, капитан, правы в том рассуждении, что в  стянутое  брюхо  много
пива не  вольешь,  -  философски  отвечает  юный  владелец  лопаты,  -  но
распущенное брюхо отнюдь не способствует бдительности. А  мы  ее,  видать,
утратили, раз этот равноправный собрат  за  нами  смог  бесшумно  пойти  и
платочком нашим разжиться...
     Жилло давно бы деру дал, несмотря на колено, да только держат его два
ножа с двух сторон, один в  желудок  уперся,  а  другой  -  в  печенку,  и
неизвестно, что хуже.
     - Я бы таких собратиков на реях вешал, - задумчиво сообщает  капитан,
- и знаешь, Мак, получал бы от этого огромное удовольствие... Придется нам
с тобой теперь возвращаться, искать  могилку,  опять  Дублона  в  сундучок
укладывать, опять закапывать...
     - Не придется, - наконец обрел дар речи Жилло. - Я когда  понял,  что
там нет ни золота, ни драгоценностей, попугая обратно похоронил. Не верите
- я вас сам туда отведу и покажу.
     - Похоронил? - удивился капитан. - Попугая - похоронил???
     - Вы же похоронили!
     Помолчали  моряки.  Мак  с  большим  интересом  ждал,   что   капитан
попугайскому гробокопателю ответит, а капитан задумался.
     - На мели, значит, оказался? - спросил он наконец Жилло.
     - И на какой еще мели!
     - Пойдешь с нами, - внезапно решил капитан. - Только слово  дай,  что
похоронил Дублона как полагается, не бросил лесным кошкам на растерзание!
     - Право слово, как полагается! - отвечал Жилло. - Правда,  и  сам  не
знаю, зачем это сделал, но в сундучок уложил и закопал. Клянусь!
     -  Чем  клянешься-то?  -  почему-то  с  великим  подозрением  спросил
капитан.
     Жилло задумался. Граф бы в таком  случае  свою  честь  и  благородных
предков помянул. А  слуга?  Впрочем,  раз  уж  в  государстве  равноправие
завели... Может, оно и к клятвам относится?
     - Честью... - буркнул Жилло, понимая, что не про него такая клятва.
     - Ого! - и тут  моряки  переглянулись.  Понял  Жилло,  что  опять  их
удивил.
     - Откуда ты такой взялся? - полюбопытствовал капитан.  -  Честью!  Да
если бы ты честь в городе помянул  -  тебя  бы  повязали  и  в  подземелье
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама