Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Трускиновская Д Весь текст 634.91 Kb

Как вы мне все надоели!..

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 55
рожу, я уже трезвый. Вот эта штука, которая на бархате вышита, - герб. Чей
герб - пока не скажу. Найди мне того, кто этот  герб  еще  помнит!  Найди,
слышишь? А я тоже буду искать. Через месяц я вернусь в Кульдигскую гавань.
Жди меня в кабачке, ну, где баркасы  дыбом.  Ближе  к  условленному  сроку
каждый вечер наведывайся. Вышивка останется у меня - целее будет. А сейчас
тебя Люк покороче острижет и парик выдаст. Будешь вроде сельского учителя.
Котомку себе тоже собери, студиозус! Да поскорее!
     Так и сделали, хотя и не очень понимал Жилло  -  зачем  это  капитану
забытые гербы раскапывать и  спасение  графа  оф  Дундаг  оплачивать.  Для
себя-то он точно решил, что загадку эту разгадает.
     С такой уверенностью и сел в ялик за Полосатым мысом.
     И оказался он на берегу - один-одинешенек, хотя в приличном  кафтане,
в довольно модном коротком паричке, с  котомкой  за  плечом  и  с  пузатым
кошельком в кармане.
     До Кульдига отсюда было дня два  пешего  пути.  Жилло  мог  взять  на
постоялом дворе наемную клячу - и добраться за день. Переправился он через
первую полосу дюн, и аккурат к обеду увидел с последней дюны поселок.
     Поселок этот, между ближней  к  морю  полосой  новых  дюн  и  дальней
полосой старых дюн,  обозначивших  давнюю  береговую  линию,  был  недавно
построен - домишки, хоть и небольшие, а аккуратненькие. Сады возле  них  -
тоже еще не плодоносные, совсем молодые. Хотя в таком заветренном месте  и
они вскоре должны были силу набрать. Разве что огороды  тут  уже  были  на
славу. Жилло понял, что это  -  поселок  недавних  переселенцев.  И  сразу
вспомнил такое, что не по себе сделалось.
     Много лет назад, когда он еще жил с дедом и  обучался  травознайскому
ремеслу, неподалеку в горах случился обвал. Целое село как ладонью накрыло
лавиной. Хорошо, что мужчины с  женами  были  на  полях  и  на  пастбищах.
Стариков и детей накрыло, а взрослые  уцелели.  Без  гроша  за  душой,  по
решению уездного правления побрели они к югу, чтобы им предоставили другие
земли. Разумеется, снабдили этих бедных людей самым необходимым,  одеялами
там, едой на дорогу, денег тоже  немного  раздали.  А  на  самом  перевале
стояла дедова хижина. Возле нее переселенцы и устроили ночлег.
     Жилло тогда за ними следом увязался. Не за всеми сразу,  конечно.  За
одной женщиной. Она маленькую дочку потеряла.  Да  и  сама  еще  была  как
девочка - восемнадцати лет от роду. Жилло утешал ее, как мог. Муж  у  нее,
конечно, тоже был, но от этакой беды немного  умом  повредился.  Когда  за
руку вели - шел,  когда  руку  отпускали  -  стоял.  В  общем,  доутешался
Жилло... Да и она твердила, что хочет дочку, иначе умрет.
     Пройдя с переселенцами  немало  миль,  спохватился  Жилло,  что  деда
одного оставил. Решил вернуться ненадолго - вещи кое-какие взять, с  дедом
разобраться. Вещи взял и с дедом кое-как договорился  -  но  потерял  след
переселенцев! Тогда как раз военные действия начались - Бестолковая война,
как ее назвали в народе, потому что началась она из-за никому не  понятной
ерунды и окончилась через два месяца тоже как-то странно,  каждая  сторона
осталась при своем. Но было несколько крупных вылазок, при которых уводили
скотину и пленных. Пленных потом разменяли, о скотине как-то  позабыли,  а
переселенцы так и исчезли - неизвестно, по которую сторону границы.  Жилло
поискал, поискал, да и вернулся к деду.
     Так вот, увидел он поселок и подумал про ту  тоненькую  девочку-мать,
которой он сгоряча дочку  пообещал.  После  нее,  конечно,  немало  всяких
приключений было, но о ребенке его больше не просили, скорее уж  наоборот.
Тем она и запомнилась...
     Понимая, что накатившая тоска смешна  и  нелепа,  спустился  Жилло  в
поселок. Прикрытый от морского ветра широкой полосой дюн, поселочек просто
сердце радовал - вот поселиться бы тут да и жить. Но на единственной улице
не было ни души. Жилло прошел из конца в конец - и тогда только  понял,  в
чем  дело.  Население  поселка  трудилось   на   строительстве   какого-то
здоровенного сарая. Причем трудилось яростно - все друг дружку подгоняли.
     Подошел Жилло поближе  -  и  диву  дался.  Сарай  стоял  как  соплями
склеенный - чудом не падал. Но никто этого и замечать не  желал.  Особенно
женщины старались. Отняв у мужей пилы, молотки и гвозди, так  орудовали  и
так шумели - Жилло сразу  расхотелось  оставаться  на  жительство  в  этом
поселке. Опять же, с сараем возни было - невпроворот, а украсить стенку  у
входа старым одеялом, поверх которого приспособлены перекрещенные топор да
мотыга - первым делом успели. Прислушался он -  странную  чушь  несли  эти
обезумевшие строительницы.
     - Кончилась наша каторга! - шумела одна, утирая потный лоб.
     - Теперь-то поживем в свое удовольствие! - восклицала другая.
     -  Теперь-то  отдохнем!  -  вторила  третья,   маленькая,   взмокшая,
лохматая. И, кряхтя, поднимала охапку досок - крепкому мужичку впору.
     Жилло, грешным делом, подумал, что это они тюрьму для ревнивых  мужей
строят. Но, оказалось, ошибся. Потому что мужья изнутри сарая трудились  -
поаккуратнее жен и без воплей, но тоже достаточно бестолково.
     - Послушай, хозяин, - обратился Жилло к одному строителю, что как раз
вышел продышаться от мелких опилок, порхавших по всему сараю. - Не скажешь
ли, где ближайший постоялый двор? А если поблизости нет, не  запряжешь  ли
лошадку, не довезешь ли до Кульдига? Я заплачу.
     - Запрячь  нетрудно,  минутное  дело  -  запрячь,  -  охотно  отвечал
мужичок. - Только я один это дело решить не имею права. Лошадь моя  теперь
- общая, и сам я, как при ней состоящий, тоже, выходит, общий. Соберемся и
решим...
     Вспомнил Жилло девку из кабачка, которую капитан отбрил, и вздохнул -
совсем люди одичали... А мужичок позвал пятерых  приятелей,  и  стали  они
судить да рядить - может ли он на день с лошадью из поселка отбыть или  не
может.
     - С одной стороны, лошадь нам сейчас,  когда  общественный  хлев  под
крышу подводим, все равно ни к чему, - рассуждали мужички. -  А  с  другой
стороны, проезжий человек за лошадь заплатит, и что мы  с  этими  деньгами
делать будем?
     - Как это что? - изумился  Жилло.  -  Не  такие  уж  великие  деньги.
Пропьете!
     - Не имеем права, - сурово отвечал строитель постарше прочих. - У нас
теперь, когда все общим стало, список утвержден - какие  деньги  на  общую
кормежку, какие на общий пропой. Знаешь, что такое новые деньги  в  список
внести?
     - А почему это их внести нельзя? - спросил Жилло.
     - А потому, что у нас  есть  список  доходов  и  список  расходов.  В
доходах - за продажу зерна, за продажу репы, за холсты, ну и так далее.  А
за доставку проезжих в Кульдиг строчки нет. Куда мы эти деньги запишем?
     Жилло почесал в затылке.
     - Разве обязательно записывать? Просто дойдите с  моими  деньгами  до
ближайшего кабака и пропейте.
     - Женщины в кабак не пойдут... - вздохнул тот  мужичок,  что  попался
ему первым. - Они уж снести его грозились...
     - При чем тут женщины? - все еще не понимал Жилло.
     - При том, что по законам равноправного народа и есть нужно вместе  и
поровну, и пить - тоже.
     - А разве обязательно им докладывать? - и Жилло покосился на женщин.
     - Узнают!.. - хором вздохнули мужички.
     Посовещались еще немного. И дождались - женщины обратили внимание  на
бездельников. Две самых бойких подошли - призвать их к порядку.
     И сбылось предчувствие! Посмотрела одна из них на Жилло, посмотрел он
на нее... Четырнадцать лет не виделись, а узнали друг друга.
     Как-то так само получилось, что ушли в сарай мужички, ушла  и  вторая
женщина, а Жилло и былая его подруга все стояли,  не  решаясь  взяться  за
руки.
     - Ну, здравствуй, - сказал наконец Жилло.
     - Здравствуй, что ли, - отвечала она. - Как это ты к нам забрел?
     - Да вот на шхуне плыл,  на  "Золотой  Маргарите",  -  честно  сказал
Жилло. - Им в Кульдиг идти было не с руки, они  меня  здесь  на  шлюпке  к
берегу доставили. Объяснили - добираться недолго.
     - Гляжу, ты почтенным человеком стал. В городе живешь?
     - В городе.
     - А мы с мужем - в поселке. Смотри ты, какой плащ...
     И помолчали оба, не находя, что бы еще сказать.
     - Я тогда не догнал тебя, - решился наконец Жилло.  -  Говорили,  что
все вы в плен попали, что вас увели...
     - Так и было. Но что  ни  делается,  все  к  лучшему.  Мы  шесть  лет
городские поля пахали и городской скот пасли, и за  это  нам  землю  дали.
Место - замечательное, правда, земля скверная. Но ничего, был бы  скот,  а
уж мы землю в человеческий вид приведем.
     - Красивый у вас поселок, - кивнув, сказал Жилло.
     - Дурацкий! -  вдруг  рассердилась  она.  -  Строили,  мучились,  как
построили - оказалось, все не так! Ты погляди, Жилло, это  же  уродство  -
двадцать хибарок, каждая - как собачья конура! Нам  на  днях  из  Кульдига
картину прислали, как наш поселок должен на самом деле выглядеть. Вообрази
- один большой красивый дом, где все  женщины  живут,  другой  -  где  все
мужчины, третий - где все дети, и четвертый -  где  все  старики!  Никаких
тебе конурок, окна высокие, комнаты просторные. Живу я,  скажем,  с  Анной
или с Люцией в одной комнате, и никто под ухом не хнычет, никто трубкой не
дымит, чистенько у нас, красиво. И не нужно с утра до вечера по  хозяйству
суетиться. Пошел на поле, поработал, сколько  нужно,  пришел  -  ступай  в
общую столовую, там тебе уже миску на стол поставили.
     - А кто стряпать-то будет? - в который раз изумился Жилло.
     - Стряпать? Откуда я знаю? Из Кульдига еще не прислали  распоряжения,
кому у нас стряпать. Вот пока общий хлев построим,  каждый  будет  у  себя
дома питаться. А потом - не знаю. Должны же они прислать  распоряжение!  А
то - никакого равноправия. Женщина - кисни над плитой и над  пеленками,  а
эти поганцы - трубочку в зубы и довольны! Нет уж, с нас хватит!
     - Угомонись, Эрна. Так же всегда было, - напомнил  Жилло.  -  Женщина
стряпала, мужчина пахал...
     - Ну и неправильно все это было! - заявила она. - Погляди на меня,  я
что, пахать не смогу? А вот он пусть котел  картошки  начистит!  Правильно
придумала Равноправная Дума,  теперь  нам,  женщинам,  жить  будет  легче,
кончилась наша каторга.
     - Видно, не нужен тебе больше твой муж, - усмехнулся Жилло.
     - А что в нем хорошего? Такой же бездельник, как и другие.  Сын  -  и
тот не от него...
     - Сын? - Жилло уже  потерял  способность  изумляться.  Конечно,  было
невероятно, что Эрна родила  тогда  ребенка,  но  он  вдруг  понял  -  это
случилось, уж очень она хотела.
     - Твой сын, Жилло. Только не стоило мне тогда рожать. Неудачный у нас
с тобой парень получился.
     - Это как - неудачный? Больной, что ли?
     - Ну, как пожрать - он не хворый. Но сидит часами, смотрит  непонятно
куда. Ты его утром спросишь - Виго, тебе каши в миску  добавить?  А  он  к
обеду отвечает - спасибо, матушка, я сыт...
     - Виго, значит. Где он?  -  стараясь  соблюсти  спокойствие,  спросил
Жилло.
     - Возле общественного хлева околачивается.
     - Я хочу его видеть, - хмуро сказал Жилло. Новость его как обухом  по
лбу шарахнула. Единственный сын! И неудачный...
     Парень действительно был так себе... Жилло - тонок, жилист, смугл,  а
этот  -  крупный,  рыхловатый,  весь  какой-то  белесый,  как  разваренная
картофелина. Сидел на бревне, травинкой букашку по коре гонял. Пять  минут
гонял, десять. Смотрел Жилло, смотрел, и стало ему кисло. Не просыпалось в
душе ничего такого... отцовского...
     - Да, напрасно мы тогда... - пробормотал он.
     - Мне это здорово помогло, - ответила она. - Я ведь, дура, до сих пор
подарочек твой храню. Хотя по нему помойное ведро плачет...
     - Ну так отдай... - все еще мучаясь и переживая, попросил Жилло.
     - Пошли.
     Привела Эрна Жилло в  свой  домик.  Рассказала  по  дороге,  что  муж
оправился, что насчет ребенка подозрений не было, а других  детей  она  не
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама