Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight
Aliens Vs Predator |#4| Jungle shenanigans

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Трускиновская Д Весь текст 634.91 Kb

Как вы мне все надоели!..

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 55
     Несется карета по притихшему Кульдигу,  а  Жилло,  переговариваясь  с
графом, по сторонам поглядывает. Он  же  впервые  в  столичном  городе.  И
соображает -  въехали-то  они  с  графом  через  северные  ворота,  а  вот
выезжают, как видно, через южные. Невдалеке от ворот -  мост  через  речку
Венту. Что Кульдиг на Венте стоит - это все знают. С моста  виден  холм  с
плоской вершиной, поросший кустарником, что немного ниже по  течению,  чем
Кульдиг. И про него Жилло слыхал  -  это  Городище.  Раньше,  леший  знает
когда, там  деревянное  укрепление  было.  Тогда,  когда  еще  мушкетов  с
пистолетами и пушек не придумали, а орудовали боевыми топорами и  впрягали
боевых быков в боевые колесницы. А может, еще раньше...
     Переехали речку Венту - и  повернули  к  горе,  на  которой  Коронный
замок. Если снизу на него глядеть, да еще вечером, когда на закатном  небе
красиво силуэты башен рисуются, - сразу ясно, кто в здешних краях  хозяин.
Навис замок над всей долиной, и из его  амбразур  окрестности,  вплоть  до
гавани, очень даже любезно простреливаются.
     Единым духом поднялась карета по  серпантинной  дороге  и  влетела  в
замковый двор.
     Одна из башен Коронного замка так и называлась Девичьей.  Стояла  она
угловой - то  есть,  на  ней  смыкались  под  острым  углом  две  стены  с
бойницами, и ход в нее был по галереям, которые  шли  изнутри  вдоль  этих
стен. Там внизу была большая общая комната, где все девицы шили,  вышивали
и кружева плели. Туда же им и поесть с кухни приносили. Рядом -  общая  же
спальня. И оттуда две особые лестницы  еще  выше  ведут  -  в  две  совсем
отдельные спаленки. Словом, берегут вышивальщиц, и про  решетки  на  окнах
тоже не забыли. Увидели их граф со слугой - переглянулись, а перемолвиться
нельзя - карету уже стража окружила, дверцу распахивают, сопровождающим  с
запяток прыгать велят.
     Ну вот, высадили лекаря, молодой граф со слугой сундучки похватали  и
за спиной у него быстренько встали. Графу - баловство, приключение,  слуге
тоже  интересно  стало.  Толстый  дядька  с  факелом  лекаря  по  лестнице
сопроводил, на открытую  галерею  вывел  и  к  башне  повел,  гвардейцы  с
обнаженными шпагами сзади топают. Кабироль с каретой,  понятно,  во  дворе
остался.
     Ну, не хуже все,  чем  в  порядочной  тюрьме  -  где  слуге,  кстати,
доводилось побывать. До того, как к графу наняться, он по  горам  лазил  и
корешки целебные собирал, а растут они на такой высотище, что  королевский
замок, вроде этого, с той высоты не больше детской ладошки. Ну  и  нарушил
чью-то там границу, да еще обвал случился - вот и спустился  слуга  совсем
даже не в том королевстве, где рассчитывал...
     Значит, вводят  лекаря  в  общую  комнату.  Девицы,  увидев,  с  мест
повскакали. Одеты они... ну, не для выхода в свет, попросту  одеты,  да  к
тому же и камин пылает, дров для мастериц не жалеют, жарко девицам. Кто  в
чем, и гостей явно так быстро не ждали. Не у каждой и косыночка  на  груди
запахнута. Многие в ночных чепчиках. А иные даже юбки  сняли,  на  стульях
развесили.  Молодому  графу  со  слугой  уж  было  на  что  поглазеть!   И
черненькие,  и  беленькие,  и  рыженькие,  и  пышечки,  и  тоненькие,  как
тростиночки! На всякий вкус. Но только скривил слуге рожу молодой  граф  -
не таких замученных увидеть ожидал, по слухам-то они - одна другой  краше,
а на деле - видывали мы в нашем захолустье и получше!
     И чувствует тут слуга взгляд...
     Скашивает он глаза и видит вышивальщицу. Стоит она с платком в руке и
глядит - может, на него, а может,  и  на  молодого  графа,  но,  поскольку
девица красивая, слуге и приятно думать, что все-таки на него. Лекарь мимо
девицы шествует, граф со слугой следом  идут.  Гвардейцы,  естественно,  и
спереди, и сзади, причем на девиц уж и не смотрят -  привыкли.  Поравнялся
Жилло с девицей - тут платочек недошитый у нее из рук выскальзывает  и  на
пол падает. Жилло бы нагнулся поднять, да  обе  руки  сундуком  заняты.  А
девица быстренько опускается на одно  колено,  но  не  сразу  свой  платок
берет, а снизу вверх смотрит, и тут уж слуге  ясно,  что  именно  на  него
глядит.
     Шаль у нее легкая на голову накинута и концы по груди  крест-накрест,
а из-под шали - коса! Ну, такую косу Жилло и на картинках  не  видывал.  В
руку толщиной и на полу змеиным хвостом легла. Девица шаль свою,  впопыхах
накинутую, белой ручкой придерживает, другой вроде за платком  тянется,  а
сама глядит серыми глазищами из-под тонких бровей вразлет.  Ну,  соколица,
думает Жилло, соколица сероглазая взлетать собралась!
     Но господина лекаря ведут по лестнице наверх, граф молодой - за  ним,
и слуге тоже отставать не приходится, потому что иначе гвардеец со  шпагой
его подгонять вздумает. Так и прошел слуга мимо коленопреклоненной девицы.
     Привели их в одну из тех потаенных спаленок. Одна такая комнатушка  -
на трех-четырех девиц, да и то, как  слуга  заметил,  не  совсем  чтоб  на
вышивальщиц. Больная-то, к которой  лекаря  вызвали,  точно  вышивальщицей
была, но те две зверообразные старушенции, что вместе с ней обитали,  вряд
ли когда тонкую иголку в лапищах своих держали. Одно звание, что слабый  и
прекрасный пол. Если такой зверюге позволить бороду с усами отрастить -  в
точности тюремный стражник, даже голос менять не придется.
     - Добрый вечер, милая девица! - галантно начинает лекарь.  -  Что  же
это такое с тобой приключилось?
     Лекарь к ней - со всей душой, а девица отворачивается. И молчит.
     Пожалел ее  Жилло  -  совсем  она  молоденькая,  бледненькая,  волосы
прозрачные какие-то, выбились из-под серого чепца на лоб  двумя  прядками.
Но ротик маленький и упрямый. И глаза сердитые. На лице  залегли  глубокие
тени - то ли от болезни, а то ли от канделябра,  в  котором  горят  четыре
толстенные сальные свечи, другого же света в спаленке нет.
     Сказать правду, так молчала она битый час на все вопросы  и  даже  на
приказы. А по лицу видно - плохо девушке. Оказалось, второй день  не  ест,
не пьет, ни слова не говорит. Переглянулись  лекарь  с  молодым  графом  -
ощупывать надо. Лекарь одеяло потянул - она  не  дает.  Дурацкая  картина,
особенно потому, что гвардейцы сурово таращатся.  Без  гвардейцев,  может,
что и вышло бы.
     Попросил лекарь гвардейцев убраться на четверть часика  -  те  только
башками помотали. Нет, и все тебе.
     - Я так лечить отказываюсь, - заявил тогда лекарь.  -  Слуги,  берите
сундучки со снадобьями и за мной!
     Встал он с края постели, где примостился, но тут в грудь  ему  клинок
уперся.
     - Тебя сюда лечить привели, а не норов показывать! - сказал гвардеец,
который  покрепче  и  поглавнее.  -  Ишь,  умный  выискался!  Думает,  раз
лекарства наизусть зазубрил, то и норов показывать  может!  А  у  нас  все
равны, что лекарь, что дерьмовоз! Лечи, мерзавец.
     Опять граф со слугой переглянулись. И понял слуга, что  напрасно  они
сюда  за  лекарем  увязались.   Красавиц-то   хваленых   увидели,   но   и
неприятности, того гляди, начнутся основательные.
     Лекарь, видно, опять струхнул, даром что с виду -  крепостная  башня.
Впрочем, и винить его грешно - это граф со слугой в захолустье жили и горя
не знали, а он тут лет уж тридцать, знает, чего бояться...
     - Вы, братцы равноправные гвардейцы, языки-то придержали бы, - сказал
лекарь и клинок от груди отвел. - Я не потому лечить  отказываюсь,  что  у
меня норов, а потому, что против  этой  хворобы  другие  лекарства  нужны.
Видите, сопротивляется девица лечению? Испортили ее, вот что! Порчу на нее
кто-то напустил! А ну, ведите меня к начальнику караульной  службы!  Пусть
разберется, кто из посторонних здесь дня этак за два побывал!
     - Испортили? Так это свои и испортили! - рявкнул гвардеец. - Девчонка
первая вышивальщица, позавидовала какая-то дура! Стой где  стоишь!  А  ты,
Никлас, бегом за капралом! Обыск у девчонок делать  надо!  Давно  пора!  Я
знаю, как они порчу напускают, моей сестре как-то напустили! Это и пояса с
заговоренными узлами нужны, и горшки с  дохлыми  жабами,  и  прочий  ихний
ведьмовской приклад! Живо!
     Стоит гвардеец, клинок лекарю в живот уставил, другой  тоже  руку  на
эфес положил, а третий выскочил и  вниз  по  лестнице  понесся.  Слышно  -
пробежал по мастерской и поднялся там переполох! Ну, кто из  девиц  обыску
радоваться будет?
     - Вот так-то, слуги мои, - обратился лекарь к графу молодому и Жилло.
- Не думали не гадали, а  прямо  в  змеиное  гнездо  попали.  Того  гляди,
заставят и нас тут ведьм ловить...
     И глазами указывает графу со слугой на тех двух  жутких  старушенций,
которые больную караулить приставлены. И впрямь - как  есть  ведьмы.  Даже
клыки желтые - и те имеются. Однако двум балбесам, молодому графу и слуге,
не до шуток. Не думали, что проказа так несуразно завершится.
     Посмотрел Жилло с надеждой на своего  графа  -  а  тот  растерялся  и
приказать ничего путного не может. Да и немудрено - графу-то двадцать лет,
что он, кроме родительского замка  и  умных  книжек,  видел?  Решил  Жилло
вмешаться - себя и господина спасти.
     - Может, нам ваши  тайные  снадобья,  господин  лекарь,  привезти?  -
спрашивает. - Раз уж эти не годятся? Все равно ведь  вам  тут  оставаться,
пока девицу не вылечите. Мы бы  живенько!  Мы  бы  нашли  ларчик,  который
велено, а я и один бы его сюда доставил...
     То есть, на что он лекарю намекал? На  то,  что  хотел  графа  своего
отсюда живым и невредимым вывести. Уйти, значит, с ним вдвоем, а вернуться
уже одному.
     - Парень дело говорит, - одобрил  гвардеец.  -  Ты,  умник,  стой  на
месте, а ты, парень, держи...
     И бляху свою именную, отцепив от поясного ремня, протянул.
     - По моей бляхе тебя выпустят  и  впустят  беспрепятственно.  Смотри,
потеряешь - насидишься в каземате... Пошел! Лети мухой! Да не оба,  одного
хватит.
     Жилло графа подтолкнул -  мол,  хватайте  бляху,  ваша  светлость,  и
давайте деру! Но тот окаменел. Лекарь ему мохнатыми бровями знаки делает -
без толку! И дождались все трое - гвардеец чуть не силком Жилло эту  бляху
в кулак вжал.
     - Который ларчик-то принести,  сударь?  -  жалобно  спросил  Жилло  у
лекаря.
     - Малахитовый, что справа на каминной полке!
     И показал лекарь слуге  тайно  здоровый  кулак.  Уж  что  этот  кулак
означал - Жилло так никогда и не узнал, да, правду сказать, и не пытался.
     Пошел Жилло вниз по лестнице и  слышит  -  наверху  гвардеец  к  окну
подошел и кому-то приказал его, Жилло, до  лекарского  дома  и  обратно  в
карете сопроводить. Делать нечего - придется возвращаться...
     Идет Жилло через мастерскую - там ни души, все раскидано,  а  большая
дверь в девичью спальню  -  нараспашку.  На  пяльцах  огромных  стоячих  -
вышивки  начатые,  корзинки  с   клубками   опрокинуты,   цветные   клубки
разбежались по полу. Посмотрел на ближайшие пяльцы Жилло - чуть на пол  не
плюнул. Девушкам бы цветы вышивать, а не многоцветной нежнейшей  гладью  -
топор с мотыгой!
     Оглянулся графский слуга - и к двери,  к  косяку  на  миг  прижаться,
посмотреть, что у девиц творится. А там уже вовсю сыскная служба старается
- ищут, чем порчу наводили! Такой кавардак устроили - перины с тюфяками на
дыбы, бельишко девичье убогое - все на виду, только что  пух  и  перья  по
воздуху не летают.  Но,  видно,  не  нашли  еще  горшка  с  дохлой  жабой.
Вышивальщицы уж не визжат, не отнимают у сыскной службы  вещички  свои,  а
покорно так встали - каждая, где ее суета эта  застигла,  и  ждут,  головы
повесив. Иногда разве что метнется испуганная девушка из угла в угол и там
замрет, словно каменная. Почему, отчего - у нее спроси... Весь шум  и  гам
сыщики творят.
     Поискал Жилло взглядом ту красавицу, что  платок  уронила.  Вроде  не
видно, а, может, голову повесила, шаль до бровей опустила, спрятала гордое
лицо? Тут только вздохнуть остается и идти своей дорогой.
     И вот проходит Жилло, медленно-медленно и  глядя  в  другую  сторону,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама