Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Трускиновская Д Весь текст 634.91 Kb

Как вы мне все надоели!..

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 55
Коронного замка сволокли. Ты что, совсем из захолустья?
     - Из захолустья, - признался Жилло. - С севера. Мы с молодым графом в
университет приехали. Кто ж знал, что у вас тут уже и честь отменили!
     - И где же твой граф?
     - Да в Коронном замке, пожалуй... - неуверенно сказал Жилло.  Граф  с
тем же успехом мог, свернув при падении шею, лежать мертвым в кустах.
     - В университет! Ишь! Студиозусы! - капитан опять надежно установился
на крепких ногах, решительно выкатив живот и уперев руки в боки.  -  Нашли
время! Ну, граф - молодой, ему простительно дурака валять, но ты-то уже  в
мужском  возрасте,  мог  бы  понимать!  Не  то  теперь  время,  чтобы   по
университетам шастать! Вы что там, у себя, вообще  из  столицы  вестей  не
имеете?
     - Имеем. Только кто же их всерьез принимает? - признался Жилло. - Вон
лет шесть назад проезжали купцы, говорили, что  в  Кульдиге  возле  самого
Коронного замка девку с рыбьим хвостом  из  реки  выудили.  У  нас  конюх,
молодой еще парень, сбежал - на девку посмотреть. Вернулся  через  полгода
злой как черт. Оказалось  -  надувательство!  Стоит  на  базарной  площади
палатка, в палатке одна убогая свечка горит, в  ванне  тетка  пожилая  без
ничего восседает, и хвост в воде мокнет тряпичный.
     - Простая твоя душа... - вздохнул капитан. - Ладно, леший  с  ним,  с
поясом. Мало надежды, что его еще к рукам не прибрали. Наверняка та  дура,
у которой мужья общие. Пошли! Колено-то чем повредил?
     - Водопадом, - усмехнулся Жилло.
     - Чем?.. - хором спросили моряки.
     - Ну, на водопаде сейчас споткнулся. Треснулся...
     - На Вентас-Румбе?! - прямо остолбенел капитан. - Кой черт тебя  туда
ночью понес?
     Жилло развел  руками  -  и  впрямь,  объяснить  умному  человеку  эту
экспедицию было невозможно.
     - Помните, капитан, возле Коронного замка факелы мельтешили? -  вдруг
сообразил Мак. - Мы как раз в кабачок шли и на гору смотрели! Так вот  кто
всю суматоху поднял! Студиозусы!..
     Мак еще что-то собирался угадать, но схлопотал по затылку, а  лапа  у
капитана была серьезная.
     - Не наше дело! - рявкнул капитан. - Мало ли какие графы со слугами в
Коронный  замок  ездят!  И  суматохи  мы  никакой  не  видели.  Подумаешь,
факелы... Пошли скорее. Еще до рассвета выйти в залив надо. Лишь бы языком
трепать! Пошли! И ты хромай шустрее. Студиозус! Шастают тут всякие...
     Бурчал капитан на разные лады, пока не дошли до гавани. Там прямо  на
глазах переменился.
     - Голубушка моя! - говорит. - Красавица ненаглядная! Второй такой  на
свете нет!
     И впрямь - с носа шхуны смотрела на них деревянная девица с пышнейшей
грудью и золотыми локонами, каждый  -  с  человечью  голову.  Девица  была
выкрашена в розовато-белый цвет, кудри -  вызолочены.  Там,  где  кончался
розовеющий животик, была небольшая и не очень заметная  на  темном  дереве
дыра - отверстие корабельного гальюна. И надпись шла по борту  -  "Золотая
Маргарита".
     В гавани  нашел  Мак  принадлежащий  кораблю  ялик,  ошвартованный  у
пристани, и доставил капитана с Жилло на борт шхуны. Сам, получив  приказ,
в кубрик отправился - спать. А Жилло капитан в своей каюте оставил.
     - Я пьян, - сказал, - хорошо пьян, но недостаточно. Поэтому сейчас мы
с тобой, студиозус,  добавим.  Пиво  -  это  ерунда.  Развлечение.  Причем
ненадолго. А вот ром... Конечно, мешать ром с  пивом  -  преступление.  Но
пива во мне уже не осталось, а желание выпить имеется. И повод есть.
     - За приятное знакомство, что ли? - осведомился слуга, берясь за свой
оловянный кубок.
     - За Дублона, беднягу... - капитан взялся за свой золотой. - Мир  его
птичьему праху! Ты не поверишь, студиозус - любил  я  его,  негодяя,  хотя
звал он меня исключительно дураком и мерзавцем!
     - Любил? Птицу? - Жилло чуть кубок не выронил.
     - Любил, черти бы ее побрали! Почему же я, как  ты  думаешь,  хоронил
Дублона, как родимую бабушку не хоронят? Любил, будь ты неладен!
     - Любил... - задумчиво повторил Жилло. - Слово-то какое...
     - Это слово, студиозус,  вроде  репейника  на  огороде.  Как  его  ни
истребляй, прорастет  и  к  человеку  прицепится,  -  поучительно  заметил
капитан. - Что, и у вас в захолустье его из моды вывести пытались?
     - Из уездного правление комиссия приезжала, - сказал слуга. - Книги в
графской библиотеке смотрела. Про  науку  оставили,  а  про  это  самое  -
увезли. Но нас с графом  тогда  дома  не  было,  я  его  по  горам  водил.
Секретарь старого графа нам потом  так  объяснил  -  если  кто-то  кого-то
любит,  значит,  считает,  что  тот  человек  лучше  всех  прочих.  А  это
противоречит равноправию. Ну, пусть так - не ехать же в уездное  правление
про любовь разговаривать! До него неделю добираться.
     - Значит, помнишь еще это слово? - радостно  спросил  капитан.  -  Ты
только на людях его не говори. Разве что бабе с  глазу  на  глаз...  И  то
умной - чтобы доносить не побежала.
     И вспомнил тут Жилло разом Лизу и ту  соколицу  сероглазую,  что  ему
сверточек дала.
     Конечно, было в его жизни немало женщин и без этих двух - даром,  что
ли, тридцать пять с половиной лет  на  свете  прожил?  Сколько  удалось  -
столько и осчастливил. Вероятно, и дети были - по крайней мере, одно чадо.
А к этим двум он ведь и пальцем прикоснуться не  успел.  Однако  ж  увидел
перед  глазами  именно  их.  Должно  быть,  именно  потому,  что  еще   не
прикоснулся...
     - Хорошо, что напомнили, - сказал Жилло капитану. - Как  раз  получил
от одной подарочек. Надо бы посмотреть, что такое.
     И сверточек достал.
     - Сперва за Дублона выпьем - велел капитан. -  Умнейшая  была  птица!
Выпью, тогда - про баб. Трезвый я  про  них  и  думать  не  желаю,  пустой
народишко... Включая в сие число мою супругу с дочкой. Вот сын  у  меня  -
молодец.
     Хмыкнул Жилло на то, что капитан назвал себя трезвым, но  спорить  не
стал, чокнулись, выпили рому. Развернул Жилло сверточек. Капитан привстал,
навис над столом.
     - Якорь мне в печенку и в селезенку, если они у меня еще остались!  -
говорит. - Ничего себе студиозус! Какие подарки получает!
     Жилло - тот остолбенел.
     Лежал перед ними на столе кусок  тонкого  темно-вишневого  бархата  в
виде странного и древнего знамени - по одному краю семь углов  вырезаны  и
обметаны, да недошиты. А в серединке  -  букет  из  трех  цветков  золотом
вышит. Один, в середине, повыше торчит, два  -  по  краям,  и  все  три  -
совершенно одинаковые, с округлыми лепестками.  Листья  тоже  золотые,  но
чуть другого оттенка, зубчатые,  и  основание  каждого  цветка  крошечными
зубчатыми язычками окружено. Красиво и непонятно -  никогда  раньше  Жилло
таких цветов не видывал, хотя и считался травознаем, и лазил по  горам  за
корешками.
     - Да тут одна золотая  нить  сколько  стоит...  -  только  и  мог  он
вымолвить. - Целое состояние!..
     - Какая, к морскому дьяволу, нить! - рявкнул капитан. - Ты  посмотри,
что тут вышито! Ты посмотри! Помнит же еще кто-то!
     - Что помнит? - спросил ошарашенный Жилло. И вдруг как  хлопнет  себя
по лбу!
     - Узнал! Я же этот  цветок  на  камне  видел!  В  лекарском  перстне!
Капитан, я же его в перстне видел! Еще тогда удивился -  все  цветы  знаю,
этого не знаю! Думал - бред пьяного ювелира!..
     - Сам ты бред пьяного ювелира... - и капитан, склонившись над столом,
прикоснулся к цветам влажными губами, а прежде того - усами и взъерошенной
бородой. - Их глушили, а они проросли... Проросли,  понимаешь,  студиозус!
Их травили, а они проросли! Впрочем, молод ты и  глуп...  и  ни  хрена  не
понимаешь... Отдай мне эту штуку! Она тебе ни к чему!
     Лег капитан тяжелой грудью на стол, сгреб под себя  вишневый  бархат.
Устроил на нем рожу свою звероподобную поуютнее. Пегая борода на  вишневом
с золотом бархате - царственное это было зрелище!
     - Убирайся, - говорит. - Иди в кубрик, Мак  тебя  устроит.  Только  с
трапа не кувырнись. Можешь съехать на поручнях. Это  ж  надо  -  проросли!
Знать бы, кто их вспомнил да вышил! Иди, студиозус,  катись,  студиозус...
катись по трапу... Все... сплю...
     Вышел Жилло на палубу. До утра недолго осталось. Ветерок приятный  по
лицу погладил. Постоял Жилло  у  борта,  на  небо  полюбовался,  потом  на
дубовую  каронаду  присел,  спиной  к  корабельной  пушке   привалился   и
баловаться стал - оттолкнется ногой и едет на каронаде, как на карусельной
тележке, пока о борт не затормозит.
     Из кубрика вышли два моряка.
     - С рассветом мы уже во-он там быть должны, -  сказал  один  другому,
показывая пальцем на дальний мыс, и основательно зевнул. -  Туши  кормовые
фонари, и без них нас уже разглядеть можно.
     И понемногу началась на палубе суета.  Жилло,  чтобы  под  ногами  не
путаться, к Маку  пристроился.  Тот  вторым  помощником  старого  капитана
оказался. Тоже кое в чем командовал.
     - Мы уже весь груз на борт взяли, - сказал он Жилло. -  Не  поверишь,
жеребцов породистых везем! Не первый раз, у нас уже трюм приспособлен,  не
трюм, а  настоящая  конюшня.  Ждали  пассажира,  но  он  человека  прислал
сказать, чтобы без него с якоря снимались. Так что  и  ветер  попутный,  и
груз хороший. Ты морской хворобой не страдаешь?
     - Да я не плавал ни разу, у нас в горах и озера-то порядочного нет, -
признался Жилло. - Понятия не имею, может, и страдаю!
     Мак прислушался.
     - Гудит! - сказал он. - И сдается  мне,  что  это  он  тебя  в  каюту
требует.
     - Кто требует?
     - Да Шмель! Беги к нему скорее!
     Понял Жилло, что это  капитану  кличку  прилепили.  А  что?  Большой,
толстый, поперек - в золотую полоску и гудит!
     Пошел Жилло к капитану. Тот, хмурый и взъерошенный,  стоял  у  стола,
пытаясь натянуть на лысину завязанный шапочкой пестрый платок.
     - Дайте развяжу, - предложил Жилло. - И завяжу как полагается, только
нагнитесь.
     Вывязал он у капитана узел на затылке и кончики платка расправил.
     - Хороший ты, надо думать, слуга, - заметил капитан Шмель. - Графа-то
как зовут?
     - Иво оф Дундаг! - гордо сказал слуга. - Герб - золотая дубовая ветка
на зеленом фоне! Перевязь - белая с зеленым! Нагрудные знаки Трех Орлов  и
Боевой Рукавицы!
     - Граф Иво оф Дундаг... - повторил капитан. - Ну прямо как в  детские
мои годы - бегут бесштанные сопляки за каретой  и  вопят:  "Едет  граф  оф
Дундаг!" А что, в вашем захолустье еще называют графа светлостью?
     - Откуда ж нам знать, что это уже запретили? - вздохнул слуга.
     - Золотая дубовая ветка, говоришь... - и капитан крепко задумался.  -
Почтенный герб. Так ведь и его вытравят, и его вытопчут. Нехорошо, чтобы у
одних были гербы, а у других - нет...
     - Нехорошо, чтобы у одних были мужья, а у других  -  нет!  -  сердито
буркнул слуга. - Как насчет общих мужей, капитан?
     - Ого! - тот явно обрадовался. -  А  у  тебя  норов  имеется!  Старый
добрый норов! Я это сразу почуял... Слушай меня, студиозус. Вот  тебе  две
дороги на выбор. Ты можешь  остаться  на  корабле,  места  хватит.  Кормлю
неплохо. Здесь до тебя вряд ли доберутся. К лошадям  приставим.  А  можешь
сойти на берег там, за Полосатым  мысом.  И  вернуться  в  Кульдиг,  графа
своего поискать. Денег на  это  много  не  дам,  но  сколько-то  получишь.
Выбирай.
     - А тут и выбирать нечего, - отвечает Жилло. - Высаживайте меня  хоть
за полосатым мысом, хоть за клетчатым. И от денег тоже не откажусь.
     - Так уж к своему графу привязался? Так уж без него жить не можешь?
     - Жить-то могу. Но когда я больной у забора городской  бани  валялся,
меня  старая  графиня  подобрала,  в  замок  взяла,  вылечила.  Графу  лет
пятнадцать было - от книжек весь зеленый сделался. Я его по  горам  водил,
камни и корни различать учил. Он, может, не подарок, да только не мне и не
сейчас его судить. Он, если жив, наверняка меня ждет.
     - Ясно, - сказал капитан Шмель. - А теперь слушай  меня  и  не  корчь
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама