Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Евгений Сыч Весь текст 107.24 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10
сделана над самым обрывом крупными, четкими буквами,  словно  напоминание,
словно последняя заповедь, которую  следовало  унести  из  жизни:  "Работа
делает свободным". Он даже не  усмехнулся  нелепости  лозунга  в  подобном
месте, тогда было не до этого. Но он прочитал и  запомнил,  и  сейчас  все
чаше вспоминал, словно это был ключ к освобождению из колодца, к  открытию
истины: "Работа делает свободным".  В  философском  аспекте  этот  лозунг,
конечно, был безукоризнен, ведь стоит поставить работу целью своей жизни -
и ты свободен, пока работаешь. Он воспринял этот лозунг, как  затертое,  -
забитое клише, и напрасно. В старом призыве скрывались глубины,  не  сразу
постижимые и не каждому доступные. Он хотел стать свободным, выбраться  из
этого колодца, а для этого предстояло работать, работать  в  полную  силу,
каждый раз в полную силу. Чтобы стать сильнее самого себя. Сильнее других.
Сильнее обстоятельств. Он знал это. По опыту знал. На собственной шкуре.
     Теперь Рока стал есть людей и  не  испытывал  особых  угрызений,  раз
начав. Он поставил перед собой цель - выбраться. Есть  людей  было  только
средством. Заниматься благотворительностью? Ничего не  выйдет.  Проверено.
Просто убивать всплывших - болезненная жестокость и неоправданная, к  тому
же. Есть - самое логичное.
     Осужденные сыпались градом, как  воронку  где-то  открыли.  Выплывали
немногие. Одного Роке хватало приблизительно на неделю,
     Время вообще-то абстрактно, если только  не  привязано  к  процессам,
укладывающимся  в  определенный  срок,  физико-химическим,  например.  Для
человеческой жизни время абстрактно: в один и тот же отрезок человек может
успеть бесконечно много и несопоставимо  мало.  Год  может  тянуться,  как
жизнь, а жизнь пролететь, как год.
     Рока  не  считал  дней  своего  пребывания  на  острове,  потому  что
представлял  это  пожизненной  пыткой,  медленным   концом,    наказанием,
продолжением тюрьмы. Он не был волен в течении времени, инициатива была не
в его руках, и дни уходили медленно-медленно,  ненужные,  безжизненные.  С
появлением на острове Чампи часы для Роки побежали быстрее.  Не  то  чтобы
жизнь обрела смысл, просто в ней появились какие-то  видимые  рубежи:  час
еды, час сна, скорей бы ночь, вот уже утро, вчера, третьего дня.
     Теперь,  когда  у  Роки  была  цель,  цикличная  замкнутость  времени
прорвалась, время заспешило, побежало. Высшее счастье в жизни, смысл ее  -
цель. Зачастую человеческая жизнь вся  состоит  лишь  из  выбора  цели,  в
лучшем случае удается обрести ее и двинуться навстречу  не  по  прямой,  а
хотя бы по боковой, извилистой дорожке. Те  же,  чья  жизнь,  как  принято
считать,  бесцельна,  постоянно  ставят  перед  собой    какие-то    цели,
незначительные для постороннего глаза, не цели - по  большому  счету  -  а
так, задачи, но ставят! Даже на досуге, когда человек предоставлен  самому
себе, он не может не скоординировать собственных сил, не  направить  их  в
какое-то русло. Одни ставят  своей  целью  на  отдыхе  отоспаться.  Другой
желает почитать, опять же цель - прочитать, ума набраться, узнать,как люди
живут, о  чем  думают.  Уж  не  говоря  о  тех,  кто  на  отдыхе  квартиру
ремонтирует, неприятности ближнему устраивает или интриги плетет.  Человек
использует любую возможность, неподвижный  считает  трещины  над  головой,
мух, ворон; способный к движению ловит в прицел игрального автомата зыбкий
силуэт самолета, спешит на танцплощадку, чтобы с девушками  познакомиться,
морду чью-нибудь набить или уж на худой конец по своей получить, -  трудно
без цели, практически невозможно.
     Цель, которая стояла перед Рокой,  складывалась  из  двух  слагаемых.
Первое: набраться сил и вылезти отсюда. Второе: не попасть обратно.
     Первую  половину  он  обдумал  тщательно,    разрабатывая    задания,
физические упражнения, тренировался.  О  второй  пока  не  стоило  думать.
Конечно, канат мог быть частью изощренной пытки. Кто  знает,  может,  едва
человек выберется наверх, его вновь столкнут  вниз  копья?  Но  во  всяком
случае, попробовать стоило
     Заключение кончалось. Началась работа
     Рока выдумывал  все  новые  упражнения  и  выполнял  их  с  упорством
фанатика. Сотни раз отжимался он на кулаках от поверхности  песка.  Часами
бегал вокруг скалы-клыка, сбивая ноги в кровь. Песок забивался  под  кожу,
раздирал пальцы. Ползал по  песку,  мышцы  становились  твердыми,  а  кожа
жесткой. Он плавал - сначала у острова, но с  каждым  разом  заплывая  все
дальше, все ближе к водовороту. Каждый день он боролся с течением и всегда
выходил победителем. Конечно, в середину потока он не заплывал.  Это  было
бы глупостью, он не мог рисковать просто  так  своей  жизнью  и  свободой,
слишком дорого он платил  в  этой  игре.  Но  иногда,  когда  была  в  том
необходимость, он даже отнимал у водоворота  тех,  кто  всплывал,  но  был
слишком  слаб,  чтобы  выплыть.  Он  противопоставлял  бессмысленной  силе
водоворота свой ум и побеждал. Он был терпелив и осторожен. Он  чувствовал
на себе  силу  течения,  и  она  становилась  его  силой,  потому  что  он
сопротивлялся ей.
     Рока выдумывал все новые упражнения,  сам  создавал  себе  сложности.
Если сначала он убивал противника сразу, пока  тот  был  слаб  и  подавлен
случившимся, то постепенно  он  начал  понимать  толк  в  драке.  Невелика
сложность убить едва живого человека, только что  пережившего  собственную
смерть. А Рока искал трудностей, ведь только  в  противоборстве  рождается
сила. Кто знает, как встретит его поверхность земли, ее  вершина?  И  Рока
спасал казненных, давал отдохнуть выплывшим, иногда даже  кормил  человека
моллюсками. И только потом - нападал. Каждый противник учил  его  чему-то.
Но он всегда побеждал, потому что учился усердно. В конце концов  он  стал
нападать уже в открытую, предварительно объяснив противнику, что  к  чему.
Победивший останется жив, - объяснял он. И всегда оставался  жив.  Теперь,
когда физические нагрузки стали для Роки правилом, он уже  просто  не  мог
без мяса. Он научился заготавливать мясо впрок - здесь,  на  острове,  это
оказалось не сложно, достаточно было только удалить скоропортящиеся  части
и разрезать на куски.
     И настал день, когда Рока перестал бояться людей,  один  на  один  он
справился бы с кем угодно. Пожалуй, уже можно было  попытаться  допрыгнуть
до каната, но Рока медлил, он хотел наверняка.
     Свыкнувшись с  неизбежным,  он  перестал  пренебрегать  и  ежедневным
зрелищем. Он внимательно наблюдал несложный ритуал, пытаясь  найти  в  нем
силу, которую можно было бы разгадать и присвоить. Но  казнь  есть  казнь,
какая уж там сила? Казнь - это только обоюдная слабость.
     Но однажды он увидел.
     К обрыву гнали двоих,
     Первый не  выдержал,  ушел  вперед  и  теперь,  обернувшись  лицом  к
палачам, ждал. А второй все медлил,  еле  переступал,  волочил  ноги,  все
оттягивал то, что должно было случиться. Очевидно, стражнику это  надоело,
и он подтолкнул осужденного  копьем  в  спину,  туда,  где  сердце,  чтобы
сократить срок работы и увеличить  время  своего  досуга.  Но  как  только
наконечник копья коснулся спины, осужденный  поднял  руки  вверх,  как  бы
сдаваясь, застыл на миг, и резко обернулся. Локтем  левой  руки  отбил  он
копье и тут же схватив его за древко, дернул на себя. Он ударил  стражника
правой рукой в горло и  ногой  -  в  пах.  Стражник  упал,  но  убить  его
осужденному не дали. Отмахиваясь от трех  копий,  отступил  он  к  обрыву,
крикнул - скомандовал товарищу: "Прыгай!" -  и  прыгнул  сам  не  выпуская
копья из рук.
     На этот раз выплыли оба, один вытащил другого. Копье их не  тяготило.
Как видно, маленький наконечник не  перетягивал  легкого  древка.  Так,  с
копьем они вышли  на  остров,  а  перед  тем  долго  отдыхали  на  отмели,
восстанавливая силы. Рока стоял у скалы и лихорадочно  прикидывал.  Он  не
знал, что делать, впервые за долгое время не знал. Он не  решался  напасть
на них  -  с  двоими,  да  вооруженными,  да  с  таким  бойким,  как  этот
коренастый, ему еще не приходилось сталкиваться.  Может  быть,  надо  было
ждать их на отмели, когда они выходили, ослабевшие? Но Рока упустил время.
И копье... Рока пятился и пятился, уперся спиной в скалу. Дальше отступать
было некуда. Он ждал, только ждать ему и оставалось. Он думал: не убьют же
сразу? А потом бдительность все равно ослабнет.  Похоже,  трещал  по  всем
швам мир вокруг него, его мир, который он как-то  приспособил  к  себе,  к
которому сам приспособился с таким трудом, такой ценой.
     Двое вышли не спеша и сели на песок, спина к спине.  Снова  отдыхали,
оглядывались по сторонам, на Року не обращали особого  внимания.  Рока  не
решался сесть в их  присутствии,  стоял  у  скалы,  крутил  в  руках  нож,
выточенный Чампи из раковины - наследство и  трофей.  Он  чувствовал,  что
надо бы заговорить о чем-нибудь с ними, все равно  о  чем,  расположить  к
себе, но не мог, даже смотреть не мог прямо, только  поглядывал  искоса  и
ждал: может быть, они сами начнут, вступят в контакт. Но  двое  словно  не
замечали присутствия Роки. Отдохнув,  они  тихо  перекинулись  несколькими
словами и пошли к скале так, как будто им все тут было знакомо. Коренастый
разбил  вдребезги  о  скалу  обсидиановый  наконечник  копья  и   отбросил
бесполезное древко. Взобравшись на вершину-клык, он махнул  высокому,  тот
поднялся к нему. Коренастый встал попрочнее, пригнулся. Второй, осторожно,
взобравшись к нему на спину, дотянулся до каната и вцепился в него  обеими
руками  изо  всех  сил.  Тогда  коренастый  ухватился  за  ногу  высокого,
подтянулся и тоже ухватился за канат. Рока смотрел как  завороженный:  оба
полезли вверх. Не слишком быстро, останавливаясь и поддерживая друг друга,
отдыхая, но было видно, что они, пожалуй, смогут добраться до  поверхности
земли.
     Это тянулось долго, очень долго. Коренастый давно уже мог бы  вылезти
один. Но он, по всей вероятности, не хотел оставлять длинного.  Боится,  -
прикинул Рока, - боится в одиночку. Кто знает,  что  ждет  на  поверхности
поднявшегося из колодца? Конечно,  лучше  вдвоем.  Они  висели  на  канате
высоко над островом, и коренастый ругал длинного. Роке хорошо были  слышны
его слова, и он слушал с тайной надеждой дождаться чего-нибудь  вроде:  "И
зачем только я с тобой связался!" Но ничего подобного коренастый так и  не
сказал, все декларировал насчет долга, ответственности. С галереи  на  них
молча смотрели стражники, но не вмешивались, как видно, канат не входил  в
их компетенцию.
     Рока смотрел снизу. Ему было плохо. Он очень досадовал на судьбу, что
эти двое не вылезли на остров раньше, много  раньше,  когда  он  еще  умел
просто разговаривать с людьми, когда он не знал их еще  настолько  хорошо.
Рока уговорил  бы  этих  двоих  взять  его  с  собой.  Они,  наверное,  не
отказались бы, взяли, указали ему этот путь, до которого он так  долго  не
осмеливался додуматься, к которому так долго готовился.
     Но скоро ему  надоело  думать  о  нереальном.  Теперь  он  просто  со
здоровым любопытством человека, которому все это может в ближайшем будущем
пригодиться, смотрел, как они лезут.
     Длинный потух окончательно, не смог преодолеть  последние  двенадцать
метров до среза колодца, и коренастый  полез  дальше  один.  Рока,  только
усмехнулся, глядя на это снизу. Вот  мелькнул  последний  раз  и  скрылся.
Длинный обреченно висел, вцепившись в канат, и Рока  ждал  момента,  когда
силы длинного кончатся  и  он  рухнет  на  остров.  "А  там  посмотрим,  -
прицепилась глупая фраза-мысль, - А там посмотрим..." Но смотреть пришлось
на другое: коренастый вернулся с веревкой,  сноровисто  завязал  на  конце
петлю, опустил ее и стал выуживать длинного. Тогда Рока  сел  на  песок  у
скалы, склонив голову, задумался. Он долго ждал еще последнего  вскрика  и
удара тела о каменный клык, но так и не дождался.  А  когда  поднял  глаза
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама