Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Виктор Суворов Весь текст 424.49 Kb

Освободитель

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 37
придворной  танковой  дивизией  -  Кантемировской.  Когда в 53-м
началась  заварушка,  командир  Таманской  дрогнул  на  ГБ лапку
поднимать, его к одной стеночке с ними и поставили впоследствии,
а  Якубовский  не  дрогнул.  Он  готов  всегда  выполнить  любой
приказ партии и правительства, тут главное, кто первый прикажет,
если  бы  Берия приказал, Якубовский все Политбюро перевешал бы,
но  Берия  не  приказал...  Посла  того и взошла его звезда, все
правители ему благодарны.
   -  Глядишь,  еще  маршалом  станет,  начальником Генерального
штаба.
   -   Нет,   таких  на  более  деликатные  должности  посылают,
демократами править, например. Там только такой и нужен.
   Пророческие слова молодого лейтенанта сбылись ровно через три
месяца,  когда  генерал  армии Якубовский получил звание Маршала
Советского  Союза  и  должность Главнокомандующего Объединенными
Вооруженными  силами  стран  Варшавского Договора. А может быть,
лейтенант  вовсе и не был пророком, просто имел где-то контакт с
подножием   пирамиды  власти.  Там,  в  пирамиде,  все  знают, и
прошлое и будущее любого из 250 000 000.
   Наш  комдив  после того незабываемого вечера приуныл. Но, как
оказалось,  напрасно.  Сразу после повышения Якубовского забрали
и  нашего  генерала  на  повышение  в Штаб Варшавского Договора.
Хорошие дела видать, не забываются.

НОВЫЕ ВЕЯНИЯ
                                          Всеармейское совещание
                                молодых офицеров. Москва. Кремль
                                            26 ноября 1969 года.
   О   том,  что  начальник  Главного  политического  управления
Советской   Армии   генерал   армии  Епишев  сражен  глубочайшим
склерозом, говорили давно и упорно. Злые языки утверждали, что в
момент,  когда он переворачивает страницу, он полностью забывает
то, что только что прочитал.
   Слухам  я верить не привык, ибо точно знал о централизованном
происхождении  многих  из  них.  В  последующем,  однако, я имел
возможность убедиться в том, что на этот раз они достоверны.
   Епишев  поднялся  на трибуну, откашлялся, выпил воды и нудным
монотонным  голосом начал читать про исторические решения съезда
партии  (которые никогда почему-то не претворяются в жизнь), про
заботу   дорогого  Ильича,  про  дальнейшее  развитие  сельского
хозяйства и укрепление оборонной мощи.
   С   первыми   словами   докладчика   многотысячная  аудитория
склонилась    над   своими   блокнотами   и   судорожно   начала
конспектировать   то,  что  говорит  человек,  занимающий  такое
высокое   положение  в  партии,  армии  и  государстве.  Я  тоже
склонился   над   своим  блокнотом,  делая  вид,  что  пишу.  Не
записывать  того,  что  говорит  докладчик, значит выделяться на
фоне  тысяч  других.  Сам  я  лично  к  писанию конспектов питаю
органическое  отвращение.  В  данном  случае это было совершенно
нелепо,  во-первых,  потому, что его выступление все равно будет
опубликовано  во  всех военных газетах, а во-вторых, потому, что
более того, что ежедневно публикуется в "Красной Звезде", он нам
все равно не скажет. Так оно и было, он, как по нотам давно всем
осточертевшей   мелодии,   повел  за  собой  аудиторию  в  дебри
марксистско-ленинского  словоблудия.  Все  было так привычно! Но
вдруг зал зашевелился...
   Епишев  на полуслове оборвал свою яркую запоминающуюся речь и
начал   читать   ее  вновь  с  самого  начала.  От  имени  и  по
поручению...  поприветствовал  всех  присутствующих,  на что зал
ответил  бурными  аплодисментами.  И  все  присутствующие  вновь
начали записывать то, что они только что записали.
   Минут  через  пять  Епишев  вновь  оборвал свое выступление и
начал  читать  новое предложение, совершенно не связанное с тем,
которое  он  неожиданно  прервал.  Зал  скорее почувствовал, чем
понял,  что  докладчик повторяется, приводит те примеры, которые
уже  приводил,  и  выкрикивает  те  лозунги,  которые только что
выкрикивал.
   И   тут  все  догадались,  все  поняли,  что  происходит.  По
недосмотру  референтов  (за  что  только икру пожирают?) Епишеву
дали  написанный  кем-то  доклад, но в двух экземплярах: сначала
две первые страницы, затем две вторые и так далее. У нас в армии
просто   не   принято,   чтобы   докладчик   читал   свою   речь
предварительно,    перед   выступлением,   и   Епишев   следовал
непреклонно  неписаному  правилу.  По залу пробежала легкая рябь
недоумения.  Но  докладчик,  явно  не привыкший замечать реакцию
публики,  продолжал  свое  монотонное  чтение. Так он и прочитал
страниц  сорок  вместо двадцати, то есть каждую дважды. Завершив
историческое   выступление,   начальник   ГлавПУРа   победителем
вернулся  на  свое место в президиуме, где сидел министр обороны
Маршал  Советского  Союза  товарищ  Гречко и другие склеротики и
одряхлевшие маразматики. Никто из них не заметил случившегося.
   Придирчивый  критик может принять это за плохой анекдот, но у
меня  более  2000  свидетелей.  Более  того, у многих из них это
выступление  так и законспектировано с двумя вступлениями, двумя
заключениями  и  с  двадцатью повторениями, которые начинаются и
кончаются на полуслове.
   Самое  удивительное  в  этой  истории то, что это случилось в
1969  году  во время Всеармейского совещания молодых офицеров. С
той   поры   прошел  добрый  десяток  лет,  офицеры  из  молодых
превратились в зрелых, а товарищ Епишев и поныне на своем боевом
посту.  Неутомимо  борется  он за вечно молодое и всепобеждающее
учение.  Смело  внедряет  самые  передовые  и эффективные методы
влияния на широкие армейские массы. Решительно преломляет сквозь
призму классовой борьбы новейшее развитие мировой истории. Несет
в армию свет немеркнущих ленинских идей.


РЕШИТЕЛЬНОСТЬ
                     Группа советских войск в Германии.Вюнсдорф.
                    В составе инспекционной группы я присутство-
                   вал на учениях 3-й Ударной армии и Штаба ГСВГ
                                                 Весна 1970 года
   Главнокомандующий  Группой советских войск в Германии генерал
армии  В.Г.Куликов  любил  все  контролировать  лично.  То он на
вертолете  летает,  ловит  советские военные машины, превышающие
скорость,  то  лежа  в  кустах  слушает, о чем офицеры в курилке
говорят.  Но  самым  его  любимым  занятием было, переодевшись в
спортивный костюм, колесить по Вюнсдорфу на велосипеде.
   Дело   было   в   субботу  вечером,  когда  офицеры  получили
долгожданную   получку.   Все   пивные  -  переполнены  штабными
офицерами. Каждый моментом пользуется - попить пивка вволю. А то
вернешься в Союз - есть ли там хорошее пиво?
   Главнокомандующий  тенью  скользит вдоль ярко освещенных окон
"стекляшек",  и  кипучая  злоба  переполняет  все  его существо.
Понять страсть советского офицера к немецкому пиву ему, конечно,
не  дано.  Сытый  голодного  не  разумеет.  У  него персональные
повара,  изысканные  блюда и лучшие сорта вин вне зависимости от
того,  в  Германии  он  или  в  Союзе.  Как настоящий коммунист,
Куликов  решительно  выступал против пьянства и настойчиво с ним
боролся.
   -  Пьете! Вы у меня попьете! - внезапно решение созрело в его
голове. Он улыбается сам себе, разворачивает велосипед и катит к
штабу Группы войск.
   Не  снимая  спортивного  костюма, он проходит в свой кабинет,
думает  еще  мгновение  и  решительно  придвигает к себе красный
телефон без цифрового диска. Телефон отвечает мгновенно. Главком
усаживается в кресло и приказывает властным тоном:
   -  215-му  отдельному  саперному  батальону - боевая тревога!
Вариант 7. Шифр 2323777. Трубка рявкнула "есть" и замерла.
   Через час главнокомандующий прибыл на лесную просеку, куда по
тревоге   уже  вышел  саперный  батальон.  Короткое  совещание с
офицерами  главком  завершил  словами:  "Перед  сломом никого не
предупреждать.  Ломать  и  точка!  Время  на совершение марша 45
минут, на проведение операции - 45 минут. Вперед!"
   Подвыпившие  офицеры  с  диким  ревом  прыгали  через окна. В
темноте  метались  какие-то тени. Ревели танковые моторы. Грохот
стоял  ужасный.  Единственная  мысль  завладела  тысячами  голов
одновременно - "Война!"
   -  Я  же  говорил,- кричал охрипший подполковник с оторванным
левым погоном,- что все будет, как в 41-м году!
   Тяжелые   армейские   бульдозеры   быстро   разломали  легкие
стеклянные  павильончики,  и в одно мгновение чистенький городок
пропитался  пряным  запахом  доброго  немецкого  пива. К утру на
местах "стекляшек" красовались мягкие лужайки из свежего дерна -
маскировочная   рота   батальона  поработала  на  славу.  Теплый
дождик прибил пыль, и больше ничто не напоминало о ночном налете
саперного  батальона  на штабной городок. Так в Вюнсдорфе навеки
было   покончено   с   пьянством.   Начальник  Политуправления с
восторгом  доложил  в  ГлавПУР  и  в  ЦК  партии о замечательной
решительности нового главкома в борьбе с пьянством.
   Ровно   через   месяц  в  день  следующей  получки  начальник
финансового  управления  Группы  войск  робко  зашел  в  кабинет
грозного  генерала  и  доложил, что в кассе нет денег для выдачи
денежного довольствия офицерскому составу.
   -  Что  ж,-  сказал  генерал  армии  Куликов,-  пиши  рапорт,
виновных  предадим суду военного трибунала! А в чем, собственно,
причина, кассиры проворовались?
   -   Нет,-   объяснил   финансист,-   мы   из   Москвы  только
незначительную  часть  немецких денег получаем. А основные суммы
идут  из  системы  Военторга,  из пивных то есть. Марки по кругу
ходили,  мы  их  офицерам  даем,  они их в нашу пивную несут, мы
деньги  забираем,  и  снова  даем.  А  пиво  немцы поставляли по
льготным ценам. Теперь в Вюнсдорфе советских пивных нет, поэтому
все  офицеры  в  немецкие  пивные стали ездить. Туда все марки и
уходят.   Мы   просили   Москву,   но   Москва   денег  не  дает
дополнительно.
   Главком  заскрипел  зубами  так,  что у финансиста сморщилось
лицо.  Затем  он  решительным  жестом  придвинул  к себе красный
телефон без цифрового диска.
   К  месту  сосредоточения  саперного батальона главком на этот
раз   не   поехал,   а  послал  адъютанта  с  приказом:  "Срочно
восстановить все пивные в Вюнсдорфе. Срок 15 суток".

ПУТЬ ДУРОВА
                                          Киевский военный округ

1968 ГОД
   В  задницу  себе  он  вставил хвост селедки и заорал истошным
голосом:  "Товарищи  офицеры, не подходите, я - голая русалка, я
стеснительная!"
   Дело  было  на  новогоднем  вечере, когда объявили конкурс на
самый  оригинальный  маскарадный костюм. Старший лейтенант Дуров
не  обладал  ни мгновенной реакцией, ни чувством юмора, но когда
распорядитель   выкрикнул:   "Объявляется   конкурс...",   Дуров
среагировал   быстро,   видно,   свое   сольное  выступление  он
подготовил  заранее.  Старший  лейтенант  мгновенно сбросил свое
гвардейское  облачение,  дополнив  костюм  Адама  вышеупомянутым
селедочным хвостом с праздничного стола.
   Публика   была   шокирована,  несмотря  на  изрядный  хмель и
долголетнюю  привычку  ничему  не  удивляться в Советской Армии.
Начальник  штаба  полка  встал и, хлопнув дверью, вышел. За ним,
как по команде, двинулись старшие офицеры.
   На  первом  после  Нового  года  совещании  офицеров командир
третьего  батальона  встал  и  внес  предложение: за оскорбление
офицерского  состава  полка  судить  старшего  лейтенанта Дурова
судом офицерской чести. Его поддержали начальник штаба, зампотех
полка,  начальник  артиллерии,  все  командиры батальонов, кроме
первого,  и все командиры рот и батарей, кроме командира третьей
роты.   Нетрудно  догадаться,  что  старший  лейтенант  служил в
третьей роте, которая входит в состав первого батальона: засудят
взводного  -  пятно  на  роту  и  на  батальон.  Пятно, конечно,
ложилось   также   и  на  полк,  вернее,  на  командира  полка и
замполита:   слаба   воспитательная   работа.   Именно   поэтому
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама